Письма из казино

Марк Захаров, художественный руководитель Московского государственного театра “Ленком”

3 июля 2007 в 16:39, просмотров: 528

Проклятая рулетка крутится, крутится, крутится… как ЕГЭ (Единый государственный экзамен) перед воспаленными глазами несчастного абитуриента. Очень хочется угадать! Нажать на ту заветную кнопочку и проскочить в счастливую жизнь! Завораживающее казиношное вращение-мелькание уже давно перетащилось и в телевизионный ящик. Хотя в последнее время на ТВ разного рода угадываний стало чуть поменьше, руководители центральных телеканалов, похоже, получили некоторую укоризну из федерального центра. Это такая версия. Потому что никто из политических аналитиков под кремлевский ковер не заглядывал, где, определяя наше будущее, сражаются бульдоги. (Мысль У.Черчилля.) И когда именно победивший бульдог возвестит новую правовую, экономическую или аудиовизуальную концепцию, можно только гадать.

И еще, думается мне, телевизионная рулетка сегодня вытесняется новыми героями страны — “звездами” на льду, в цирке и на боксерском ринге, последнее особенно приятно. Малознакомые артисты разбивают друг другу физиономии в кровь под комментарии знатоков. Что особенно радостно для телезрителей — это, конечно, нокдаун — травма вестибулярного аппарата и слабое сотрясение мозга. И желанный для всех нокаут, когда разрываются периферийные сосуды головного мозга. Радость моя в том, что ни один артист “Ленкома” калечить себя не стал. Лицо нашего, даже молодого актера, которому нужна популярность, не стало жертвой средневековой забавы. Актер свое лицо должен беречь, как Спиваков бережет скрипку Страдивари. Понимаю, что это заблуждение. Однако хочу написать о другом.

Многие годы в сознание и подсознание (что опаснее) россиян внедрялась мысль о мгновенной удаче с помощью везения. За десять с лишним лет народ так пристрастился к игровым автоматам, что, похоже, одурел от расплодившихся по стране новых игровых наркоманов. Пришлось возвестить о строительстве российских Лас-Вегасов на окраинах государства. Угадают ли владельцы казино, они же держатели несметного количества рабочих мест, свое будущее? А можно ли крутануть колесо фортуны и остановить подлый шарик, например, напротив покера? Можно! Тогда покер (интеллигентное “очко”) может обрести характер как бы разновидности спортивного состязания, как бильярд. И если правильно организовать дело, не придется даже строить Лас-Вегасы. Правительству достаточно угадать: чьи будут налоги со спортивно-игорного стола: федеральные или муниципальные? Впрочем, все это пока из области государственных утопий, как и радикальное решение демографической проблемы — враз, немедленно, “по-большевистски, с захватцем”.

Косвенный отблеск шарика, прыгающего по колесу, оказал свое могучее воздействие и на неокрепшие струны нашей травмированной ментальности. Великий пророк земли русской Ф.М.Достоевский в романе “Игрок” позволил себе обидные слова в адрес русского человека: “Русских сегодня очень много играет на рулетке. По-моему, рулетка специально создана для русских, — говорит француз Де Грие, и ему ответствует герой романа: — Неизвестно, что гаже: русское безобразие или немецкий способ накопления капитала честным трудом. А русские не только не умеют накапливать капитал, но и тратят его безобразно… Мы падки на такие способы, как рулетка, когда можно заработать не трудясь, вдруг. Надежда на одну только удачу нас очень прельщает”.

Конечно же, ЕГЭ — это явный отблеск идей великого знатока русского сознания. Угадал — сразу стал счастливым, не угадал — жизнь под откос. Хорошо знаю, и не понаслышке, обстановку разного рода зарубежных тестов на живом человеке. Детектор лжи, чтобы узнать, воруешь ты по-крупному или имеешь только такую склонность, мы отмели сразу еще в послевоенные годы вместе с кибернетикой и наследственностью. В США появилась, однако, еще одна метода, для нас обидная, — психологический тест на интеллектуальные способности — IQ. Угадывается: дебил ты или нет, или полудебил, или такой умный, что можешь стать дебилом, психически аномальной персоной, когда между гением и дебилом — совсем маленький просвет, как у великого Ландау, Леонардо да Винчи или академика Велихова.

Порочная имитация рулетки при ЕГЭ — единственная сегодня надежда на социальную уравниловку. Благая мысль, что учитель на далеком зауральском полустанке даст своим ученикам те же познания, что в столичной гимназии, тот же математический полет с литературоведческими изысками, — есть исконные коммунистические мечтания: “Равенство в нищете” (формула Петра Верховенского из “Бесов” Достоевского).

Да, из-под Архангельска прийти в Москву сложно. Не проще и в Петербург. Помимо особо прочных познаний необходима амбициозная нацеленность организма, как у Ломоносова. Но ведь приходят и сейчас в столицу новые ломоносовы с пирсингами! Добираются в столичные вузы фанатики из отдаленных регионов, вводя свои мозговые и волевые усилия в режим особого целенаправленного порыва. Жаль, что лучшие потом питают своими мозгами фундаментальную науку в США. Впрочем, я не антиглобалист. Были бы мозги высокой кондиции, а где именно они завтра или послезавтра реализуются для мировой науки, не так уж и важно.

Если изучить с помощью отдела кадров, кто и откуда прорвался в Московский театр “Ленком”, — дух захватывает. Народный художник Шейнцис приехал из сравнительно удобренной почвы — из Одессы. Но атаковал он театр неистово, кружным путем, так причудливо путая следы, как заяц перед сном. Когда тебя никто не ждет — откуда силы? Янковский — из Джезказгана, извините, Абдулов — из Тобольска, а не с Ферганы, Чурикова — из города, который могут отгадать только знатоки, называется Белибей. Пельтцер — даже не хочется говорить откуда. Лучшая часть операторов и монтировщиков — из страны Московии, из разного рода Люберец с Мытищами.

Педагогу театрального вуза на собеседовании с абитуриентом режиссерского факультета хорошо спросить (пробовал): что вы знаете об истории и традициях русского театра? Что вас заинтересовало в современной литературе? А что вы знаете недостаточно хорошо, как бы понаслышке? Если установите доверительный контакт с абитуриентом, он может ответить честно. Собеседование с будущим режиссером, как и с физиком, поможет ощутить параметры его познаний, уровень аналитического мышления, своеобразие (что очень важно), генетику его культурного происхождения. Все это невозможно угадать на ЕГЭ. На режиссерском факультете РАТИ-ГИТИС необходимо определить еще и лидерские способности, контактность, деловую хватку, что обязательно для режиссера, но хорошо и для физика с журналистом. Только в тесном общении с юным существом можно сделать предварительное заключение о его способностях.

Что совсем страшно для профессорско-преподавательского состава — будущие гении зачастую в школах учатся плохо. На экзаменах испытывают такой стресс, что потом эти экзамены им снятся, как мне, всю жизнь. Еще хуже, что самый безнадежный на вид оказывается потом самым надежным. В театре имени Ленинского Комсомола (в доленкомовский период) артист Смоктуновский многие годы ночевал под лестницей служебного входа и появлялся на сцене только в бессловесных массовках. Даже крохотные реплики главный режиссер театра Гиацинтова просила передавать другим актерам в связи с его удручающей бездарностью. Потребовался проницательный Товстоногов, что положился на свой рисковый характер и интуицию. Князь Мышкин Иннокентия Смоктуновского на сцене БДТ стал событием в истории русского национального театра. Убежден, зная этого артиста, что он бы не смог нажать нужные кнопочки и никогда не угадал бы своего компьютерного счастья.

Мне думается, одна часть абитуриентов никогда не угадает свою карту. Другая — будет ее знать заранее. Тайну правильных ответов в современной коррумпированной стране полностью скрыть невозможно. ЕГЭ к тому же не есть путь и к возрождению уникального российского учительства. Отечественная педагогика может вспомнить только царское время, когда провинциальный учитель мог снимать квартиру из нескольких комнат с прислугой.

Царские сатрапы понимали, что педагогический корпус есть привилегированная часть общества. Русский учитель до Октябрьского переворота вовсе не собирался заниматься бизнесом, даже малым. Он мог продавать свою квалификацию и педагогический дар для пользы государства будущим поколениям, кстати, тем, кому придется решать вскоре, останется ли Россия на географическом глобусе. Возродить хочется многое, но вообще само по себе возрождение чего-либо никак не годится для нашего Отечества. Возрождение — возврат к какому-то исходному рубежу. В русской истории таких рубежей нет. У нас, несчастных, один путь — вперед.

И это вовсе не финальный пафос, от которого меня коробит. Если честно, это умышленно и второпях написанное письмо из московского казино “Golden Palace”, где вместе с моей рожей мелькают бледные лица многих выдающихся людей нашей современности.



Партнеры