Дом с привидениями-2

После публикации “МК” там сделали косметический ремонт

2 августа 2007 в 15:39, просмотров: 2353

В ту самую пятницу прокурор Мещанского района вместе с начальником отделения департамента Федеральной миграционной службы решили проверить состояние дома №9 на проспекте Мира. Многоэтажный сталинский дом, фасад украшает проспект — в прямом смысле слова: дом производит впечатление монументальное, под стать отреставрированным соседним. Как было указано в публикации, в двадцати трех шагах — управа Мещанского района. И тут выяснилось, что дом заселен гастарбайтерами. Причем заселен плотно, в небольшой комнате ютится пять-семь человек. А за каждое тряпко-место берут 100 долларов в месяц. Кто берет?

Нам сказали, что деньги относят в комнату под вывеской “Строительный штаб”. Кому? Весьма приблизительный подсчет увенчался волнующей цифрой: в месяц дом “сдает” около 2 миллионов рублей.

Публикация была украшена запоминающимися фотографиями. Конечно, запах тухлого мяса, обнаруженного нами в подвале дома, фотография не передает, а вот комок оголенных проводов в том же подвале, да и во многих квартирах, на фото виден отчетливо. Я не сомневалась в том, что публикация вызовет резонанс. Ведь наш город — столица России, а в нескольких остановках от Кремля живут люди без роду и племени и без документов.

И никто об их существовании в доме на проспекте Мира понятия не имеет. Интересно, правда?

Спустя несколько дней мне позвонила А.А.Белоусова, зам. начальника отдела управления информации и общественных  связей ГУВД Москвы.

Я обрадовалась. Вот она, сила печатного слова! А мне говорят: скажите, какого числа был рейд, о котором писала ваша газета? Мы проводим проверку, нам обязательно нужно число. Я поинтересовалась: как дела? Меры приняты? А мне говорят: вы там про милицию упомянули, вот что интересно…

Это действительно очень интересно. Во время рейда во двор дома въехала машина с сотрудниками милиции.

Они почему-то не хотели предъявлять документы, а на вопрос, что они делают во внутреннем дворе отселенного дома, ответили, что любят парковать здесь автомобиль. Законом это не запрещено.

Кто бы спорил! Однако я так и не поняла, изменилось ли что-нибудь после выступления “МК”?

Второй рейд был проведен 26 июля, в десятом часу вечера.

В нем приняли участие прокурор Мещанского района А.М.Рыбак, начальник отдела Управления Федеральной миграционной службы по ЦАО В.Г.Коршунов, ст. оперуполномоченный по ОВД ОСБ УВД ЦАО А.А.Ледян, инспектор МОП УВД ЦАО Корнеев В.Э.

Мы еще не успели подойти к дому, как наш сотрудник, приехавший заранее, увидел, как из окон полетели небольшие свертки. Видимо, жильцы дома освобождались от того, что может заинтересовать правоохранительные органы. Что это было? Деньги? Их в окно выбрасывают редко. Наркотики? Предположить, что навстречу дорогим гостям бросали торты и пирожные, я не решилась.

А из дверей хлынули люди, и их было много. Видимо, кто-то предупредил. Но это предположение. А вот что я увидела своими глазами. Во-первых, отселенный дом приветливо сиял огнями. И сияли эти огни с первого до последнего этажа, а этажей там девять. Во-вторых, квартиры, которые мы посетили в прошлый раз, по-прежнему были битком набиты постояльцами.

И еще: в прошлый раз мы не успели навестить верхние этажи. Мы решили исправить ошибку и двинулись вверх по лестнице в правом подъезде, расположенном во внутреннем дворе дома. Оказалось, что лифт работает. Да было бы странно, если б не работал. На верхних этажах, как выяснилось, живут зажиточные граждане. Правда, сберкнижек они нам не предъявляли, зато мы увидели в квартирах кожаную мебель, дорогую аппаратуру, компьютеры. Впечатлили и чистенькие обои, и ковры. Самое интересное ожидало нас на самом верхнем этаже.

В огромной квартире оказалась молодая женщина с двумя крошечными детьми.

Стали спрашивать, что она здесь делает, где ее документы, — женщина на чистом русском языке ответила, что по-русски не понимает. Тут один из участников рейда приметил на вешалке у входа дорогую дамскую сумочку.

Интересно, чья она, сказал он. Моя, конечно, ответила женщина. Тоже по-русски. И все дружно рассмеялись.

Тут кто-то прошел в глубь квартиры и закричал мне: какая у вас кухня? Такая или поменьше?

Я пошла посмотреть. Скажем прямо: кухня, на которой я оказалась, легко вместила бы половину моей квартиры.

А ванная комната, совмещенная с туалетом и отделанная хорошей плиткой, по площади — в точности парадная приемная у правительственного чиновника, разумеется, за вычетом унитаза. Но добил меня вид из окна. На горизонте — две сталинские высотки и море огней, как в кино.

* * *

А в это время на проспекте Мира мокли под дождем сотрудники милиции, которые участвовали в рейде. Стояли они возле двери, которую заперли изнутри прямо на глазах у изумленной публики. Стучали, колотили, просили отпереть — гробовая тишина.

В тот раз дверь в подвал закрыли перед носом и в этот раз — только тогда это была дверь во двор, а сейчас — на проспект Мира. Собственно, бывший вход в ресторан. Ну, не рады нам, и все тут.

Решили взломать дверь собственными силами. Сейчас бы “болгарку”… А на другой стороне проспекта призывно сияла огнями стройка. Командировали туда сотрудника милиции. Через четверть часа он привел со стройки привидение в черном дождевике с остроконечным капюшоном. В руках у привидения была “болгарка”. Но как ее включить?

Все это время за нашими действиями сочувственно наблюдал пожилой мужчина в серебряных очках, по виду ни дать ни взять преподаватель высшей математики и древнегреческого языка. Все высыпавшие из дому люди называли его Гамлетом. Я знала, что без Шекспира тут не обойтись. Мужчина входил и выходил из помещения под вывеской “Строительный штаб” — оно постоянно упоминалось живущими в доме при упоминании об оплате тряпко-места.

Наконец, пила зажужжала, и дверь со вздохом поддалась.

Да, это и в самом деле был вход в ресторан. В тот раз именно здесь мы обнаружили оковалок тухлого мяса, горячие чайники, лиловую курицу — и ни одной живой души. На этот раз обошлось без курицы, зато в подвале, уходившем куда-то в глубину, оказалось множество людей, преимущественно из Средней Азии. Несколько человек спрятались в шкафах, и выцарапали их оттуда с трудом, поскольку они отнюдь не спешили навстречу сотрудникам прокуратуры и ФМС.

Если бы вы, любимые читатели, увидели огнеопасную электрическую проводку и катакомбы, точь-в-точь павильон для съемок фильма ужасов, вы бы умерли от изумления, не дожидаясь пожара, который не сегодня-завтра произойдет в подземелье. Но что самое невероятное: с тех пор как мы здесь побывали, в помещении произошли перемены к лучшему. Его полностью выложили красным ковролином. И по всему выходит, что уходить отсюда никто не собирается. Но бесправные, безмолвные и беспомощные гастарбайтеры сами тут порядки не наводят, им бы в шкафах отсидеться. Значит, сверху успокоили.

Для проверки документов участники рейда увезли человек шестьдесят.

А где все это время укрывались сбежавшие граждане? И сколько их было? И почему они сбежали?

* * *

Пока мы ожидали привидения с пилой, кто-то сказал: “По-хорошему, порядок здесь должен навести участковый. Интересно, куда он смотрит?”

Меня это замечание растрогало. Значит, есть люди, которые искренне считают, что массовое заселение пустующего на бумаге дома — недосмотр участкового милиционера. С таким доверчивым электоратом можно горы свернуть!

Ведь что интересно. Мы с вами, чуть только зазеваемся и забудем заплатить за электроэнергию, тут же получаем “молнию” из Мосэнергонадзора. Там в строгих выражениях говорится, что платить за свет в лампочках, на экранах и мониторах нужно без опозданий. То же самое с водой и прочими коммунальными услугами. А тут такое чудо: стоит огромный дом, по документам совершенно пустой, а электричество и вода подаются туда исправно. Но ведь люди, которые пьют эту воду и наслаждаются этим светом, нигде не значатся. Кто же платит? Мы с вами. А больше некому.

Что же касается стоимости жилья — не меньше 2 миллионов рублей ежемесячно получают неведомые нам труженики тыла. И никакой участковый милиционер с таким исправно налаженным хозяйством не справится, да и не его это дело.

Таких домов в Москве много. И все об этом знают. Но пирог так дивно пахнет! Он такой сладкий! А то, что в отселенных домах живут не только гастарбайтеры и спрятать там можно не только электроплитку и котел для плова, начальники знают. Не могут не знать. А какой отсюда следует вывод — догадайтесь сами.



Партнеры