Отцы-беглецы

Уклонистов от алиментов стало вдвое больше

4 февраля 2002 в 00:00, просмотров: 334

Они жили в соседних подъездах, но Владимир Романов прозевал тот момент, когда симпатичная девчушка Света выросла. Как-то сразу выскочила замуж, родила... Ранние браки недолги. И однажды вечером Владимир подрулил в служебной “Волге”, на которой шоферил, заговорил со Светланой. Так они и гуляли с тех пор, на радость дворовым сплетницам: впереди — Света с Анютой, позади — белая “Волга”.

Они поженились. Родилась дочка, которую назвали Сашей. Свекровь женитьбу сына приняла без энтузиазма. А уж когда сын прописал дочку Сашу в их квартиру, и вовсе возненавидела невестку. На Новый год, накричавшись вдоволь, свекровь сказала зло: “Забирай своего ребенка!” Владимир не вступился ни за жену, ни за дочь — промолчал. И зареванная Светлана, забрав Сашку, по иронии судьбы как две капли похожую на ненавидящую ее бабушку, вернулась к своим родителям.

...После развода Владимир устроился в таксопарк. Если верить квиточкам, которые Светлане несколько месяцев высылали из бухгалтерии, зарабатывал Романов лишь 500 рублей в месяц. Подолгу или совсем не работал, или скрывал от судебного исполнителя место работы, алименты не платил. Узнав, что за годы укрывательства от алиментов он задолжал дочке уже 15 тысяч рублей, заявил решительно:”Не надейся, я найму адвоката, способного скостить долг!”

* * *

Это там, в заграницах, судебный исполнитель — сила для всех без исключения, а не только для телеканалов. У нас же граждане, уклоняющиеся от алиментов, могут и обругать последними словами, и кобеля спустить с цепи. Поэтому женщины, по долгу службы призванные взыскивать алименты с должников, предпочитают наносить им визиты в сопровождении участкового. Казалось бы, у человека, который оставляет ребенка без материальной помощи, земля должна гореть под ногами. Но нет: и родня его поддержит, и друзья не отвернутся. Даже бухгалтер ничтоже сумняшеся липовую справочку подмахнет. И стыда у него — ни в одном глазу...

А российское законодательство в деле защиты интересов детей — слабый помощник. Почему? На этот вопрос корреспонденту “МК” ответили в службе судебных приставов СВАО.

— Вот такой парадокс: в России закон предусматривает даже уголовную ответственность (чего нет в других странах), а в действительности ответственность должника по невыплате алиментов крайне незначительна. Потому что сила закона — не в жесткости, а в неотвратимости наказания. В нашем же законодательстве полно лазеек, — в один голос делятся наболевшим опытные судебные исполнители.

— Хорошо если у должника есть дорогой автомобиль, квартира (если она приватизирована на него одного, и это не единственное его жилье) или другое имущество, которое нам чудом удалось обнаружить, арестовать и реализовать в счет погашения долга. Уповать на совесть уклоняющихся от выплаты алиментов — утопия. Какая может быть совесть у того, кто отказывается от собственных детей? Кто ударяется в бега, пускается во все тяжкие, лишь бы не делиться своим заработком с ребенком? Тут может быть лишь один выход: взимание алиментов под страхом наказания. И должник должен быть твердо уверен: отвертеться от наказания ни при каких обстоятельствах ему закон не позволит.

Увы, на деле мы можем лишь направить представление в милицию. В лучшем случае — если уголовное дело будет возбуждено и доведено до суда — злостный неплательщик получит год исправработ (УК, ст. 157, часть 1). И что дальше? Кто ему предоставит эти самые исправительные работы?.. Есть еще одна мера воздействия — штраф. Но это тоже не работает, потому что какой штраф можно взять с алкаша и тунеядца? А статьи за тунеядство, кстати, теперь вообще нет. Так что наказание получается чисто формальным, а должник как не платил алименты, так и не платит... Уголовная статья в биографии пугает только тех, кто дорожит своей репутацией — к примеру, намерен податься в депутаты или построить служебную карьеру.

К тому же в этой статье кроется одна тонкость, о которой прекрасно осведомлены те, кому глубоко плевать, на какие средства существуют их дети. Есть ли у них еда и одежда, могут ли они лечиться и жить, как их сверстники из нормальных семей... Статья 157 — о злостном уклонении от уплаты алиментов. Но это очень оценочная категория — здесь нет твердых критериев. Предположим, мы направили документы в милицию, а должник принес справку, что заплатил 100 рублей. И милиционер может сказать: “Этот человек под статью не подпадает. Потому что уклоняется, но не злостно”. У нас множество нестыковок в действующих законах. Например, по Семейному кодексу, если должник не работает, он должен платить минимально 800 рублей в месяц на одного ребенка (эта сумма — 25% от сегодняшней среднемесячной оплаты труда в России). Но есть “клиенты”, которые платят два червонца в месяц, — и они уже не злостные должники! А их бывшие жены, чтобы свести концы с концами, вынуждены вкалывать на трех работах. В результате ребенок оказывается предоставленным самому себе. Вот вам и беспризорщина при живых родителях...

Бывает, ребенок остается не с матерью, а с отцом. Или оба родителя лишены родительских прав и обязаны платить государству. Но сами понимаете, что с таких людей брать просто нечего. Хотя нельзя сказать, что уклоняются от алиментов только опустившиеся люди или алкаши. Немало юридически подкованных жлобов, которые с ухмылкой приносят справочку о среднемесячной зарплате в 300 рублей. И поди проверь, сколько он получает в конверте. Сегодня множество юридических лиц работают с черным налом. Порядка не будет, пока возможно официально получать 300 рублей и при этом разъезжать на навороченном джипе и проводить отпуск на Канарах...

В нашей работе одна сторона — должник, другая, чьи интересы мы защищаем, — взыскатель. Те, у кого и после развода остались нормальные человеческие отношения, к нам, за редким исключением, не приходят. Самое страшное, что во всем этом “варится” ребенок: вот его всегда очень жаль. Но нам приходится руководствоваться не общежитейской правдой, а законодательными рамками. Которые давно пора пересмотреть, если мы действительно хотим жить в правовом государстве.

При прежней власти судебным исполнителям работать было легче: все-таки законы были покруче, а возможностей у алиментщика скрыться от семьи — куда меньше. Сегодня ничего не стоит поселиться без прописки, работать без трудовой книжки или по ее дубликату, получать зарплату не по бухгалтерской ведомости, а черным налом... Вот и лежат годами исполнительные листы, которые порой и предъявить-то некуда. Пока отыщут “дорогого папашу”, он уже успевает поменять место дислокации, и исполнительный лист возвращается с пометкой: “уволился, отбыл в неизвестном направлении”.

А ведь правовое государство — это когда закон способен защитить права тех, кто сам за себя постоять не может. И в первую очередь — детей. Не так ли, господа депутаты?



Партнеры