Жилплощадь восстания

“МК” убеждает и побеждает

2 июня 2006 в 00:00, просмотров: 1369

                                                                                                           Спешите делать добрые дела,
                                                                                                          Чтоб не хватило времени на злые...
                                                                                                                                       Карина Филиппова

Разрешите от души похвастаться. Помните, 6 апреля мы рассказали о 83-летней жительнице Ногинска З.М.Туляковой, которая 30 лет стояла в очереди на установку телефона. Сначала в редакцию позвонил бизнесмен по имени Александр Борисович и сказал, что берет установку телефона на себя. Но, видно, не успел. Как следует из письма пресс-секретаря Московского филиала ОАО “Центртелеком” Елены Матяш, сюжет о З.М.Туляковой “стал предметом обсуждения многих специалистов нашего филиала, и по нему было принято неординарное решение”.

Действительно, вопрос установки квартирного телефона инвалиду II группы, ветерану труда Туляковой З.М. рассматривался и раньше. С 16 февраля 2002 года ее заявление было переведено на внеочередной учет. Установить телефон по проводной линии оказалось невозможно, так как дом в Речном проезде относится к сектору малоэтажной застройки и не оборудован кабельным телефонным вводом.

В этом не было и нет вины связистов, дом построен давно, и для того, чтобы создать линейную возможность установки стационарного телефона, необходимо было выполнить работы по строительству недостающих линий связи на расстоянии 330 метров. Тогда было принято решение установить телефон с использованием систем радиодоступа.

Таким образом, в порядке исключения, принимая во внимание состояние здоровья З.М.Туляковой, 14 апреля 2006 года ей был установлен телефон. Рада, что удалось помочь. Елена Матяш”. Дождавшись письма счастливой обладательницы долгожданного телефона, которая подтвердила, что чудо действительно свершилось, сообщаю об этом всем читателям “Соломинки”. И при этом хочу заметить: глаза боятся, а руки делают. По-видимому, главным в решении даже самых непростых задач, не говоря уж о простых, остается искреннее намерение добиться результата, а способ воплощения возникает по ходу дела.

Нерворемонт за 23 тысячи у.е.

Что же касается ремонта выгоревшей квартиры на улице Дурова — он идет полным ходом. Три комнаты уже восстановлены, остались кухня, места общего пользования и коридор. Татьяна Михайловна Евланова сказала мне, что в квартире царит приятный беспорядок, и внучка Катя пригласила свою подругу, с которой они расставляют по местам книжки и вазочки. Приятно послушать. А еще Татьяна Михайловна сказала, что скоро пришлет в редакцию приглашение на новоселье, поскольку после ремонта это будет совсем другая, новая квартира. И больше всего ее волнует, сумеем ли мы опубликовать список людей, проявивших участие в их беде. Татьяна Михайловна, присылайте список, для него место найдется.

Но вот что меня рассмешило. В редакцию позвонила руководитель пресс-службы префекта Центрального административного округа Москвы Е.Золотарева и сказала, что ее удивила наша публикация о проблемах бабушки и внучки, оказавшихся в сгоревшей квартире. Ей непонятно, почему мы написали, что в решении вопроса с ремонтом принял участие прокурор Мещанского района А.М.Рыбак, когда на самом деле он тут ни при чем, а решающую роль сыграло вмешательство префектуры ЦАО.

Позвольте внести ясность.

Историю семьи из квартиры на улице Дурова мы рассказали накануне Нового года. Первым, кто откликнулся на публикацию, оказался именно А.М.Рыбак. Подвиг он не совершил, а просто, как и положено прокурору, проверил, как обстоит дело на самом деле, и вмешался. Ведь после первой публикации Татьяну Михайловну навестили сотрудники строительной фирмы “Альянс”, взяли деньги на ремонт и исчезли. Т.М.Евланова обратилась в милицию. Дело о мошенничестве “Альянса” было благополучно закрыто, и всех, кого обманули “трудолюбивые” строители — а обманули они многих, — послали, скажем так, вдоль по Питерской.

Прокурор Мещанского района решение милиции отменил. Мошенников нашли и деньги Татьяне Михайловне вернули. После чего и дело сдвинулось с мертвой точки. Что же касается префектуры ЦАО, то она два месяца никак не реагировала на публикации “МК” о бедственном положении бабушки и внучки, но в конце концов наши вопли были услышаны.

Вот какое письмо мы получили из префектуры ЦАО 2 мая:

“В статье “Мертвые уши” было указано на то, что власти Центрального округа, на территории которого проживает семья, не обращают на это внимания и бездействуют. Мы хотели бы отметить, что данное заявление не соответствует истине и ситуация выглядит следующим образом.

Строение, расположенное на улице Дурова, д. 3/13, находится на балансе Министерства обороны РФ. В соответствии с действующим законодательством управа Мещанского района не имеет права проводить ремонтные работы в ведомственном жилье за счет городского бюджета. Вместе с тем Катя Евланова и ее бабушка постоянно контактируют с социальным отделом управы и органами опеки и попечительства Мещанского района. После случившегося в квартире пожара управой и муниципалитетом семье была оказана материальная помощь…

Помимо этого управа Мещанского района неоднократно обращалась к балансосодержателю дома с просьбой сделать в квартире ремонт, однако балансосодержатель ссылается на то, что не имеет информации о причинах возгорания в квартире, в связи с чем не может начать выполнение ремонтных работ. Также управой Мещанского района было направлено обращение в Московскую городскую военную прокуратуру, однако ответа так и не поступило. В результате префектурой ЦАО и управой Мещанского района было принято решение, не дожидаясь ответа из МО РФ и военной прокуратуры, помочь данной семье.

Власти округа и района сумели изыскать спонсорские средства на ремонт квартиры, стоимость которого по результатам обследования ориентировочно составляет 500-600 тысяч рублей. Ориентировочный срок окончания капитального ремонта — конец мая. Вопрос находится на личном контроле префекта ЦАО г. Москвы С.Л.Байдакова. В связи с указанными обстоятельствами прошу вернуться к этой теме на страницах вашего издания, отметив при этом роль ЦАО, который в данной ситуации взял на себя заботу о людях, тогда как федеральное ведомство, ответственное за решение этой проблемы, пока никаких мер не приняло. Руководитель пресс-службы префекта ЦАО Е.В.Золотарева”.

Все прекрасно. Ремонт подходит к концу. Смутила меня только ориентировочная стоимость ремонта. Признаться, 23 тысячи долларов — это великолепный евроремонт с инкрустацией перламутром. Но это же замечательно, не так ли?

Долгая дорога к звездам

Теперь об Аурелии Кротовой. Мы рассказывали о том, что подростку с диагнозом лимфосаркома должны были начать новый курс химиотерапии с применением препарата “Мабтера”.

Вводить “Мабтеру” должны были амбулаторно, в связи с чем мы отправили Аурелию с мамой в санаторий, а в это время начали делать ремонт в ее комнате, поскольку иначе лечение там проводить было просто невозможно. Однако после появления публикации в “МК” журналист Елена Малышева, которая принимала участие в судьбе Аурелии, узнала, что девочку выписали домой. Она поехала к руководителю Онкоцентра на Каширском шоссе, и Аурелию снова госпитализировали.

Надо сказать, что в день, когда Малышева поехала на Каширку, знакомый доктор показал мне описание “Мабтеры”, и глаза у меня вылезли на лоб. Там написано: “По данным клинических исследований, у больных с высокой опухолевой нагрузкой частота тяжелых побочных реакций повышена. Инфузии препарата следует выполнять под тщательным наблюдением онколога, при этом наготове должно быть все необходимое для проведения реанимационных мероприятий в полном объеме”.

К счастью, новый курс лечения все же начался в стационаре. Ночью я позвонила отцу Аурелии, чтобы узнать, как прошел первый этап тяжелейшей процедуры. Он, задыхаясь от облегчения, сказал: “Она пришла в себя и попросила картошки и чаю”.

За месяц, который Аурелия находится в больнице, мы успели сделать ремонт в двух комнатах и начали приводить в порядок третью. Рабочие знают, о какой ситуации идет речь, поэтому их действия выше всяких похвал. Надо понимать, что мама постоянно находится с Аурелией в больнице и домой приезжает только ночевать, она находится на пределе человеческих возможностей. Ремонтом руководит папа Аурелии, здоровье которого тоже оставляет желать лучшего. И при этом он не перестает улыбаться.

В минувшую субботу я приехала посмотреть, что удалось сделать. Мне очень понравилось. Особенно то, что на потолке в комнатах детей голубые обои со звездочками, которые светятся в темноте. Пока мы пили чай, из больницы позвонила Аурелия. Настроение у нее приподнятое, она даже встает с инвалидной коляски. Скоро начнется очередной курс введения препарата. Врачи говорят, что девочка хорошо его переносит. Остается только молиться и ремонтировать третью комнату.

На коляске через баррикады

Может ли такое быть, чтобы на одной стороне улицы находилась редакция нашей газеты, а на другой, через сквер, в доме номер 16 по Трехгорному валу, люди терпели такое бедствие? На расстоянии пятисот шагов — планета Жизнь и планета Беда?

Татьяна Николаевна Шестимерова, тридцати одного года от роду, окончила институт текстильной и легкой промышленности и 5 лет проработала бухгалтером Союза женщин России. Шесть лет назад, незадолго до рождения второго ребенка, почувствовала, что стало трудно ходить. В конце концов выяснилось, что у нее болезнь двигательного мотонейрона — тяжелое поражение мышц, заболевание неизученное и неопознанное.

А главное, хроническое и плохо поддающееся лечению. Татьяна оказалась в инвалидной коляске. Несмотря на помощь врачей, положение Татьяны крайне тяжелое. Без посторонней помощи обходиться она не может. Муж, единственный кормилец, работает с утра до позднего вечера. Семья с трудом сводит концы с концами. Татьяне нужны дорогие лекарства, массаж. Но самая неподъемная проблема — это жилье.

Знаете, когда я вошла в их квартиру, я даже не сразу поняла, где нахожусь. Однокомнатная квартира на первом этаже. Жилая площадь 21 кв. м. Коридор 2 м, туалет, совмещенный с сидячей ванной — 2 м, кухня 5 м. Почти всю комнату занимает раскладной диван, почти всю кухню — маленький столик и Танино инвалидное кресло. Сказать, что Татьяна с трудом передвигается по квартире — значит, сильно преувеличить. Передвигаться там негде. От комнаты до кухни — расстояние в несколько сантиметров. В ванную комнату ее приходиться заносить. С раннего утра до позднего вечера ей помогает мама, Лидия Михайловна, которая почти сорок лет проработала воспитателем в детском саду на Трехгорке, а мать Таниного мужа почти сорок лет была заведующей этим детским садом. Семья представляет собой нечто из ряда вон выходящее. Родители мужа, которые живут в этом же доме, бабушка, которая живет рядом, соседи — все помогают Тане и ее маленьким детям. Но жить в этом скворечнике инвалиду на коляске не-воз-мож-но.

И еще. Я уже не говорю о том, что инвалиду-колясочнику с нарушением тазовых функций положена отдельная комната. Отдельные комнаты положены и разнополым детям. Но дело в том, что эта семья в пятом поколении живет на Пресне. Танин прапрадед, Иван Андреевич Изотов, сражался на Горбатом мосту на баррикадах в 1905 году. Его жена, Прасковья Тимофеевна Изотова, шила для восставших флаги. Дед матери, Михаил Николаевич Меньшиков, во время войны организовал народное ополчение на Трехгорке. Бабушка, Александра Михайловна Мартынова, участвовала в сооружении оборонительных укреплений вокруг Москвы, имеет награды. Мама, бабушка и прабабушка родились в соседнем доме…

Татьяна говорит: “Мы не бедные-несчастные, мы нормальная трудовая семья”. Но тогда кто же такие мы, люди, которые не в состоянии обеспечить мало-мальски сносное существование мужественной женщине на инвалидной коляске, детям, которые рисуют, разложив альбом и карандаши на диване — а больше негде, мужу, который работает за двоих, — кто мы такие? За что же сражался Иван Изотов? За сидячую ванну? За двухметровый коридор?

Помочь этой семье — дело чести.

* * *

Благодарим за помощь Екатерину и Игоря П., Евгения Александрова, Наталью, Майю Паит, Людмилу, Татьяну Петровну и ее дочь Наташу из Зеленограда, Елену Ивановну с улицы Островитянова, Кирилла Пантина, который привез в редакцию всю месячную зарплату, Виталия Борисовича, Марию Краснову из Швейцарии. Как всегда, всех упомянуть не смогли, но хотели бы. Елена Ивановна с улицы Молдавской, Зоя Васильевна из Выхина! Мы к вам обязательно приедем, и ваша помощь окажется в нашей копилке.

И последнее. Имеем честь представить членов общественного наблюдательного совета “Соломинки”: заместителя главного редактора, ответственного секретаря газеты “Московский комсомолец” Елену Василюхину, уполномоченного по правам ребенка города Москвы Алексея Голованя, волонтеров и помощников “Соломинки” Марию Краснову, Анну Новикову и Григория Цейтлина.

Все телефоны и адреса героев — в редакции.

Звоните нам по телефону 250-72-72, доб. 74-66, 74-64.

Email: letters@mk.ru (с пометкой “Соломинка”).

P.S. “Соломинке” нужна эмблема. Присылайте свои предложения, лучшее станет знаком “Соломинки”.




Партнеры