Раздайте в руки по ружью

11 ноября 2002 в 00:00, просмотров: 535

В оружейных магазинах бум, небывалое нашествие покупателей.

Люди хотят приобрести оружие — охотничье, газовое, пневматическое, любое. Когда террористы захватывают заложников целыми театрами, а в центре города расстреливают губернаторов, — ничего не остается, как защищаться самостоятельно.

Закон, разрешающий гражданам иметь при себе огнестрельное оружие, наверняка заставил бы распоясавшихся преступников умерить наглость. Но в нашей стране он вряд ли когда-нибудь будет принят. Впрочем, даже без такого закона можно существенно повысить количество вооруженной публики на улицах и в местах общественного пользования.

Почти два миллиона россиян служат в различных силовых ведомствах. Все они носят погоны на плечах, все они обучены обращаться с оружием, все прошли специальную подготовку. Каждый офицер МВД, Минобороны, внутренних войск, ФСБ, погранслужбы, налоговой полиции имеет табельное оружие. Каждый имеет право иметь его при себе, если он сдал все необходимые зачеты. Кстати, после Отечественной войны так и было, офицеры постоянно имели при себе табельное оружие, но потом как-то незаметно у них его позабирали, и сейчас пистолеты выдаются только единицам. А вообще табельное оружие хранится в оружейных комнатах, в специальных ящиках, и офицеры берут свои пистолеты только в дни тренировочных и зачетных стрельб. Постреляют — и тут же должны сдать, положить на место.

Как объяснили наши источники в силовых ведомствах, сравнительно легко получить на руки свой пистолет может только сотрудник МВД: ему нужно написать заявление начальнику и сдать все зачеты. Правда, бывают случаи, когда кто-то в подразделении теряет пистолет, тогда начальство пугается и у всех забирает оружие. Но ненадолго: как только первый испуг пройдет, все вернется на свои места. Кстати, сейчас, после теракта на Дубровке, табельное оружие раздали всем сотрудникам — во всяком случае, в Москве.

В ФСБ порядки гораздо жестче, там постоянно иметь при себе пистолет разрешено только тем, кто ведет “опасное” расследование — если начальству достоверно известно, что данному оперативнику угрожают, если он работает “по бандитам”, только тогда ему позволят постоянно иметь при себе пистолет.

Интересно, что никаких директив, запрещающих выдавать табельное оружие, нет. Это решение командиров, которые, понятное дело, боятся неприятностей. А вдруг кто-то из подчиненных влипнет с этим табельным оружием в историю, а вдруг напьется, потеряет, продаст или, не дай бог, застрелит кого-нибудь... Потому оно и не выдается. От греха подальше.

Естественно, контрразведчики воспринимают такое отношение к себе с обидой: “Посмотрите, на улице милиционер, охранитель порядка — только из деревни приехал, сопли до колен, а ему сразу и пистолет дают, и автомат. А я, майор ФСБ, пятнадцать лет выслуги, в Чечне сидел месяцами, но мне не доверяют. Нет, тебе пистолет не дадим”.

Та же самая ситуация в войсках, у пограничников и налоговиков. Да, они умеют обращаться с оружием, они дееспособны, им ведь с училища внушают, что они всеобщие защитники, что “есть такая профессия”. Защитники защитниками, но пистолеты не выдают. “А кого я могу защитить пустыми руками? — говорит тот же майор. — Недавно был случай, при мне в метро мужик выстрелил в милиционера и бросился бежать. Будь у меня пистолет, я бы его остановил. Но безоружный — куда я за ним побегу? Помните, как посреди Арбата убили губернатора Цветкова? Уйма людей видела, как убегал убийца. Но никто не задержал. Потому что убийца вооружен и опасен, и с голыми руками на него не бросишься”.

* * *

Если бы в штабе по спасению заложников знали, что среди зрителей “Норд-Оста” есть хотя бы десять человек с оружием, могло бы это что-то изменить? Наши эксперты сходятся на том, что ситуацию это не усугубило бы. Конечно, расклады могли быть разные. Вооруженные зрители могли открыть огонь сразу — как только бандиты появились на сцене. Встретив неожиданный отпор, те, кстати, могли и отступить, ретироваться из театра. Хотя, конечно, такой вариант был чреват большими жертвами.

С другой стороны, если бы в штабе знали, что в зале есть “свои” люди, которые по сигналу о начале штурма смогут немедленно нейтрализовать женщин-камикадзе, ситуация не казалась бы столь безвыходной. У штаба было бы больше вариантов операции по освобождению заложников, и, возможно, даже без применения спецсредств.

Конечно, все это — лишь общие соображения по поводу того, как бороться с терроризмом в наших непростых условиях. Но угроза терактов действительно велика. А на примере Израиля, где военный с оружием найдется на любой улице и в любой толпе, уже доказано, что обилие вооруженных людей, готовых действовать, зачастую действительно помогает предупредить теракт. Так что властям, возможно, стоило бы сейчас рискнуть и раздать табельное оружие людям, которых само же государство много лет обучало его использовать именно в целях защиты граждан.

Кстати, в результате этого шага социальный статус военных поднимется так, как его не поднимешь никаким увеличением окладов. Люди начнут их уважать.

А сейчас — ну как их уважать, если им свои же командиры боятся пистолеты доверить? Это же прямо свидетельствует о том, что военные — как раз то, что о них пишут СМИ. Неуправляемые алкоголики и мародеры.




Партнеры