Последний пузырь Гринспена

Человечество никогда не найдет способа борьбы с фондовыми "пузырями".

10 сентября 2007 в 09:51, просмотров: 468

Газета The Wall Street Journal опубликовала несколько заявлений бывшего главы Федеральной резервной системы США Алана Гринспена. Аналитики, как всегда, ловили каждое слово человека, который почти 20 лет определял монетарную политику США. Речь шла о серьезных вещах – ипотечном кризисе, который уже нанес мировым финансовым институтам ущерб в сотни миллиардов долларов.

Гринспен, выступая перед учеными-экономистами, сравнил нынешний кризис с двумя крупнейшими предыдущими – 1987 и 1998 года. В 1987 случился так называемый "черный понедельник" – на бирже NYSE за первый час торгов котировки акций упали в среднем на 22,6 процента.

В 1997 году история повторилась в чуть меньшем масштабе, но зато на фоне азиатского финансового кризиса. А в 1998 году, особенно после российского дефолта, инвесторы забирали средства с развивающихся рынков и перекладывались в надежные казначейские облигации США. Чтобы оценить потери, достаточно сказать, что именно кризисы 1997-1998 года подкосили хеджевый фонд Long Term Capital Management, в котором было свыше сотни миллиардов долларов.

Оба кризиса произошли, когда "у власти" был Гринспен. По его словам, человечество никогда не найдет способа борьбы с фондовыми "пузырями". Алан Гринспен рассматривает экономический рост и кризисы как борьбу эйфории со страхом. В 2007 году страх оказался сильнее.

Жадное прошлое

Известный финансист знает, что говорит. Ведь кризис-2007 – не результат деятельности его преемника, Бена Бернанке. Это результат безответственного поведения ипотечных заемщиков в течение последних нескольких лет.

Это также в некотором роде промах самого Гринспена, под руководством которого учетные ставки, чтобы умерить пыл инвесторов, повышались 17 раз подряд. Сейчас Гринспен признает, что многократным повышением ставок кризис можно только отсрочить. Более того, он знал это и раньше, так как столкнулся с этим феноменом в 1994 и 1995 годах. Тогда ставки выросли вдвое, но как только они перестали расти, в финансовой системе вновь появились признаки кризиса.

А вот что произошло в 2007 году. В течение нескольких предшествующих лет цены на недвижимость в США росли. Граждане решили заработать на этом и, купив жилье в кредит, год-два спустя выгодно перепродать его. Они намеревались, погасив кредит, оставить себе разницу. Так как порог входа на этот рынок довольно высок, а поучаствовать в выгодном деле хотели все, многие американцы, попадая в разряд неблагонадежных заемщиков, все равно брали кредиты. На любых условиях.

После того, как цены на недвижимость пошли вниз, оказалось, что заемщики не только не могут заработать на перепродаже, но и не способны выплатить кредит. Таким образом, какую бы ставку по кредиту ни устанавливали банки, предотвратить кризис, основанный на невозвратах было невозможно. По инерции считалось, что ипотечные облигации – одна из самых надежных бумаг. Параллельно был создан и активно развивался рынок на триллион долларов, в котором большую часть составляли именно бумаги, основанные на кредитах неблагонадежным заемщикам.

Некрасивое настоящее

В том, что финансовые рынки оказались на пороге кризиса, виноваты не только главные банкиры Европы и США. Когда начались подсчеты убытков, крупные инвесторы и фонды объяснили свои решения по вложению в ипотечные облигации тем, что надежными эти бумаги сочли рейтинговые агентства. Сами агентства, почуяв, что пахнет жареным, объявили о снижении рейтингов по сотням видов ипотечных бумаг. Но было поздно.

Как результат – европейские и американские ведомства проверяют крупнейшие рейтинговые агентства. Цели схожи – определить, как производится оплата услуг агентств и нет ли сильной зависимости между полученной суммой и выставленным рейтингом. Ведь чем выше рейтинг, тем больше продажи бумаг и больше заработок агентства. Достаточно сказать, что котировки акций одного из трех самых крупных агентств, Moody's, выросли, благодаря массовому присвоению рейтингов ипотечным облигациям, в три раза.

Если проверка выявит какие-то несоответствия между выставляемыми рейтингами и реальной рискованностью бумаг, это станет серьезной проблемой для всех крупных управляющих, ведь их инвестиционные стратегии завязаны на приобретение и продажу бумаг с определенными рейтингами и рекомендациями.

Пугающее будущее

Тем временем банки и фонды все меньше доверяют друг другу и пытаются избавиться от ипотечных облигаций. На вливания в финансовую систему центральные банки США, Евросоюза, России зарезервировали миллиарды долларов. Надолго ли их хватит, неизвестно.

Американская Национальная ассоциация экономики бизнеса в конце августа опросила своих членов и выяснила, что ипотечный кризис для них страшнее международного терроризма.

А Организация экономического сотрудничества и развития объявила на днях, что сокращает свой прогноз по темпам роста ВВП семи самых крупных экономик мира с 2,3 до 2,2 процента. Причина все та же – ипотечный кризис.

Похоже, самое интересное еще впереди.



Партнеры