Учительницу изгнали из школы за телефон, зазвонивший в сумке

Директор: «Вы не понимаете всей тяжести того, что она совершила»

16 июня 2017 в 16:39, просмотров: 35832

Заканчиваются ОГЭ и ЕГЭ. Пора надежд и мучений наших детей. Чужие школы, перемешанные классы, видеокамеры, обыски для выявления запрещенных предметов, за малейшее правонарушение — изгнание «из рая» с возможностью пересдачи только через год...

Все «неучителя», кому я рассказала об этой дикой истории, считают, что такого просто не может быть. Педагоги же полагают, что произошедший в московской школе №1018 инцидент в порядке вещей. Но судите сами.

Учительницу изгнали из школы за телефон, зазвонивший в сумке
фото: Алексей Меринов

Итак, учительницу английского языка школы №1018 Александру Витальевну Шкурину, преподавателя с тридцатилетним стажем, которую директор школы называет одним из лучших работников, с позором изгнали за то, что во время проверки результатов экзаменов девятиклассников у нее... зазвонил телефон.

«Маму уже не первый год привлекают к ответственной работе в экспертной комиссии для проверки работ девятиклассников по английскому языку, — рассказывает дочь, Алена Шкурина, тоже, кстати, учительница этой школы. — Туда отбирают самых лучших, просеивают как сквозь сито, хотя на самом деле работа адова. Врагу такого не пожелаешь.

Учителя трудятся без выходных, пятидневная учебная нагрузка, которую никто не отменял, плюс суббота-воскресенье — проверка экзаменационных результатов. Да, за это платят, но не сказала бы, что много. Педагогов заранее предупреждают о том, что они не имеют права ни с кем общаться, они практически полностью вырваны из жизни — телефоны необходимо сдать, а за самими членами экспертной комиссии, которые сидят в специальном, отгороженном от всех помещении, следят видеокамеры».

Может быть много причин, почему Александра Витальевна Шкурина забыла отдать свой телефон при входе: усталость, нервы или стресс... Вряд ли она это сделала нарочно, ведь все эксперты прекрасно знают, что ежесекундно находятся под наблюдением. Учителя подписывают официальную бумагу о том, что ознакомлены с правилами проведения проверки.

Факт остается фактом — мобильный остался у преподавательницы и зазвонил в самый неподходящий момент. «Я извинилась и сразу же его выключила. До сих пор не понимаю, как такое могло случиться, — переживает виновница произошедшего. — Честное слово, я оставила его не нарочно... Может быть, на автопилоте, ведь я сама классный руководитель восьмого класса, а тут еще конец учебного года, обычные рабочие нагрузки, которые никто не отменял, к тому же мы с классом собирались в Санкт-Петербург на экскурсию и я бегала оформляла всем тур, а тут еще и близкий родственник заболел, в общем, неприятности наложились друг на друга...»

Александра Витальевна Шкурина. Фото из личного архива.

Александра Витальевна была уверена, что последствий ее проступок иметь не будет. В конце концов, ничего непоправимого ведь не произошло, все, слава богу, живы и здоровы, еще несколько дней она спокойно продолжала выполнять свои функции эксперта. Но 1 июня «англичанку» неожиданно вызвал на ковер директор родной школы. И потребовал, чтобы она немедленно написала заявление по собственному желанию.

«Я пыталась что-то объяснить, но меня никто и слушать не стал, — продолжает учительница. — Под давлением я написала все, что от меня хотели, что ухожу по собственному, умоляла только об одном — дать возможность на прощание свозить свой 8-й «Б» в Питер...»

В Санкт-Петербург она с классом, едва сдерживая слезы, все-таки попала. Перед отъездом директор школы пожелал всем хорошего отдыха. И она даже подумала, что все это дурной сон. Но когда после возвращения Александра Витальевна пришла в любимую школу, она узнала, что формулировка «уволена по собственному желанию» изменена на «уволена по соглашению сторон». «Мне сказали, что при соглашении сторон не нужно дорабатывать две недели, так как в школе меня не хотят больше видеть ни секунды. Что своим поступком — нет, скорее, преступлением — я опозорила святое звание педагога и если я не соглашусь уйти сама, то буду выгнана по статье».

«Никакого служебного расследования не было. По какой статье ее собирались уволить, тоже непонятно — потому что такой статьи в ТК просто нет. Максимум, что имели право сделать, это исключить маму из экспертной комиссии, и только, — не может прийти в себя дочь Алена. — Маму строго-настрого предупредили, что если она поднимет шум и привлечет СМИ, то вообще нигде и никогда не найдет работу — получит «волчий билет». Но мы знаем — в ее личном деле уже сделана пометка, что работать в сфере образования ей «не рекомендуется».

«Мне до сих пор кажется, что это какой-то театр абсурда; ни одного замечания за тридцать лет работы, ни одной конфликтной ситуации с коллегами, прекрасные отношения с директором — и вот перечеркнута вся моя жизнь», — Александра Витальевна все-таки рискнула придать гласности эту историю. Терять ей все равно нечего.

Честно говоря, я не могла поверить, что такое действительно может быть. Наверное, участники что-то недоговаривают или преувеличивают. Но директор школы Алексей Дмитриевич Головин подтвердил, что все так и есть, никаких подводных течений и камней за пазухой. Педагога уволили за случайный звонок.

«В экспертные группы попадают лучшие и ответственные учителя, их направляет школа, с ними проводится строгий инструктаж, - сказал Алексей Головин. - В пунктах проверки экзаменационных работ висят таблички, напоминающие о том, что экспертам запрещено иметь при себе средства связи. Так что забыть о включенном мобильном телефоне — невозможно. Это первый случай за все годы моей работы, и он не должен навредить репутации школы.

Школа №1018.

Представьте себя на месте родителей учеников, чьи работы во время этого звонка проверяла Александра Витальевна. В результате грубейшего нарушения Положения о работе экспертных комиссий их результаты могли бы аннулировать, и тогда детям пришлось бы пересдавать экзамен, да и то только через год. Вот к чему могла привести эта, как вы говорите, случайность.

Поэтому дальнейшая трудовая деятельность Шкуриной в качестве учителя вызывает по крайней мере недоверие. Как она будет объяснять детям, что есть правда, честность? На чьем примере она будет их учить? Как станет объяснять, что телефоны на экзамены проносить категорически нельзя, если сама нарушила это строжайшее требование? Педагог должен быть примером для своих подопечных. У него нет права на ошибку.

Александра Витальевна уволилась сама. Она может подавать в суд и добиваться отмены приказа. Я буду исполнять решение суда. Но мне уже ясно, что вы все равно не понимаете всей тяжести того, что она совершила”.

Директор с высоты своего педагогического опыта уверен, что поступил, как и был должен, по закону.

Но даже если существует такой закон, то он несправедлив и нечестен, да и о какой честности может идти речь: чему научатся дети, видя, что, как бы хорошо ты ни работал, это абсолютно ничего не значит, потому что в любой момент тебя могут вышвырнуть вон ни за что ни про что.

Это и есть, наверное, тот главный жизненный урок, который наши дети уже получили.





Партнеры