Мать с синдромом Мюнхгаузена и отец-садист: мальчика-маугли не отдали Магадану

Ребенок, которого приемные родители едва не заморили голодом, остался на лечение в столице

19 июня 2017 в 17:59, просмотров: 26448

Два месяца назад история 11-летнего мальчика из Магадана шокировала всю Россию. При поступлении в московскую эндокринологическую больницу Виталий (имя изменено) весил 11 кг. Выяснилось, что приемная мать морит его голодом и кормит слабительными таблетками.

Казалось, для Виталика все закончилось хорошо: он начал прибавлять в весе, а психолог Светлана Сулейманова, работавшая с ним, решила забрать в свою семью. Однако 19 июня за ним приехали чиновники из Магадана — представитель опеки Нина Эсаулова и детский омбудсмен Денис Павлик.

Мать с синдромом Мюнхгаузена и отец-садист: мальчика-маугли не отдали Магадану
Фото: Пресс-служба омбудсмена.

Мне навстречу вышел ребенок, которому на вид не больше 3 лет. Но когда он заговорил, я поняла, что он уже большой — речь внятная, взрослая.

— Здравствуйте, вы тоже ко мне? А снимите мне с полки самолетик, пожалуйста...

Оказалось, это и есть тот самый 11-летний Виталий. Несмотря на то что за последние 2 месяца он прибавил в весе почти вдвое, выглядит как дошкольник...

Представителей магаданской опеки не устраивает кандидатура Светланы Сулеймановой. Ранее психологу ставили в вину то, что она воспитывает 8 приемных детей и имеет 5 кровных. Кроме того, Светлана работает, а не находится с детьми дома постоянно. Меж тем Виталик успел к ней привязаться, он постоянно говорит о ней с врачами и психологами. «Когда уже я буду жить дома, с мамой? — спрашивает он окружающих. — Я хочу к Светлане Александровне!»

Таким его супруги Коротковы забрали девять лет назад. В три года Виталик весил больше, чем сейчас

— По официальной версии магаданские чиновники приехали просто проведать мальчика, а не забирать его, — комментирует ситуацию Максим Ладзин, советник детского омбудсмена Анны Кузнецовой. — Однако мы не исключаем возможность того, что они имели намерение забрать ребенка. При этом напомню, что, по данным магаданской прокуратуры, за 8 лет приемного ребенка опека посетила два раза, в Москву же они приезжают второй раз за 2 месяца. С чего такое внимание? К тому же не совсем понятно, куда ребенка заберут — никакую приемную семью, по нашим данным, ему не подобрали, а помещение в приют просто может быть опасно для его здоровья и, возможно, жизни.

При этом стоит напомнить, что в отношении магаданской опеки в настоящее время возбуждено уголовное дело по статье УК «Халатность». Удивительно, что судьбу ребенка решает орган, находящийся с ним в правовом конфликте. При этом источник из нынешнего окружения Виталика не исключает, что ребенка могут отдать назад супругам Коротковым, морившим его голодом, а уголовное дело в отношении них просто замять — магаданская общественность упорно транслируют идею, что идеальных приемных родителей попусту оговорили в Москве. В отношении супругов до сих пор не избрана мера пресечения.

Сам же Виталик уже давал показания следователю. И медики, и психологи, постоянно работающие с мальчиком, отмечают, что он выдает все новые ужасающие подробности быта. Так, например, со слов ребенка, основой его рациона был суп из воды и рыбы, который мама варила на несколько дней, на даче его кормили самой мелкой картошкой, ругали и били, если ребенок пытался добыть морковку с грядки. Виталя вспоминает, что у Коротковых жил в маленькой комнате без обоев, где его постоянно запирали на ключ: родители боялись, что он украдет что-то из холодильника. Ребенок не гулял, не общался со сверстниками, прошел только два класса средней школы и был на домашнем обучении. Детский психиатр Нина Асанова настаивает на том, чтобы приемная мать прошла официальное медицинское освидетельствование.

Фото: Пресс-служба омбудсмена.

Читайте материал: "У мальчика, которого едва не заморили голодом, появилась новая мама"

— У нас есть основания полагать, что приемная мать страдает от делегированного синдрома Мюнхгаузена, то есть специально выдумывала болезни ребенка и намеренно создавала условия для болезненного состояния. В таком случае получается, что магаданская опека отдала ребенка психически больному человеку.

— А как вы считаете, были ли в курсе обмана другие члены семьи?

— Честно говоря, на меня неприятное впечатление произвел ее муж, авторитарный человек с явно садистскими замашками. Она же, наоборот, тихая, забитая, инфантильная. Не исключено, что все это делалось с подачи супруга. Но в целом оба они просто плохо понимают, что им говорят. Муж нас уверял, что в Магадане не продают нужную Виталику еду. Мама же, когда мы ей сообщили, что подозреваем, что именно она создает ребенку искусственно болезненное состояние, сказала нам: «Ну ладно. Вы только следите, чтобы у него тут вещи не украли». Кстати, привезли мальчика с тем же набором вещей, который им выдали в детдоме. А ведь забрали его оттуда 9 лет назад, и ему было три года — он почти не вырос за это время. Вещи все старые, линялые. В итоге ему уже в больнице все новое покупали. А еще у него все зубы были сгнившие, буквально каждый зуб пришлось лечить.

— Как себя чувствует сейчас Виталик?

— Прекрасно. Он уже весит 19 кг, приемных родителей почти не вспоминает. Конечно, у ребенка проблемы с едой, он постоянно просит кушать. К сожалению, такая проблема может остаться на всю жизнь. Он не знает элементарных вещей, например, как называется какая-то еда, просит у других детей обертки и баночки, показывает взрослым, чтобы ему такое купили. Сейчас он очень любит питьевые йогурты и сыр. Однако эмоционально он развивается прекрасно, у него отличная память, абсолютный музыкальный слух. Он мечтает стать врачом или поваром — как те взрослые, которые его сейчас в основном окружают. А когда только я увидела ребенка 3 месяца назад, у него были суицидальные мысли. Поэтому я категорически против возврата ребенка в Магадан. Будет однозначный откат в развитии, и нельзя исключать попытки суицида.

Фото: Пресс-служба омбудсмена.

Когда верстался номер, стало известно, что между магаданской опекой и аппаратом Анны Кузнецовой все же достигнуто понимание: после ходатайства омбудсмена Магадан дал добро на временную опеку Светлане Сулеймановой. Она уже отправила заявление по факсу.



Партнеры