"Пусть отсохнут мои руки": поиск присяги России стал анекдотичным

Клятва клятвопреступника

14 июня 2017 в 20:24, просмотров: 10343

С чего начинается родина? Для кого-то — с картинки в букваре, но для многих — с многостраничного заявления на получение гражданства РФ. Однако вскоре скучная бюрократическая волокита станет намного более красочной: соискатель краснокожей российской паспортины должен будет произнести текст присяги на верность новой отчизне. Например, следующие слова: «...И пусть отсохнут мои руки и ноги, если я когда-либо перейду на сторону врага». Это один из предлагаемых сегодня вариантов.

фото: Алексей Меринов

Процитированные вирши в прозе принадлежат перу Владимира Жириновского. Еще один, менее поэтичный и зажигательный, но, похоже, более проходной вариант предложен зам. председателя Госдумы Ириной Яровой: «Клянусь уважать права и свободы человека, гражданский мир и согласие, сохранять исторически сложившееся государственное единство...» Наверняка будут и другие версии — конкурс в самом начале. На свое первое заседание рабочая группа по подготовке текста присяги, приносимой при приобретении гражданства РФ, соберется 15 июня. И, судя по составу отборочной комиссии, работа пойдет обстоятельно, без спешки и суеты.

Главой группы стал зам. председателя Госдумы Владимир Васильев, среди членов — представители всех четырех думских фракций, посланцы Совета Федерации и Общественной палаты, советник президента Михаил Федотов, уполномоченный по правам человека Татьяна Москалькова и даже кинорежиссер Никита Михалков. Для созыва столь звездного собрания нужны были очень веские причины. И мы их знаем. В начале этого заведомо славного дела были слова, сказанные президентом: «У нас когда люди приходят в армию, произносят присягу. Но когда человек вступает в гражданство нашей страны, то здесь тоже можно было бы подумать и взять опыт некоторых зарубежных государств, когда есть клятва, присяга, другой торжественный акт, которым человек подтверждает свое намерение стать гражданином нашей страны...»

Напомним, что ценное указание было озвучено на недавней встрече Владимира Путина со спикером нижней палаты Вячеславом Володиным, на которой в числе прочего обсуждался проект поправок в закон о гражданстве, предусматривающий возможность отмены решения о предоставлении российского паспорта, в случае если новоиспеченный россиянин сбивается с панталыку. Становится, к примеру, террористом.

Спору нет: международная практика — включая опыт нашего главного оппонента и одновременно главного образца для сравнений, Соединенных Штатов, — свидетельствует в пользу новации. Куда ни кинь — всюду при смене флага и паспорта звучат клятвы, обещания и присяги. Кстати, и наша нынешняя процедура натурализации тоже предполагает слова верности. Стандартный бланк соответствующего заявления венчает фраза: «В случае приема меня в гражданство Российской Федерации обязуюсь быть верным России и добросовестно выполнять свой гражданский долг в соответствии с Конституцией РФ и законодательством Российской Федерации».

На первый взгляд исчерпывающая формулировка. Коротко и ясно. Хотя вариант, предлагаемый Владимиром Жириновским, бесспорно, более эффектен: «Любовь моя к тебе, Россия, более святая, чем любовь к родителям. Я вечный твой сын, я всегда с тобой, моя любимая Родина! И пусть будут прокляты все твои недруги и враги...» Ну и так далее в том же духе. Конечно, если речь идет всего лишь о новом красивом ритуале, то возразить что-либо сложно. Кашу, как говорится, маслом не испортишь. Но если Владимир Вольфович и вдохновивший его Владимир Владимирович и впрямь считают, что степень верности зависит от размера и цветистости присяги, то посыл этот в корне неверный.

Прежде чем вспоминать международный опыт, хорошо бы оживить в памяти свой собственный, советский. Процедура принятия в «семью братских народов» подобного ритуала, правда, не предусматривала, но зато внутри самой страны клялись постоянно и по самым разнообразным поводам. Начиная с детского возраста: «Вступая в ряды Всесоюзной пионерской организации имени Владимира Ильича Ленина, перед лицом своих товарищей торжественно обещаю: горячо любить свою Родину, жить, учиться и бороться, как завещал великий Ленин, как учит Коммунистическая партия...» Ну и что, спасло это горячо любимую родину от распада, а партию — от запрета?

По большому счету все мы, рожденные в СССР, являемся клятвопреступниками. Ну за исключением, может быть, членов КПРФ, хотя и к ним есть определенные вопросы: все-таки та коммунистическая партия учила несколько иному, нежели КПРФ, не считающая сегодня зазорным включать в свои избирательные списки отъявленных капиталистов-эксплуататоров.

Но это, как говорится, наши внутренние разборки. Куда более серьезные вопросы возникают к иностранным соискателям российских паспортов. Собственно, сам факт принесения ими присяги на верность новой родине явится нарушением присяги. Ведь тем самым новоиспеченный гражданин отречется от родины прежней, которую он тоже когда-то обещал защищать и любить. Это, конечно, не означает, что из человека, решившего сменить державу, не может получиться хорошего гражданина России. Но дело тут вовсе не в параметрах клятвы, а в личных качествах самого человека. Ну и, разумеется, в характеристиках страны.

Как показывает тот же международный опыт, преданность нового гражданина государству прямо пропорциональна тем возможностям, которые оно ему предоставляет. Закон жизни, который еще никто не опроверг: рыба ищет где глубже, а человек — где лучше. Где сытнее и безопаснее, где он получает большие шансы на самореализацию. А тут нам еще работать и работать. Сделать страну более привлекательной куда сложнее, чем разработать красивый текст присяги на верность ей. И да отсохнут мои руки и ноги, если я не прав.





Партнеры