Дом с привидениями

В московских трущобах прячутся тысячи нелегалов

12 июля 2007 в 17:07, просмотров: 2745

Мой старый друг рассказал мне такую историю.

Он купил дочери квартиру. Естественно, нужно было позаботиться о полах, потолках, дверях и окнах.

И тут звонят из ТСЖ: у нас на выбор есть разные бригады рабочих. Китайцы, молдаване, украинцы, турки… Китайцы очень старательные, все сделают в лучшем виде, но нужен переводчик — по-русски никто не говорит. Молдаване сделают быстро и недорого. Чего изволите?

Оказывается, есть из чего выбрать. Но вот что интересно: где живут эти строители? Снимать жилье в Москве — дорогое удовольствие, а люди приехали на заработки. И некоторые даже прилетели издалека, значит, нужда заставила. Так где они живут-то?

Понятно, что для грандиозного московского строительства требуется огромное количество рабочих рук.

Москвичи, как известно, на стройки не рвутся. Однако здания растут как на дрожжах. А мы каждый день спешим по своим делам и понятия не имеем, откуда берутся утром и куда деваются вечером многочисленные каменщики, штукатуры, плотники, столяры…

Понятно только, что без крыши над головой живой человек обойтись не может. Оказывается, все очень просто.

Гораздо проще, чем вы думаете.

В Мещанском районе (особенно на территориях, прилегающих к станциям метро “Сухаревская” и “Проспект Мира”) в выселенных домах живут люди, о существовании которых и не подозревают москвичи.

Прокурор Мещанского района Александр Михайлович Рыбак совместно с начальником миграционного отделения по району “Мещанский” УФМС по г. Москве подполковником Сергеем Васильевичем Муратовым несколько раз в месяц проводят рейды по выявлению нелегальных мигрантов. И выяснилось много интересного.

При проверке выселенного дома №19 в Печатниковом переулке были обнаружены граждане Китая (около полусотни), проживавшие в небольшом помещении, посреди которого был установлен огромный котел для приготовления пищи. Под котлом, понятно, дрова. В этом же доме обосновалась компактная (человек 15) группа спортсменов с Северного Кавказа.

Дом №6 на Малой Сухаревской улице тоже считается необитаемым. Когда А.М.Рыбак и С.В.Муратов наведались на Сухаревку, из выселенного дома неожиданно вышли сотрудники милиции. Их заставили вскрыть наглухо запертую квартиру: через полтора часа металлическая дверь сдалась — и выяснилось, что в квартире проживают таджики, узбеки, киргизы, белорусы, украинцы и даже три гражданина Кубы. Естественно, без регистрации, без документов — просто люди. Граждане Земли. А что же милиция?

Интерес к такого рода домам у милиции специфический. Никто, задрав штаны, проверять их не спешит. Зато когда деваться некуда, реакция поражает свежестью и своеобразием: например, на следующий день после проверки дома в Печатниковом переулке заместитель начальника ОВД “Мещанское” по общественной безопасности Ю.А.Клюкин имел дерзость прислать в миграционную службу письмо с просьбой проверить загадочный дом. Причем письмо было датировано днем раньше проведенной проверки.

Между тем маленькие слабости милиции имеют далеко идущие последствия. 19 февраля сего года в восьмом часу утра возле дома 6 на Малой Сухаревской неизвестный человек избил председателя региональной энергетической компании Республики Ингушетия Б.М.Куркиева, за час до этого прибывшего в Москву на поезде.

Выходит, кто-то об этом знал и выследил его. С открытой черепно-мозговой травмой и множеством переломов костей свода черепа Куркиев был доставлен в ГКБ №33, где 24 февраля от полученных повреждений скончался. Напомню, нападение произошло в центре Москвы.

Несколько дней назад была проведена проверка по адресу: проспект Мира, 36, — это, если кто не знает, территория Ботанического сада.

Пройдя сквозь симпатичную арку, сотрудники прокуратуры очутились в зеленом оазисе, украшенном очаровательным прудиком с рыбками. Неподалеку расположились и строительные бытовки, оборудованные спальными местами, холодильниками, плитами, бельем и посудой. Как выяснилось, проживают в них граждане без регистрации и права на работу в Москве. Кто привез их сюда? Откуда они знают. Какой-то Дима… Дело поставлено на широкую ногу, стройка кипит. Граждане Таджикистана и Узбекистана, работающие на этой стройке, сообщили сотрудникам прокуратуры, что получают приблизительно 8 тысяч рублей в месяц. Поле чудес в Аптекарском Огороде, не правда ли? Мещанской межрайонной прокуратурой возбуждено уголовное дело в связи с организацией незаконного пребывания на территории России. А вот кто все это организовал, установить пока не удалось…

* * *

Прекрасным летним днем Мещанский межрайонный прокурор А.М.Рыбак и начальник миграционного отделения УФМС С.В.Муратов, сотрудники прокуратуры и миграционного отделения, а также журналисты “Московского комсомольца” приехали на проспект Мира, дом 9.

— Дом по всем документам давно выселен, — сказал Александр Михайлович Рыбак, и мы вошли в первый подъезд.

Картина, представшая взору, не поддается никакому описанию. Потому что выселенный дом оказался до самой крыши утрамбован гражданами Киргизии, Таджикистана, отдаленных уголков России, Армении. Даже при советской власти, которая любила учет и контроль, никто не умел так виртуозно расселять огромное количество людей на ограниченной территории рассыпающегося дома. В каждой квартире штабелями “устроены” люди. Кто успел — убежал, кто не успел, того мы застали за едой или в постели. Хотя и едой, и постелями все это может быть названо лишь условно. И ни у кого никаких документов на право пребывания и работы в Москве.

Прокурор позвонил в ОВД “Мещанское” с просьбой прислать на помощь сотрудников милиции. Спустя полчаса, после многочисленных звонков, выяснилось, что нет бензина и приехать никто не сможет.

Тем временем мы стояли уже во внутреннем дворе дома, откуда продолжали выходить люди. Рядом с нами сильно нервничали два гражданина Армении, на которых выходившие из дому указали как на начальников.

Начальники от волнения не могли ответить ни на один вопрос, переспрашивали, плохо понимали. Прокурор попросил открыть запертую на массивный замок приземистую дверь, за которой слышались голоса. После короткого замешательства выяснилось, что ключ был, а куда делся — не ясно. Но за дверью, мамой клянусь, никого нет. Ну да, кроме тех людей, которые на наших глазах туда проскользнули.

Тут во двор въехала машина, за рулем которой сидел сотрудник милиции. Александр Михайлович Рыбак сказал “Ну наконец-то!” и направился навстречу, но машина неожиданно дала задний ход. Если бы участники рейда не преградили дорогу, она благополучно удалилась бы восвояси. На просьбу предъявить документы сидевшие в машине милиционеры ответили, скажем так, недружелюбно. На вопрос, кто они такие и что здесь делают, долго не отвечали, пытались звонить по мобильному телефону, а когда их успокоили, сказали, что они здесь просто паркуют машину — вот и все. Такое, знаете, удобное место для парковки. В это время из выселенного дома вышли два гражданина Дагестана. Их попросили предъявить документы и объяснить, что они делают в выселенном доме. Оказалось, что они спешат в мечеть, и если не успеют на вечернюю молитву (которая к этому времени давно закончилась), придется звонить муфтию. Просто шли, просто в мечеть. Путь лежал через этот дом.

Но самое сильное впечатление вечера было впереди. Оказалось, что мы напрасно прошли мимо полуподвальной двери, выходящей на проспект Мира. Раньше здесь находился ресторан “Амадеус” и развлекательный центр Рената Ибрагимова. Под давлением неведомых обстоятельств хозяин добровольно освободил помещение.

Как выяснилось, не напрасно. Теперь подвал и норы, находящиеся вне пределов видимости, тоже кишат жильцами. Увидеть их нам не удалось — кто-то предупредил, и люди скрылись, оставив на плитках горячие кастрюли, только что закипевшие чайники, недочищенную картошку, размороженную курицу, куски вонючего мяса… В развалинах бывшего танцзала на веревке сушится белье. Оголенную проводку, скрученную в узлы и свисающую из-под заплесневевшего потолка, пусть описывают другие — у меня слов не нашлось. Как и для описания так называемых мест общего пользования.

Была уже ночь, когда А.М.Рыбак, С.В.Муратов, несколько десятков жильцов дома №9 и журналисты приехали в отделение Федеральной миграционной службы. С нами прибыла и женщина, которая собирает дань с жильцов “несуществующего” дома. Я обещала ей, что не назову имени и фамилии, у нее ребенок. Тем более что дань она собирает для сильных мира сего, которые находятся в этом доме, в комнате с вывеской “строительный штаб”.

Женщина работает дворником, за то, что находится здесь нелегально, убирает в два раза больше, чем положено. Раньше ее “хозяйка” — как я поняла, сотрудница службы эксплуатации дома — брала по-божески, а потом сказала, что теперь нужно кормить и ее сестру, так что ставка поднялась. А командуют всем жители Армении. С одного “жильца” берут 100 долларов в месяц. Чтобы было понятно: в одной небольшой комнате (приблизительно 10 кв. метров) проживает пять человек, спят на полу, на тряпках. Один подъезд в среднем “сдает” в месяц 700—800 тысяч рублей. А весь дом — около 2 миллионов рублей. Понимаете? Мы спросили, какой у дворника оклад. Официально приблизительно 15 тысяч рублей, но на руки выдают тысяч 5, а вопросов здесь задавать не принято.

Великолепный старый московский дом выселили потому, что там пожароопасные деревянные перекрытия. Жильцам обещали, что, когда дом отремонтируют, они вернутся назад. Это была шутка.

* * *

Я рассказала лишь сотую часть того, что должны знать москвичи о происходящем в центре. Центр занят нелегальными мигрантами, и власти об этом знают. Видите ли, управа Мещанского района занимает на проспекте Мира дом номер пять — от дома номер девять ее отделяют всего двадцать пять шагов, я сосчитала. Можно ли допустить, что районные власти не знают, что творится у них под боком? 

Нам старательно навязывают мысль о том, что азербайджанцы обирают нас на рынках, молдаване и таджики плохо ремонтируют наши квартиры, а узбеки не умеют подметать улицы. Просто национального вопроса не существует — существует жгучее желание дорвавшихся до корыта заработать столько, чтобы уже можно было ни о чем не думать. Вообще ни о чем. Купить нельзя только воспоминания, да и хрен с ними, остальное продается.

Мещанской межрайонной прокуратурой вместе с территориальным миграционным отделением лишь за последнее время составлен 401 протокол о нарушении федерального миграционного законодательства. За пределы России выдворены 94 человека, 43 уехали добровольно. А сколько осталось и приехало на место выбывших?

Только на территории Мещанского района живут без всяких документов жители Украины, Молдавии, Таджикистана, Киргизии, Узбекистана, Грузии, Литвы, Армении, Азербайджана, Кубы, Нигерии, Турции, Эфиопии…

Сколько бы ни брызгали слюной “профессиональные патриоты”, столице без притока рабочих разных специальностей не обойтись. Это с одной стороны. Если сказать правду, и дворы наши стали чище, и улицы, и строят приезжие быстро и качественно, если местные умельцы не “сэкономят” кирпич, цемент, гвозди и все, что можно продать налево. А с другой стороны, кто-нибудь поинтересовался хоть раз, зачем они сюда едут? Ведь дома всегда лучше, чем в гостях. И никого не беспокоит, что с насиженного места может согнать только лютая нужда. И какая нужда. Ведь ходить, озираясь по сторонам — как бы не нарваться на милицию, ютиться по углам, не иметь никаких прав — они даже заболеть не имеют права, потому что без денег никакой врач в чужом городе их не примет, — что это за жизнь? А разлука с семьей? А если привезти семью сюда, значит, все будут влачить жалкое существование. А как быть со стариками? С детьми?

Маленькие бесправные люди делают власть имущим большие деньги. Поэтому и только поэтому, власть поощряет существование этих ночлежек и притонов в самом центре Москвы. Пожар в отселенном доме, занятом существами, лишенными всех прав состояния, — это лишь одна из бед, которая в любую минуту может случиться в центре столицы. Ну и что? Сгорят люди, о существовании которых никто из нас не знает, их просто нет. А вот если случится что-нибудь посерьезней, тех, кто привез взрывчатку, оружие и боевиков, — кто будет искать? Те же, кто открыл двери отселенных домов и собирает дань, размер которой превосходит цифру, умещающуюся на дисплее калькулятора.

Можно и дальше закрывать глаза на то, что происходит с несчастными мигрантами, на которых делаются миллионные состояния. Но речь не о состояниях, хотя это тоже очень интересная тема. Никто из нас не имеет даже отдаленного представления о масштабах этой проблемы. Но мы с вами можем только огрызаться на незваных гостей столицы. А те, кто любезно согласился управлять и руководить нами, — они оглохли? Ослепли? Может, врача?



    Партнеры