Держитесь за “соломинку!”

“МК” спешит на помощь

30 декабря 2005 в 00:00, просмотров: 3006

Месяц назад, когда был опубликован второй материал прo Гиви, мы попросили помочь ему c трудоустройством. Дело в том, что булочная, в которой он работал, от его услуг отказалась, а пенсии на жизнь не хватает.

Многие говорили: зря ты этим занимаешься, всем сейчас трудно живется, тем более — больной, тем более — грузин, ничего не выйдет. Но есть одна старинная загадка. Самые бедные и беспомощные люди принимают большое участие в нашей с вами жизни. Они дают нам возможность помочь, то есть хотя бы на ладошку подняться над землей. Помните, как мы в детстве делали “секретики”? Собирали кусочки цветной фольги, красивые камешки, накрывали осколком стекла и закапывали в укромном месте, чтобы потом можно было сокровище отыскать и порадоваться. Вот это и был такой секрет, и откопать его помог взрослый ребенок Гиви Ртвеладзе.

Телефон звонил непрерывно.

Знаете, сколько читателей “МК” привезли для Гиви одежду, постельное белье, посуду, продукты, деньги? Подарки пришлось несколько раз вывозить на машине. А что касается денег — мы открыли на имя Гиви Ртвеладзе счет в сбербанке.

Теперь наш Гиви одет в симпатичную куртку, у него есть новые свитера, рубашки, носки. Областной фонд мира передал для него новый костюм, пару отличных кроссовок, постельное белье, футболки. Какой-то добрый человек привез двадцать килограммов сахарного песка, Ольга Пономарева оставила трогательный подарок: посуду, ножи, одеколон, пепельницу, кофе — все, как написано в записке, только что из магазина. Но там была еще еда для Абрека, любимого кота Гиви! Гиви сказал, что Абрек передает Ольге тысячу благодарностей и машет хвостом. От пенсионера Виталия Васильевича Федотова пришло письмо с приглашением на лето. Виталий Васильевич живет в частном доме, как бывший узник немецких лагерей получает хорошую пенсию — выходит, не забыл, что такое беда.

Спасибо Галине Ивановне Петровой из Красногорска, Тимофею Алексееву, Татьяне Васильевне, Левану, Константину Волчинскому, Наташе, Ольге, Нине Владимировне Козловой, Альберту Дамировичу, Нине Степановне Русановой, Игорю Водолажскому, Ирине Борисовне, Людмиле Ильиничне, Тамаре Андреевне, предпринимателю Наталье Михайловне и ее сестрам, Ирине, Лилие Георгиевне и многим, многим другим.

Желаем доброго здоровья муниципальному депутату Светлане Викторовне Егорычевой — это человек особой породы помогателей и небросателей в беде.

Особую благодарность хочу выразить главному федеральному инспектору по г. Москве аппарата полномочных представителей Президента РФ в Центральном федеральном округе Игорю Ишеналиевичу Абылгазиеву. У правительственного чиновника — теплые, веселые глаза и отличное крепкое рукопожатие. Позвонил сам. Я на него очень надеюсь.

Да, чуть не забыла. Многие читатели звонили и спрашивали, удобно ли привезти сто—двести рублей, больше нет, а хочется помочь. Это в государственном казначействе считается, что тысяча рублей больше ста. В небесной канцелярии, неподалеку от того места, где восходит солнце, которое согревает всех, вне зависимости от стоимости пальто и ботинок, все наоборот. И самая ценная монета — достоинством в один рубль. Один, возможно, последний рубль. А уж сто рублей…

* * *

Дорогие друзья! Приближается Новый год. Очень хочется отметить всеми любимый праздник так, как будто мы — волшебники.

“МК” из года в год старается помочь людям, попавшим в беду. У нас есть скромный, но очень важный опыт: мы помогли нескольким москвичам обрести крышу над головой (это было непросто), вместе с Дедом Морозом выполнили желания тяжело больных детей, которые встречали Новый год в Республиканской детской больнице, — для некоторых детей эти подарки оказались последними в жизни. Мы очень старались помочь семье убитого соседями доктора Валерия Волкова. Один из наших читателей снял для вдовы с двумя детьми квартиру и взял на себя многолетние хлопоты по переезду в другой район; этот человек так и не дал разрешения назвать в газете его имя. Наш замечательный читатель Владимир Герасимов тоже помогал семье Волковых, а потом и другим нашим героям, попавшим в трудное положение. В.Ованнесбегянц, живущий со слепой матерью и тяжело больным братом, который не может выйти на улицу, тоже был согрет теплом многих людей, прочитавших нашу публикацию. Оказывается, обыкновенные люди многое могут, просто часто не знают, кому нужна помощь.

В Москве много организаций и учреждений, которые профессионально занимаются помощью людям, нуждающимся в поддержке общества. Мы, разумеется, не обольщаемся мыслью, что сможем сделать больше, чем делают они. Но иногда помощь нужно оказать тут же, незамедлительно, не то будет просто поздно. Вот “скорой помощи попавшим в беду” в нашем городе пока нет. Она очень нужна, тем более что совсем не всегда требуются деньги — бывает, важней, чтобы человека выслушали и дали совет, набрали заветный телефон и потом постоянно были рядом.

Пусть это будет цепь людей, взявшихся за руки, чтобы не дать упасть терпящему бедствие. Мы начинаем акцию: “Соломинка” — скорая помощь попавшим в беду. Мы будем рассказывать вам о тех, кому нужна помощь, и о том, как нам с вами удалось помочь. Надеемся, что “Соломинка” будет существовать до тех пор, пока будет существовать “МК”.

Внимание! В Москве, на улице Дуровых, в доме 3/13, случилась беда. В старой московской квартире жила семья: Татьяна Михайловна и Юрий Васильевич Евдохины и их 13-летняя внучка Катя Евланова. Катина мама погибла три года назад. Юрий Васильевич всю жизнь проработал в ВЭИ начальником цеха, в последнее время в связи с инвалидностью работать не мог. Татьяна Михайловна 28 лет преподавала английский язык в спецшколе №1286, Катюша учится в 268-й школе.

9 октября, в десятом часу вечера, когда бабушка и дедушка уже легли спать, Катя услышала какой-то необычный звук. Она находилась в своей комнате. Едва Катя открыла дверь в коридор, комнату заполнил черный дым. В квартире начался пожар. Впоследствии выяснится, что очаг возгорания находился на кухне — скорее всего загорелась старая проводка. Катя бросилась на балкон в своей комнате и стала звать на помощь. Когда приехали пожарные, к балкону подняли лестницу, но девочка побоялась спускаться с 8-го этажа. Тогда пожарные приняли меры, чтобы ненадолго “опустить” удушающий дым и ребенок вместе с бабушкой сумели добраться до входной двери.

Когда они пробирались к выходу, Татьяна Михайловна увидела, что Юрий Васильевич лежит на полу без признаков жизни. По страшной безжизненной руке она поняла, что муж задохнулся. Пудель Черныш выбрался из огня, а вот кошка не захотела покинуть хозяина и погибла рядом с ним.

Полтора месяца Татьяна Михайловна находилась в больнице — сначала в ожоговом отделении института Склифосовского, потом в пульмонологической клинике. У нее были внутренние ожоги верхних дыхательных путей, бронхов, легких. Первые дни Катя находилась у соседей, потом ее взяли к себе родственники. Сейчас, когда бабушка выздоровела, они вернулись в квартиру.

А жить в ней нельзя. Кухня, ванная и туалет выгорели полностью, а комнаты и прихожая вместе с остатками уцелевшего имущества — черного цвета.

В РЭУ говорят: пока не будет заключения пожарно-технической экспертизы, ни о каком ремонте не может быть и речи. В инспекции городского пожнадзора тоже никто никуда не торопится. Не сгорели — пусть радуются, теперь спешить некуда.

Однако находиться в выгоревшей квартире просто опасно для здоровья, не говоря уж о прочих последствиях пожара вроде гибели более чем скромного имущества, мебели, одежды… О том, что внешне квартира похожа на просторную могилу, я уж и не говорю.

Пока что в моей голове не укладывается тот факт, что московские городские службы с интересом наблюдают за тем, как бабушка с внучкой пытаются выкарабкаться с того света. Давайте подумаем, что можем сделать мы.

* * *

Семью Тевкиных в Москву привела болезнь 8-летней Вари.

Мама, папа и трое детей жили в Липецке. Но там нет возможности хоть как-то помочь ребенку, больному ДЦП. Старшему, Антоше, 12 лет, младшей Анечке 3,5 года. Варю в семье очень любят, но как ей помочь? Ребенок прикован к креслу, правая рука сжата в кулак, а вот левая — рабочая, она могла бы управлять инвалидной коляской. Но коляски нет. Старая коляска, в которой Варя передвигалась по дому, развалилась, а прогулочной у нее никогда не было, это мечта.

Варина мечта, немецкая прогулочная коляска фирмы “Майер”, стоит 75 тысяч рублей. Варины родители с утра до ночи работают, но денег хватает только на самое необходимое. Варя очень талантлива, она посещает Центр лечебной педагогики на улице Строителей (каждый выход из дома — событие), любит лепить из глины и пластилина. Как всякий ребенок с ограниченными возможностями, она очень старательна и упорна в достижении цели. Если бы у нее была коляска, она могла бы ходить в обычную школу. Если бы вы знали, какое это счастье: ходить в школу, как все…

* * *

Даша и Тимур учатся в обычной московской школе, Даша в пятом классе, а Тимур — в первом. Даша замечательно рисует и прекрасно учится, Тимур не отстает от сестры, поет в хоре. Они очень дружны, во всем помогают друг другу и маме. И ни одна живая душа на свете не догадывается, какое этим детям выпало на долю взрослое злоключение.

В результате равнодушия взрослых, предательства и затянувшейся судебной неразберихи эти дети остались без крыши над головой: они с матерью оказались вынуждены жить у друзей. Одного этого могло бы хватить для того, чтобы впасть в отчаяние. Но, к сожалению, это не все: Тимур тяжело болен. Мама неимоверными усилиями уберегла его от неподвижности, но ребенок нуждается в постоянном лечении. Как же быть? Она работает не разгибаясь, однако даже на пятиминутную процедуру в поликлинику ходить с сыном она не может — нельзя уйти с работы. У Тимура остеопороз, нарушение кальцио-фосфорного обмена, деформация стопы, под угрозой тазобедренный сустав. Сотрудники журнала “Атмосфера” попросили меня передать матери Тимура деньги на покупку зимних ботинок — ведь обувь ему нужно делать на заказ. Я передала, и она была рада. Но разве можно оставлять человека один на один с такими проблемами?

Пока мы подготовим документы для обращения в службу уполномоченного по правам ребенка в Москве, необходимо найти возможность и отправить Тимура, Дашу и маму в лесную школу или санаторий без перерыва на учебу, чтобы дети за два-три месяца сумели перевести дух и отогреться сердцем.

И, кстати, Дед Мороз, было бы хорошо, если бы ты подарил Даше теплую зимнюю куртку, она ходит в осенней. Заранее благодарю.

* * *

Конечно, Дед Мороз может обидеться: накануне праздника нужно побольше улыбаться, а я… А что я? Я решила навестить одного человека, который пять лет назад написал по просьбе классной руководительницы размышления на тему: каким будет XXI век? Тема была актуальной, поскольку дело было за несколько дней до наступления 2000 года. Тогда Сережа Миронов учился в четвертом классе школы №875. И написал он о том, что хорошо бы в прекрасном будущем создать город хомяков. Чтобы они там жили своей хомячьей жизнью и чтобы люди им не мешали. Некоторые сочинения были опубликованы в первом номере газеты двухтысячного года. Прошло шесть лет. Я решила посмотреть на автора письма и поговорить о хомяках.

Ничего не вышло. Как только мы с Сережей и его бабушкой Маргаритой Николаевной сели пить чай с тортом, они напали на меня, сказали, что привяжут к табуретке и отберут торт, если я в самое ближайшее время не напишу про школу №875. А написать надо, что это самая лучшая в мире школа.

Должна признаться: у меня нет и никогда не было хомяка. И даже без торта я бы с удовольствием написала об этой школе, потому что там работает моя любимая учительница Наталья Викторовна Богданова. Но ни одна соломинка, даже волшебная, никого никогда не спасет, если на свете не будет таких домов и маленьких, но очень ярких огоньков, которые сияют в этой удивительной семье. Сережа живет с бабушкой Маргаритой Николаевной и дедушкой Александром Григорьевичем. Кстати, услышав про нашу “скорую помощь”, Сережа и бабушка тотчас спросили, когда начинаем?

В этот день мне было трудно, потому что в нашем сияющем огнями городе очень много горя. Но, видно, судьба знала, что делала. И напоследок она привела меня именно на эту благословенную кухню.

Раз так, значит, должно получиться. Держись, “Соломинка”, держитесь за соломинку…

* * *

Думаю, Новый год начнется хорошо, если мы найдем возможность помочь людям, о которых я успела рассказать. Все адреса и телефоны — в редакции.

Руководитель проекта — Ольга Богуславская.
Звоните нам по телефону 250-72-72, доб. 74-66, 74-64.
E-mail: letters@mk.ru (с пометкой соломинка)

ТАЙНА, ПОКРЫТАЯ БРАКОМ-3

Кстати, о деле Гиви Ртвеладзе, с которого началась “Соломинка”.

Тем, кто не читал наши публикации “Тайна, покрытая браком” (их было две), напомним суть дела. Шесть лет назад приезжая с Украины Ирина Величко развелась с мужем и оформила “брак” с москвичом-инвалидом Гиви Ртвеладзе. “Новобрачная” оформила российское гражданство, прописалась на площади Ртвеладзе, после чего “молодым” присоединили еще две комнаты в огромной коммунальной квартире на Цветном бульваре.

Завладев комнатами в самом центре Москвы, Величко привезла в квартиру Ртвеладзе своего настоящего мужа и дочь, там начались оргии, и Гиви дали понять, что он на этом празднике лишний. Тогда Ртвеладзе обратился в суд с иском о признании брака недействительным. Первое судебное слушание закончилось в пользу Величко, но Мосгорсуд возвратил дело на новое слушание в ином составе. На сей раз судья Шиканова пришла к выводу, что брак следует признать недействительным. Однако Величко, как и следовало ожидать, не согласна с решением Мещанского суда.

Между тем Гиви Ртвеладзе и Ирина Величко живут в одной квартире.

* * *

Живут — это громко сказано. То есть Величко-то живет, а вот Гиви существует. Он, несмотря на то, что от рождения болен ДЦП и состоит на учете в психоневрологическом диспансере, прекрасно понимает, что цель Величко — избавиться от него любым способом.

Все эти годы Величко сдавала одну комнату, и квартиранты издевались над Гиви. Милиция на его жалобы никак не реагировала. Тогда я обратилась к прокурору Мещанского района Александру Михайловичу Рыбаку. К моему изумлению, Александр Михайлович пообещал вмешаться и сдержал слово.

Квартиру начали посещать сотрудники милиции. Но Величко во что бы то ни стало надо оставить за собой комнаты, полученные в “браке”. Ее цель — Москва. И единственная преграда на пути к достижению этой цели — калека Гиви.

В один прекрасный день, когда квартиру в очередной раз навестили сотрудники милиции, она сказала: Ртвеладзе защищают, а кто защитит меня, слабую женщину? Ведь он мне угрожает, бегает за мной с ножом.

Я поняла, что Величко готовится к постановке спектакля под названием “Он хочет моей смерти”. Я обратилась к прокурору Мещанского района с заявлением о том, что Величко собирается организовать провокацию. С таким же заявлением обратился к А.М.Рыбаку и Гиви. Это было в понедельник, 21 ноября, а в субботу мадам Величко вызвала психиатрическую “неотложку” и заявила им, что Гиви бегает за ней и ее дочерью с ножом. Надо его вязать. Сначала врач не проявил интереса к тому, что сказал человек, состоящий на учете в ПНД. Но Гиви тут же позвонил людям, которые помогают ему существовать на этом свете, и они сообщили врачу, что в прокуратуре давно лежит заявление от журналиста “МК” и Гиви. Тогда врач обратил внимание на то, что Гиви спокоен (а психически больной с ножом в руках обычно выглядит иначе), к тому же дочь Величко, за которой Гиви якобы бегал, и вовсе находится в Симферополе. Он объяснил “заботливой супруге”, что в следующий раз за ложный вызов ее могут привлечь к ответственности, и бригада уехала. На этот раз сорвалось.

Величко объяснила Гиви, что комнату она будет сдавать во что бы то ни стало, и не далее как 11 декабря привела новую жиличку. Таким образом, милиции нужно смириться с тем, что за порядок в столице отвечает вовсе не она, а кто-то другой. В данном конкретном случае — слабая женщина из красивого города Симферополя Ирина Величко.

Теперь все зависит от того, какое решение примет вышестоящая инстанция — Московский городской суд. Заседание состоится 17 января.



Партнеры