На пороге ужаса

Политические убийства не могут быть случайными

10 октября 2006 в 00:00, просмотров: 798

Настало ли время громких, по сути, показательных убийств или обойдется? Это, пожалуй, вторая мысль, которая приходит после известия о гибели журналистки Политковской. Первая — даже не мысль. Это ужас от гнусности происшедшего, умноженный пониманием, что убийство не случайно. Что, в общем-то, оно находится в очень жестком векторе развития ситуации в стране. Развития, при котором не соглашаться с чем-то, что спускается сверху, потихоньку становится опасным. Иногда — смертельно.


Так настало ли время демонстративных убийств? Как ни странно, чтобы ответить на этот вопрос, надо понимать, насколько стабильна власть. Насколько она контролирует все свои подразделения. Насколько много внутри нее негодяев, настроенных еще более “патриотично”, чем объявленный нынче высочайший курс.

В конечном счете не рядовой же налоговый инспектор решил лишний раз проверить гражданина России Григория Чхартишвили (Бориса Акунина). Кто-то из тех, кто заправляет антигрузинской кампанией, вспомнил его, дал поручение. Может, писатель ему по телевизору не понравился — слишком умный. И уже другим представителям власти пришлось поправлять анонимного коллегу от фашистских закидонов. Отзывать инспекторов. Хотя счастье Акунина вовсе не в том, что он такой же гражданин, как остальные, а в том, что он очень известен. А десятки других граждан РФ будут тихо перепроверяться просто из-за фамилий, которые кончаются на “-дзе”, “-швили”, “-ия”. Их бизнес понесет убытки, если сумеет выжить. И это уже не считается перегибом, а наоборот, сущностью момента. Это нам с гордостью показывают по телевизору. Вот и разбери грань между тем, что дозволено, и тем, что пока выглядит чересчур…

Так же все выглядит и в других областях. Глупо думать, что в одной части общественной жизни можно допускать перегибы, а в другой все остается нормально. Нет уж, если пришла пора отправлять “черных” на место постоянного проживания, то, значит, жди общего разбора полетов — кто имеет право здесь жить, а кто нет. Кстати, когда речь идет о рынках, в том числе и в Кондопоге, надо помнить, что речь идет не только о пресловутых “иностранцах”. В Карелии речь шла о противостоянии людей с российскими паспортами. И если их тоже надо отправлять по месту рождения, то очень скоро станет очевидным — если они чужие здесь, то мы чужие на их Северном Кавказе, который почему-то хотим считать своим. Тут уж все очень просто: или наши граждане вне зависимости от национальностей всю Россию считают своим домом, либо этот общий дом прекращает свое существование. Такая особенность нашей страны, чуть ли не единственного в мире крупного государственного образования, которое включает в себя десятки разных этносов, живущих на своей земле столетиями.

Снаружи власть кажется абсолютно уверенной в себе. Абсолютно монолитной. Но тогда вызывают удивление массовые анонимные отставки в силовых структурах. Более трех десятков генералов увольняют, а нам не говорят даже их фамилии. Собственно говоря, непонятно, почему их увольняют — потому, что замешаны в преступлениях, или потому, что наступило время уйти на пенсию или на другую работу? Значит, кто-то и почему-то хочет их уволить, добивается согласия президента по этому вопросу. А кто-то хочет их прикрыть. И тоже добивается успеха. Мы это видим, но задавать исполнительной власти вопросы уже не принято. Вот и получается, что можно только гадать.

Можно ли предположить, что кому-то из отставников или их друзей не нравится существование планов по передаче власти? Да запросто. Вполне могут не нравиться ни Иванов, ни Медведев, ни кто-нибудь третий. Могут они захотеть оказать давление на президента, демонстративно убив оппозиционного журналиста в день рождения главы государства? Почему нет.

Или кто-то из отморозков, как в случае с Холодовым, решит сделать приятное своему начальнику? И такое реально. В конечном счете это та же история с Акуниным, только на ином уровне трагедийности.

Вариантов может быть много, но очевидно следующее. Мы неизбежно вступим в эпоху убийств, если государство объявит своим курсом национализм и изоляционизм. Это просто неизбежно, и нечего тогда говорить о плохих исполнителях или перегибах на местах. Этот курс будет являться и преступлением перед страной, которая в исторической перспективе не сможет пережить этот вызов. Этот курс обернется и конкретными преступлениями перед конкретными людьми, потому что без них на этом пути не обойтись.






Партнеры