Беда не уходит одна

Деньги — это такие взрослые игрушки, от которых зависит жизнь маленьких

8 сентября 2006 в 00:00, просмотров: 1759

Когда мы впервые о ней написали, ее уже выписали из главной онкологической клиники страны, чтобы она умерла дома. Ее признали неперспективной пациенткой. Но родители не могли смириться с этим и стали обращаться к другим специалистам. Все сказали, что шанс продлить девочке жизнь существует. Но по разным причинам проводить лечение у себя отказались. Тогда отец Аурелии обратился к взрослым “гематологам”. Они согласились рискнуть. Но лечение должны были проводить амбулаторно.

Нам стало понятно, что на время лечения квартира, в которой жила Аурелия, станет своего рода медицинской палатой, но требовалось привести ее в порядок, потому что буквально за несколько дней до того, как стало известно, что у Аурелии рак, ее родители собирались начать ремонт. Наши читатели тотчас откликнулись, и в комнате Аурелии начался ремонт. На время этого ремонта мы перевезли Аурелию в санаторий — за путевки заплатил читатель “МК” Евгений Александров, а деньги на ремонт дали Екатерина и Игорь, которые категорически запретили называть их фамилию. Как и многие из тех, кто привез нам деньги на помощь Аурелии.

В санатории у Аурелии случился тяжелый приступ. Это был отек мозга. Это означало, что без экстренного лечения ребенок может погибнуть в считанные дни. Но это лечение нужно проводить в клинике. И после наших репортажей Аурелию снова поместили в клинику. Лечение началось в первых числах мая. Оно дало прекрасный результат. Через две недели после приступа в санатории Аурелия уже выходила на прогулку. Но она продолжала оставаться неперспективным пациентом. С ней надо было много и постоянно возиться.

Аурелия была хрустальным ребенком: малейшая неосторожность в любую минуту могла привести к ее гибели. И в конце концов привела. Дело в том, что в отделении сменилось руководство. Зачем-то заменили лечащего врача, и вот в процессе административной чехарды многие тонкие нюансы ведения такого сложного больного ускользнули из поля зрения.

И Аурелия умерла. Врачи отказались комментировать эту ситуацию. Но одно очевидно: Аурелия умерла от инфекции. То есть от осложнения, которое можно было предотвратить. Да, Аурелия Кротова была неизлечимо больна. Но возможность продлить ее жизнь была. И умерла она в тот момент, когда опухоль отступила. Но теперь это навсегда останется всего лишь версией. Родители отказались от вскрытия. Отец Аурелии сказал мне, что они с женой уверены в том, что результаты вскрытия в любом случае соответствовали бы официальной версии смерти Аурелии. А у нее была злокачественная лимфома.

Ее последние слова: “Я больше не могу”.
И нам очень нужно понять смысл последних слов Аурелии.

Ей было 16 лет, и в самый тяжелый момент своей жизни она оказалась один на один со своей бедой. При ней неотлучно находились родители. А вот сверстников — школьных друзей, знакомых — не было ни одного. И при видимом многолюдье она оказалась на необитаемом острове. Больных детей не просто боятся — их ненавидят за проблемы, которые от них исходят. И чтобы избежать этих проблем, больных детей просто вычеркивают из жизни сверстников.

Дети, которые долго лежали в онкологической клинике и после огромного перерыва вернулись в школу, тщательно скрывают от всех свой диагноз. Если станет известно, как на самом деле называется их болезнь, от них будут шарахаться как от прокаженных. Никто не захочет сидеть рядом, никто не придет в гости. Если ты не знаешь того, что в классе знают все, тебя засмеют и будут издеваться.

Но все вышесказанное относится к жизни детей, которых удалось вернуть к нормальной жизни. А дети, которые годами находятся в онкологических клиниках, просто уходят за скобки. Они ведут совершенно автономное существование в закрытом мире себе подобных. Все мы очень виноваты перед ними.

На похоронах Аурелии не было ни одного сверстника. Был очень солнечный день. Так и стоит перед глазами этот маленький гроб, обитый сиреневым газом, и плюшевый мишка в застывших руках ребенка, который на прощание сказал нам всем: “Я больше не могу”.

И последнее. Сейчас очень нуждается в помощи мама Аурелии, Елена Петровна Кротова. Два года она практически круглосуточно находилась рядом с дочерью. Сейчас второй дочери, 15-летней Агнессе, кажется, что мама ее не замечает и не интересуется ею. На самом же деле Елене Петровне, матери пяти детей, одного из которых теперь нет на свете, нужно вернуться из мира болезни и смерти в мир жизни. Но сама она вернуться не в силах.

Когда была жива Аурелия, Елена Петровна мечтала заняться изготовлением кукол. По-научному это называется “авторская кукла”. В Москве есть такие мастерские. Если кто-то может помочь, отзовитесь.

* * *

Что касается героев летних выпусков “Соломинки”, спешу сообщить следующее.

Читатели “МК” очень поддержали бабушек и детей, о которых шла речь в публикации “Бабушки гибнут, но не сдаются”.

22 августа состоялось заседание комиссии, на котором решался вопрос о лишении родительских прав отца Миши, живущего с бабушкой, страдающей неизлечимым заболеванием. По просьбе бабушки отцу подростка дали 3-месячный испытательный срок.

Бабушка маленьких сестер Дияновых, Тамара Ивановна Диянова, оформляет документы на установление опеки над детьми. На днях будет решен вопрос о том, в каком интернате поближе к дому будут находиться дети. На выходные Тамара Ивановна будет забирать детей домой.

Что же касается отца девочек, Павла Диянова, летом он оказался в тюрьме. Дело в том, что он подрался со своим родным братом, сломал ему челюсть, брат написал заявление в милицию, состоялся суд, и Павел Диянов осужден к полутора годам лишения свободы. Так нежданно-негаданно Тамара Ивановна получила от судьбы небольшую передышку.

А у погорельцев Евлановых наконец-то закончился ремонт. Ура!

И выходит, что хоть “Соломинка” и тоненькая, но держаться за нее все равно можно.

* * *

История Кристины Булачевой и двух ее сыновей, как, впрочем, и все “соломенные” истории, заслуживает отдельного описания. А вкратце дело состоит в следующем.

Кристине тридцать лет, но, увидев впервые, я приняла ее за девочку-подростка. Может, так оно и лучше. Если бы не эта подростковость и детская вера в то, что рано или поздно все будет хорошо, она вряд ли удержалась бы на ногах.

В 1999 году Кристина вышла замуж за молодого человека, который брал у нее уроки английского языка. Кристина окончила МГИМО и вскоре после окончания института нашла хорошую работу. Мужу было 17 лет. Родители Кристины брак дочери не приняли, и у них с Андреем сложились скверные отношения. Жить Кристине с Андреем было негде, и, по ее словам, они жили как перелетные птицы. Выходит, что с самого начала этот юношеский брак был обречен на очень взрослые испытания. И они не замедлили явиться.

У Кристины с Андреем двое детей: Вите 6 лет, а Косте 4 года.

В августе 2004 года у Вити появилась опухоль на щеке. Она стала быстро расти. В онкоцентре на Каширском шоссе диагноз поставить не смогли. Кристина обратилась к родным и знакомым, чудом нашли спонсора в Германии, и Вите сделали там операцию. Диагноз, поставленный немецкими врачами: рак мягких тканей.

В Германии Кристина с Витей провели год.

Помогали Кристине с Витей многие люди: о них писали в газетах, их показывали по телевидению. Особую роль в спасении Вити сыграла владелица сети художественных салонов в Мюнхене турчанка Бетюль Саваж. Она долго оставалась в тени, и Кристина даже не подозревала о том, как много делает эта женщина в помощь ее ребенку. И лишь позже, когда Кристина пришла ее поблагодарить, считая, что Бетюль — одна из многих добровольных помощников, она узнала, что турчанка не понаслышке знакома с ее бедой. Ребенок Бетюль тоже попал в онкологическую клинику с опухолью. Мать непрерывно молилась о том, чтобы ребенок выздоровел, и дала обет помочь такому же больному ребенку, если опухоль ее сына окажется доброкачественной. Когда Вите понадобилось провести курс интенсивной химиотерапии, сложное облучение и дорогие антибиотики, жители Германии собрали для него 70 тысяч евро.

А в это время дома, в Москве, ее ждали крошечный Костя и Андрей.

Но семейная жизнь с Андреем была обречена на крушение. Андрей ушел, алиментов не платит. За последние полгода прислал 4 тысячи рублей. Кристина обратилась в суд с иском о взыскании алиментов.

Однако сейчас ей не до суда. У ребенка обнаружили метастазы в правом легком. В Москве лечить ребенка не считают возможным — предлагают удалить легкое. Кристина снова собирается в Германию. Деньги на билет “Соломинка” ей уже выделила, нужны деньги на жилье. Ведь Кристина живет на деньги своих родителей, которые помогают ей всем чем можно. При этом у мамы тоже проблемы со здоровьем, и тоже онкология.

Когда я привезла Кристине деньги, она сказала мне, что, когда выйдет на работу, так же, как Бетюль Саваж, поможет другому больному ребенку. Вот только когда это будет?

Маленький Костя сказал ей: “Мама, я хочу вырасти богатым…”
Да, он уже знает, что деньги — это такие взрослые игрушки, от которых зависит жизнь маленьких.
Когда я уходила, Кристина сказала мне: “Может, я мало помогала людям, поэтому болезнь вернулась?”

* * *

А еще я хочу рассказать одну очень обычную для нашего города историю. Исключением из общего правила является лишь симпатичная девушка.

Жили-были муж и жена. Родили пятерых детей. Старшему сыну Жене сейчас 30 лет, Ане 21 год, Тане 20 лет, братьям Саше и Володе — 15 и 13 лет.

Папа и мама — запойные алкоголики. Мать ушла из семьи 12 лет назад. Она живет со вторым мужем, который является надежным и постоянным участником ее попоек. В перерывах между оргиями она звонит в Бутово, где живут бывший муж и четверо ее детей, и обещает что-нибудь купить младшим братьям. Часто забывает, но вот в прошлом году купила Володе куртку.

Отец — инвалид по зрению. Раньше, получив пенсию, он уезжал на две недели пить к старым друзьям. Потом возвращался, с трудом различая окружающих, и приходил в себя в ожидании следующей пенсии. Сейчас здоровье уже не позволяет пить с прежним размахом, и поэтому он просто пьет каждый день дома. Живет он на свои деньги, а дети питаются и существуют на свой доход. Старший брат является опекуном Саши и Володи. У него своя семья, но именно он вытащил младших детей из болота, в котором их оставила мать. Не забудем о том, что младшему в то время был всего год.

Тане было три года, когда у нее обнаружили злокачественную опухоль почки. Причем в тяжелой стадии. Девочка перенесла очень тяжелое лечение: операцию, “химию” и лучевую терапию. Сейчас самое страшное как будто позади, но у Тани много сопутствующих заболеваний.

Таня оказалась чрезвычайно мужественным человеком. Она не только не сломалась сама, но заменила мать своему младшему брату Володе. Она готовит его к школе, хвалит и ругает и очень по-взрослому пеняет на то, что надо бы на него рассердиться, но нельзя — переходный возраст.

Судьба наделила Таню множеством талантов. Доктор Цейтлин, который много лет назад впервые увидел ее в отделении реабилитации, теперь из года в год поддерживает ее, в том числе и материально. Он заплатил за ее обучение на курсах секретарей, и теперь Таня работает референтом в одном из самых престижных вузов Москвы. Хорошо, что Таня очень неприхотлива в одежде. Она не переживает из-за того, что приходится ходить в одних джинсах. Но вот Володя стремительно растет, на него и уходят все деньги. И если одежду Таня себе может не покупать, то без лекарств обойтись она не может. Лекарства страшно дорогие. А ведь ей всего 20 лет. Ей очень нужна помощь. Тем более что она о ней не просит и очень смущается, когда об этом говорят.

* * *

Наша жизнь стала очень трудной. И не только потому, что вокруг гремят взрывы и льется кровь. Трудно стало потому, что все выставлено на продажу. Поэтому так пронзительно ярко светятся огоньки помощи, без которой все мы, конечно, пропали бы. Не с голоду, а как люди.

Невозможно забыть, как Екатерина и Игорь щедро поддержали Аурелию. Огромное спасибо Евгению Александровичу и Марии Красновой. Когда Аурелия умерла, Мария привезла деньги и сказала: “Помогали в жизни, нужно помочь и достойно похоронить”. Спасибо Елене из Конькова, Виктору Ивановичу, который помог Евлановым и теперь постоянно помогает Дияновым, спасибо Галине Ивановне, которая привезла деньги для поддержки двух бабушек, Галине Ивановне Петровой из Красногорска, Вере Анатольевне, Екатерине Пахомовой, спасибо Ксении Соловьевой за два великолепных ранца для сестер Дияновых. Спасибо Денису Никитину и читателю из Америки, который прислал 200 долларов. Спасибо Елене из Канады, которая хочет помочь Кристине Булачевой, а также Александру (деньги и кассеты DVD). Спасибо всем, кого не упомянули. Мария! Ваши спортивные куртки “Колумбия” уже согрели многих героев “Соломинки”. Вам тоже спасибо. И всем-всем-всем — улыбки детей и взрослых, которым вы, читатели “Соломинки”, помогли устоять на ногах.

Звоните нам по телефону 250-72-72, доб. 74-66, 74-64.
E-mail: letters@mk.ru (с пометкой “Соломинка”).



Партнеры