У Совета собственная гордость...

Кому больше навредил дипломатический скандал — Британии или России?

17 января 2008 в 14:41, просмотров: 399

 

“Проблема британского правительства в том, что оно не может ничего сделать, чтобы остановить Кремль” — так эксперт Тони Халпин обозначил в The Times ситуацию вокруг Британского совета. Но очевидно, что еще больше проблем, чем британцы, получила в этой связи Россия…

Спору нет, политику Великобритании по отношению к России никак не назовешь дружественной. И та бесцеремонность, с которой Лондон порой ведет свои дела с Россией, заслуживает адекватного ответа. Но с Британским советом вышел, пожалуй, перебор. Многие аналитики полагают, что совет выбран по нескольким причинам: как гнездо “идеологической диверсии” и — что гораздо важнее — как самая уязвимая мишень. Удар, скажем, по торгово-экономическим связям с Британией был бы весьма болезненным для самой России. Тогда как с культурно-гуманитарной структурой, каковой позиционирует себя Британский совет, можно особо не церемониться — особенно с его российскими сотрудниками и посетителями.

Уязвимость Британского совета повредила не только его сотрудникам (которым придется крепко задуматься о новой работе) и тем россиянам, которые пользовались услугами этой организации. Имиджу России за рубежом эта уязвимость тоже ничего хорошего не прибавила. Одно дело выслать в качестве ответной меры нескольких британских дипломатов или устроить какой-нибудь красивый дипломатический демарш, другое дело — закрыть по справедливым ли, по надуманным ли причинам Британский совет. Тут хочешь не хочешь, а окажешься в положении щедринского медведя на воеводстве: “Майора Топтыгина послали супостата покорить, а он, вместо того, чижика съел!”

Даже с мотивацией закрытия региональных отделений Британского совета проблемы. То высокими внешнеполитическими чиновниками утверждается, что закрытие офисов в регионах не связано с политикой, а проблема имеет исключительно юридический характер. То заявляется: “В ответ на замораживание британцами переговоров по соглашению об облегчении визового режима мы заморозили переговоры по соглашению о культурных центрах”. И опять же: если британцы нарушали законы, то почему наша страна стала реагировать только сейчас?

Не в пользу России и вызовы в ФСБ сотрудников Британского совета: тут уж явно пахнуло советским прошлым. И история с задержанием главы питерского филиала Британского совета Стивена Киннока, сына бывшего лидера Лейбористской партии Нила Киннока, за нарушение правил дорожного движения тоже выглядит так себе. Особенно на фоне сообщений британской прессы, что только в 2006 году 66 российских дипломатов в Лондоне получили 167 квитанций о нарушении дорожных правил. Впрочем, британцы признают, что бокал вина Киннок все-таки выпил — сколько было выпито в действительности, проверить сложно, ибо, пользуясь дипломатическим иммунитетом, он отказался пройти соответствующий тест.

Многие эксперты, гадающие, во что выльется скандал вокруг закрытия региональных филиалов Британского совета, договариваются до прогнозов о возможном понижении (а то и разрыве!) дипломатических отношений между Россией и Соединенным Королевством.

Британские наблюдатели полагают, что скорее всего непосредственных ответных ходов от Форин офиса ждать не придется и дело ограничится главным образом риторикой. Тем не менее эта риторика будет включать мысль об одержанной Великобританией моральной победе в “битве” за Британский совет.

Насчет британский победы судить трудно: офисы приходится закрывать. Но то, что Москву эта история выставляет в неприглядном свете, увы, факт.

ЧТО ГОВОРЯТ И ПИШУТ НА ЗАПАДЕ

Шон Маккормак, представитель госдепартамента США: “Мы выражаем сожаление в связи с сообщениями об эскалации действий, предпринимаемых российскими властями в отношении сотрудников и деятельности Британского совета в Санкт-Петербурге и Екатеринбурге... Мы надеемся, что этот вопрос будет решен справедливо и быстро, причем таким образом, чтобы Британский совет смог продолжить хорошую работу в России”.

The Guardian: “Битва из-за Британского совета — самая последняя из серии стычек между Лондоном и Москвой, начавшихся после убийства в ноябре 2006 года российского диссидента и бывшего агента ФСБ Александра Литвиненко”.

Daily Telegraph: “Допрос местных служащих [Британского совета] Федеральной службой безопасности (ФСБ) отдает частично советской практикой, частично яростным национализмом, ставшим признаком президентства г-на Путина”.

 



Партнеры