Тайна завещания

Кому досталась люстра Чижевского?

24 октября 2005 в 00:00, просмотров: 2974

Имя гениального ученого Александра Чижевского, соратника Циолковского, знают все, кто учился в школе. Современники называли его Леонардо да Винчи ХХ века. Но мало кто знает, что знаменитую люстру Чижевского, как и все научное наследие, после смерти украли вместе с именем гения. Кто и как смог это сделать?

В сентябре 1939 года на международном конгрессе по биологической физике и биологической космологии в Нью-Йорке был обнародован “Меморандум о научных трудах профессора А.Л.Чижевского”. Он состоял из двадцати параграфов, которые представляли собой краткое описание научных достижений Чижевского. Для человека науки даже этот бесстрастный список открытий русского ученого звучал как сонет Шекспира. А ведь тогда основоположнику космического естествознания Александру Чижевскому было всего 42 года.

Александра Леонидовича Чижевского называли Леонардо да Винчи ХХ века. Накануне Второй мировой войны зарубежные ученые выдвинули его на соискание Нобелевской премии. Однако у Сталина были свои премии: в 1942 году Александр Леонидович был арестован и пятнадцать лет провел в лагерях и ссылке.

Умер Александр Леонидович в 1964 году.

А весной 2004 года в квартире внучки Чижевского раздался телефонный звонок...

Знакомый сообщил Марии Игоревне, что умер Леонид Голованов, а его сыновья намерены похоронить его в могиле Александра Леонидовича Чижевского на Пятницком кладбище.

Ни больше ни меньше.

Мария Игоревна тотчас звонит на кладбище. Там говорят, что так и есть, Головановы уведомили администрацию кладбища о своем более чем странном намерении. Посоветовали обратиться в фирму “Ритуал”.

В “Ритуале” Чижевской сообщили, что господа Головановы обещали принести такой документ, что захоронение состоится во что бы то ни стало.

Прошел месяц. Никто ничего не принес. Чижевской выдали регистрационное удостоверение на могилу Александра Леонидовича. Леонида Голованова похоронили неподалеку.

Да кто он такой? Сын? Брат? Сват?

Рассказываю.

* * *

Но прежде, чем мы узнаем ответ на этот вовсе не простой вопрос, необходимо вспомнить главные события жизни человека, которого называли Леонардо да Винчи ХХ века.

Александр Леонидович Чижевский родился в 1897 году. В 1913 году Чижевский поступает в реальное училище, где преподает К.Э.Циолковский.

В 1916 году добровольцем ушел на фронт, был награжден Георгиевским крестом и после ранения, к счастью для науки, был уволен из армии.

В 1918 году, став вольнослушателем на физико-математическом и медицинском факультетах МГУ, он начал исследования в области ионофикации. Спустя 12 лет выходит книга А.Л.Чижевского “Эпидемические катастрофы и периодическая деятельность Солнца”. Вскоре он становится научным руководителем работ по аэроионификации строительства Дворца съездов и издает книгу по гелиобиологии в Париже. Через год его выдвигают на Нобелевскую премию. А в 1942 году Чижевский был арестован, восемь лет провел в лагерях, в том числе и в Карлаге. В 1950 году лагерь заменили ссылкой.

Во время войны спасти весь архив ученого — вывезти из Челябинска и сохранить 15 ящиков рукописей — было равносильно подвигу. И жена, Татьяна Сергеевна Чижевская, этот подвиг совершила.

В ссылке Чижевский работал в лаборатории, где и познакомился со своей второй женой. Надо думать, что, когда в 1958 г. Александр Леонидович вернулся в Москву с Ниной Вадимовной, Татьяна Сергеевна пережила не простое испытание. Но не нам сейчас рассуждать о том, что выпало на долю Александра Леонидовича, на 15 лет вырванного из нормальной человеческой жизни.

Всю жизнь он поддерживал теплые отношения с Татьяной Сергеевной. Сохранились его письма к ней, и тому, кто когда-нибудь захочет узнать всю правду о его жизни, нужно об этом помнить. К тому же их связывала единственная дочь Марина, которую они беззаветно любили.

Александр Леонидович пережил свою первую жену всего на полгода. Он умер в декабре 1964 года и был похоронен на Пятницком кладбище.

* * *

Итак, Москва. Середина 60-х. Действующие лица: Александр Леонидович и Нина Вадимовна Чижевские, его дочь от первого брака Марина Александровна и маленькая внучка Маша.

В начале 1964 года Александр Леонидович был уже тяжело болен. К этому времени и относится появление Леонида Витальевича Голованова, который, если я не ошибаюсь, был тогда заместителем главного редактора журнала “Юный техник”. Он приехал к Чижевским домой в качестве журналиста и очень не понравился Александру Леонидовичу. Об этом он рассказал дочери Марине. Все, кто мог пролить свет на появление Голованова в доме Чижевского, к сожалению, ушли из жизни. Нам остается констатировать, что был Голованов у Чижевского два-три раза.

После смерти Александра Леонидовича его вдова сказала дочери, что “папа оставил небольшое завещание”. Марина Александровна приняла это на веру, однако через два года родственники посоветовали ей сходить в нотариальную контору и поинтересоваться завещанием отца. Выяснилось, что никакого завещания Александр Леонидович Чижевский не оставил.

Марина Александровна едет к Нине Вадимовне и узнает, что та оформила на себя авторское право покойного мужа, нарушив тем самым интересы его дочери.

Состоялся разговор, и Нина Вадимовна сказала Марине Александровна: нужно узнать, как исправить создавшееся положение, а она подпишет все необходимые бумаги. На другой день дочь Чижевского едет к нотариусу, выясняет, как следует поступить, приезжает к Нине Вадимовне — а там кроме вдовы ее отца находится и Леонид Голованов. И вдова говорит, что изменить ничего уже нельзя.

Тогда Марина Александровна обращается в суд с заявлением о продлении срока вступления в наследство. Суд постановил: в иске отказать. В решении суда говорится: “неубедительная ссылка на то, что истица имеет архив и рукописи, следовательно, она фактически вступила во владение наследственным имуществом. Ответчица и представитель комиссии по изучению трудов А.Л.Чижевского утверждают, что у истицы копии, а подлинники находятся у ответчицы и изучаются комиссией”. Подлинники на самом деле находились у дочери Чижевского, но проверять это никто не стал.

Обратите внимание: ответчица — вдова Чижевского, а что это за представитель комиссии по изучению трудов? Леонид Витальевич Голованов собственной персоной.

* * *

Прошло тридцать шесть лет, умерла дочь Александра Леонидовича Чижевского, и вот его внучка узнает, что сыновья “представителя комиссии по изучению трудов” намерены похоронить отца в могиле Чижевского.

Естественно, Мария Игоревна поинтересовалась, на каком основании сыновья Голованова дерзнули завести об этом речь. И тут выясняется, что они принесли завещание Нины Вадимовны Чижевской.

Вот его текст:

“Москва, 13 сентября 1966 года, 6-я московская нотариальная контора.

Я, Чижевская Нина Вадимовна, проживающая... настоящим делаю следующее распоряжение:

все мое имущество, какое только ко дню моей смерти окажется мне принадлежащим, в чем бы таковое ни заключалось и где бы оно ни находилось, я завещаю гражданину Голованову Леониду Витальевичу…

Настоящее завещание составлено и подписано в 2 экземплярах, экземпляр хранится в делах 6-й московской государственной нотариальной конторы…”

Выходит, когда дочь Чижевского обсуждала с его вдовой вопрос о наследстве, завещание на Леонида Голованова уже было подписано, но только Нина Вадимовна Чижевская скрыла это от всех родственников мужа.

Бывает...

Но есть и второй вариант ответа. А что если завещания не было?

Дело в том, что у завещания, которое находится в наследственном деле Леонида Голованова, есть кое-какие дефекты. Обратите внимание: Нина Вадимовна, делая распоряжения, пишет, что проживает она по такому-то адресу. А после фамилии Голованова нет ни даты его рождения, ни адреса. Выглядит странно.

Но чем черт не шутит, может, сорок лет назад бывало и такое. Чтобы избавиться от лишних вопросов, надо бы взять в руки оригинал завещания...

* * *

Мария Игоревна Чижевская обращается в нотариальную контору по месту жительства покойной матери. Цель — получить свидетельство о праве на наследство А.Л.Чижевского, доставшееся от матери. Дело в том, что в 1996 году мать Марии Игоревны, то есть родная дочь Александра Леонидовича Чижевского, была приглашена в ФСБ для получения вещей, писем и книг покойного профессора, изъятых у него при аресте в 1942 году. Заметим, что сотрудники ФСБ пригласили именно дочь Чижевского, а не гражданина Голованова. Собственно, имущество, о котором идет речь, как находилось, так и находится с тех пор у Марии Игоревны, для чего было заводить разговор о каких-то официальных документах?

С единственной целью: раз и навсегда пресечь возможность похоронить в могиле Александра Леонидовича останки господина Голованова.

Нотариус Е.С.Блинова вручила Марии Игоревне постановление об отказе в совершении нотариального действия на основании того, что дочь Чижевского, то есть мать Марии Игоревны, в установленный законом срок в наследство не вступила.

Тогда Мария Чижевская обратилась в суд. Ответ — отказ. В феврале 2005 года Мария Чижевская обратилась в суд с новым заявлением об установлении факта вступления в наследство профессора Чижевского.

30 августа 2005 года ею был получен очередной отказ.

Рассмотрение кассационной жалобы Марии Чижевской впереди. Но главный вопрос так и остается без ответа.

* * *

Гениальный естествоиспытатель Александр Леонидович Чижевский утверждал: “Мы — дети Космоса!” Он доказал, что энергетическая активность Солнца воздействует не только на органические, но и на социальные процессы. Вспышки на Солнце, появление и исчезновение солнечных пятен, как выяснилось, влияют на состояние любой биосистемы, и в частности — человеческого организма. Чижевский разработал теорию солнечно-биосферных связей, разработал математическую модель движущейся крови. Но гений не может знать, что произойдет после его смерти.

“Дети Космоса” разграбили его научное наследие.

Вопрос о завещании вдовы великого ученого остается открытым.

И вот почему.

Александр Леонидович Чижевский умер вследствие тяжелой и продолжительной болезни. Он понимал, что тяжело болен. И то, что он не оставил завещания, представляется свидетельством того, что он рассчитывал на естественный ход событий. А правильный порядок вещей состоит в том, что единственная дочь станет после смерти отца его наследницей.

Первая жена, Татьяна Сергеевна Чижевская, рискуя жизнью, сумела вывезти из Челябинска и сохранить весь архив Александра Леонидовича. А вторая — совершила необъяснимый поступок.

Нина Вадимовна Чижевская спустя полгода после смерти мужа, не поставив в известность его дочь, оформила на себя авторское право. Через год она якобы пишет завещание на Леонида Голованова, человека, с которым ее муж был едва знаком. Странно. Ведь в то время она была совсем не старой женщиной и прожила еще много лет. Так было ли завещание?

Умерла Нина Вадимовна Чижевская в 1982 году, причем при необычных обстоятельствах. Нина Вадимовна заболела раком. Она попросила свою подругу П., которая была врачом, взять ее к себе. П. так и сделала. В один прекрасный день в квартиру П., где в это время находилась кроме Нины Вадимовны только маленькая дочь хозяйки, явился Леонид Голованов. Вопреки воле Чижевской он увез ее в какую-то больницу, где она вскоре и умерла. Ключи от ее квартиры находились у Голованова. Таким образом, “наследником” были приняты все необходимые меры, чтобы Нина Вадимовна не смогла сделать никаких распоряжений перед смертью.

* * *

Завещание Нины Вадимовны выглядит, скажем аккуратно, сомнительно.

Но у нас есть только копия этого завещания, которую сыновья Голованова принесли в “Ритуал”, надеясь доказать, что они имеют право похоронить отца в могиле Александра Леонидовича Чижевского.

А где же оригинал?

Вдова Чижевского авторское право оформляла в 1-й государственной нотариальной конторе, а завещание на Голованова — в 6-й нотариальной конторе. В обе конторы были сделаны запросы: из ответов следует, что завещание утрачено.

Странно. Ведь речь идет о наследии великого ученого ХХ века.

Но еще более странно другое: в наследственном деле Леонида Голованова №390/2004, в описи документов, есть лишь копия свидетельства о принятии наследства — а самого завещания, на основании которого, собственно, и возникло это наследственное дело, нет. Нет даже копии. Ничего нет.

Завещание — это документ, как говорят нотариусы, постоянного хранения. А конкретней: завещание должно храниться не менее 75 лет. Что же случилось с завещанием вдовы Чижевского?

Выходит, оригинал почему-то исчез — и это притом, что сохранились все прочие документы наследственного дела. А между тем именно оригинал завещания, оформленного по всем правилам, мог бы заткнуть рот всем недоброжелателям. Покажи его, предъяви на всеобщее обозрение — чего робеть? Ведь Нина Вадимовна имела право завещать наследство, доставшееся ей от мужа, кому угодно. И этот “кто угодно” не должен бояться дневного света законного любопытства.

Позволю себе высказать предположение: оно было поддельным и потому бесследно исчезло. На основании этого исчезнувшего завещания Леонид Голованов, а теперь и его сыновья оформили на себя авторское право профессора Чижевского.

Кто, к примеру, получает прибыль от изготовления и продажи ионизаторов (люстры Чижевского)? Понятно кто. Ведь Голованов зарегистрировал на себя товарный знак “Чижевский”, то есть фактически присвоил себе имя ученого. По иронии судьбы в почтовый ящик внучки Чижевского время от время бросают рекламу: купите люстру Чижевского...

Но всемирно известный ионизатор — это лишь малая часть наследия Александра Леонидовича Чижевского. Законными обладателями его бесценного архива сегодня считаются сыновья Леонида Голованова.

Кстати сказать, Леонид Витальевич Голованов вообще был профессиональным охотником за наследством именитых ученых. Он сам рассказывал о том, как с боем добывал мемуары, рукописи, документы — его письма опубликованы, это занимательное чтение. Опубликовано, кстати, и письмо, в котором он презрительно пишет о том, что какие-то чудаки хотели открыть музей в квартире Чижевского на Звездном бульваре. А там такая нищета, какой может быть музей?

Сам-то господин Голованов хорошо понимал разницу между наследством в виде диванов и кастрюль и научным наследием гениального русского ученого. Он прибрал к рукам тюремные дневники, более сотни живописных работ Александра Леонидовича Чижевского и много чего еще. И долгие годы распоряжался всеми этими сокровищами как своей собственностью.

Между тем научное наследие всемирно известных ученых — это достояние государства в самом доподлинном смысле этого слова. Оно нуждается в защите и имеет на нее право, что и доказывает история охотника за гениями Леонида Голованова.

Неужели невозможно восстановить истину?

Неужели она никому не нужна?

Гениальный ученик Циолковского Александр Чижевский писал когда-то о Солнце: “Из черной древности звучишь победно ты, испепеляя цепь неверных хроник...”

Неужели горят только подлинники?

Я почему-то верю, что в нашей стране найдутся люди, которые помогут узнать правду о завещании вдовы Леонардо да Винчи ХХ века. Трудно свыкнуться с мыслью, что о Солнце мы знаем больше, чем о людях, живущих на планете под названием Земля.

И последнее: следователя, который вел дело арестованного в 1942 году Чижевского, звали П.И.Голованов. Роковое совпадение?



Партнеры