Синдром Деларю,

или Саакашвили как политический ваххабит

1 июля 2007 в 16:14, просмотров: 497

Хотя бы для того, чтобы искать пути выхода из тупика, в котором сегодня находятся российско-грузинские отношения. Однако сам факт встречи, как и до того переговоры Путина и Саакашвили в Санкт-Петербурге, был отыгран тбилисской пропагандистской машиной в самом неожиданном ключе: грузинские СМИ сообщили о якобы достигнутой с Москвой договоренности об отстранении от власти президента Южной Осетии Эдуарда Кокойты.

“Кокойты — на свалку!” — так решили Саакашвили и Путин”. Этот заголовок появился на одном из грузинских пропагандистских сайтов сразу же после встречи в Санкт-Петербурге. Сайт сообщил, что главным итогом переговоров стало общее решение о “ликвидации режима Кокойты”. А из публикации в газете «Резонанси» изумленная публика узнала, что, оказывается, российские спецслужбы собираются заменить председателя правительства Южной Осетии Юрия Морозова на кого-то из друзей главы тбилисского назначенца, главы «временной администрации» Дмитрия Санакоева. Существование какой-то тайной сделки с Кремлем по Южной Осетии уже опровергли официальные представители Тбилиси. Очевидно, что этот информационный удар был нанесен с целью деморализации противника. Хотя кое-что в поведении российских чиновников и впрямь наводит на мысль, что какие-то тайные договоренности могут существовать. После питерской встречи президентов появилась информация, что вскоре начнутся переговоры о возобновлении почтового и авиасообщения с Грузией. Известный российский политик отправился в Тбилиси. Вроде как с миссией мира. В Тбилиси его принимали как “посланца Путина”. При этом никаких видимых уступок со стороны Грузии при этом сделано не было. И даже на уже упомянутом сайте до сих пор висит текст, где Президент РФ назван неприличным словом. Что, безусловно, является ярким свидетельством полной готовности Грузии к конструктивному диалогу.

Однако не прошло и двух недель после петербургской встречи президентов, как вдруг стало известно, что Саакашвили в одностороннем порядке прекратил действие российско-грузинского соглашения о восстановлении экономики Южной Осетии. Собственно, указ об этом за номером 261 он подписал еще в апреле, однако проинформировать о нем Москву “забыли”. Российские партнеры по переговорам о том, что Грузия вышла из соглашения, узнали чисто случайно: из публикации на сайте грузинского минюста. Вот, оказывается, как полезно просматривать грузинские сайты.

Случай в дипломатической практике совершенно дикий. Ну не положено так себя вести в международных делах, неприлично. Воспитанные люди, например, в гостях не тырят серебряные ложки, а если тырят, то им отказывают от дома. Не важно, хорош был договор или плох и имела ли Грузия право из него выйти. Налицо прямой обман партнера: ведь Саакашвили, когда ехал на встречу с Путиным договариваться об отмене санкций, прекрасно знал, что указ существует. А Путин об этом не знал.

Этот случай хорошо показывает, с кем мы имеем дело в лице Саакашвили. Вообще-то врать нехорошо, об этом знает любой ребенок. Но Саакашвили, видимо, считает, что обман врага — не грех, а тактическая уловка. То есть он действует в политике как ваххабит. Ваххабиты, члены одной из сект ислама, считают, что неверных можно обманывать. У неверных можно красть, если не хватает денег на правое дело. Для Саакашвили мы — “неверные”, в отношении которых все средства хороши. Поэтому наша политика в Грузии должна строиться на осознании этого печального факта.

Но российская политэлита, совершенно лишенная комплексов по отношению к своему народу, во внешней политике порой напоминает графа Деларю из стихотворения А.К.Толстого. Там убийца колет графа кинжалом, а тот приглашает злодея к себе на чай, дарит ему свой портрет и обещает выхлопотать для него аренду. Кончается все это для графа печально: “Портрет еще простить убийца может, Аренду ж — нет”… Нечто подобное происходит и в наших отношениях с Грузией.

В Панкисском ущелье скрывались главари НВФ, ведущих войну с российской армией. Фактически с территории Грузии была осуществлена вооруженная интервенция на нашу территорию — а российский газ продолжал поставляться грузинам по смешным ценам. Саакашвили пришел с программой ускоренного вступления Грузии в НАТО — а мы помогли ему установить контроль над Аджарией. «Абашидзе установил в Аджарии феодальный режим!» – заявил мне в частной беседе один из кремлевских чиновников. Возможно, Абашидзе не был идеальным правителем, но пока он правил Аджарией, никаких учений НАТО там не происходило. Саакашвили призвал грузин готовиться к войне с Россией, открыл музей советской (читай — российской) оккупации, арестовал по обвинению в шпионаже пророссийских политиков. Мы же по его требованию и за свой счет вывели свои базы, передали Грузии свои казармы и полигоны.

По сведениям из источников во властных структурах РФ, ни о какой “сдаче” Кокойты не может быть и речи. Он остается международно признанным представителем Южной Осетии, в то время как Санакоев — всего лишь глава районной администрации, назначенный Тбилиси. То есть никакая не сторона конфликта. За ним реально никто не стоит, кроме грузинских спецслужб. Никто в Москве не собирается с ним контактировать. Но нельзя не восхититься тем, как сумел Саакашвили использовать в своих интересах даже те маленькие шаги, которые сделала ему навстречу Москва. Сразу же после встречи с Путиным он на саммите ГУАМ заявил, что включил Кокойты секундомер. “Это неспроста! — решили все. — Видимо, в Москве он о чем-то все же договорился!”

Стихотворение Толстого называется “Великодушие смягчает сердца”. Но в случае Саакашвили великодушие контрпродуктивно. Любой жест доброй воли будет интерпретирован им как слабость. А слабых, по мнению ваххабитов, надо дожимать. Жесткость нашей позиции не должна быть направлена против простых грузин: то, что творила прошлой осенью наша милиция, — это позор. Кстати, жертвами этой кампании стали многие представители грузинской оппозиции, скрывавшиеся в Москве от преследований режима. Но во всем остальном следовало бы ясно дать понять Тбилиси, что время односторонних уступок с нашей стороны прошло. Пример Польши и Чехии показывает, что если страна становится членом НАТО, то рано или поздно на ее территории может появиться нечто, что будет угрожать нашей безопасности. Вопрос же о вступлении Грузии в НАТО, как говорят грузинские лидеры, не обсуждается. Вот и нам надо исключить всякий торг по Южной Осетии и Абхазии. Грузии и без этого есть что выторговывать: возвращение вина на наши рынки, российские визы. А в случае чего можно провести альтернативные выборы президента Грузии. Привезти на них из Москвы грузинских беженцев и гастарбайтеров. Дурной пример, говорят, заразителен. А он перед глазами.



    Партнеры