Год семьи

Жизнь глазами домохозяйки

24 января 2008 в 17:10, просмотров: 826

Я, например, недавно столкнулась с проблемой буйных соседей. Это, надо сказать, такая проблема, что не дай бог никому.

Соседи никогда особо не стараются блюсти тишину. Кто радио включает в шесть утра, чтоб гимн послушать, кто на детей орет перед сном, чтоб крепче спалось. Но все они — светлые ангелы по сравнению с настоящими буйными соседями, которые достались одной моей знакомой, ветерану войны и труда.

Она пенсионер, инвалид и вдова участника войны. Живет в квартире на седьмом этаже. Над ней, на восьмом, — молодая семья: мама, папа и два ребенка. Был третий — пяти лет, но в прошлом году по случайности выпал из окна. Родители, кстати, даже не заметили, пока им не сообщила милиция.

Распорядок в семье незамысловатый. Днем они спят, поскольку нигде не работают, по ночам гуляют. Орут, топают, музыка воет, как шакал, мат-перемат — короче, отдыхают по полной программе.

В бабушкиной квартире спать невозможно, там глухой не уснет, поэтому она ходит ночевать к знакомым. Иногда ей начинает казаться, что знакомые от нее устали, тогда она остается дома и всю ночь сидит, даже не ложится, потому что бесполезно.

Милицию вызывает регулярно, ее там знают как родную. Не едут. Говорят: чего кататься, мы все равно ничего не можем сделать. Чего нам, у их дверей постового ставить?

Милицию можно понять. Нет такого закона, который позволял бы применять к буйным соседям жесткие меры. Можно только сделать им предупреждение. Сделали и уехали. Те посидели минут десять и снова включились. И чего, опять ехать с предупреждением?

Пенсионерка мучается не первый год. Обошла все инстанции — депутата, управу, начальника ОВД, даже у заместителя префекта была. Результат нулевой. Нет, говорят, у нас таких рычагов, чтобы защитить мирное население.

С соседями говорила, умоляла не издеваться. Пообещали, что не перестанут, пока не доведут ее до дурдома.

Целеустремленные такие ребята оказались.

Я ей говорю: меняйте квартиру, Алевтина Петровна, сколько можно мучиться. Не хочет. Восемьдесят пять лет, куда я поеду, меня обманут, и вообще лучше руки на себя наложить. Но у нее хотя бы теоретически есть такой вариант — переехать. А многие ведь даже этой возможности не имеют, будучи, к примеру, родственниками буйных алкоголиков и проживая с ними на одной жилплощади.

Пойди вон разменяй двухкомнатную квартиру. Уедешь в коммуналку с таким же алкашом в соседней комнате. Или в область, три часа на работу добираться. Поэтому они продолжают жить совместно и при этом больше всего на свете хотят, чтоб родственничек помер.

Что реально можно сделать, чтоб от него избавиться хотя бы на время?

Дать денег милиции, чтоб его посадили года на полтора за хулиганство.

Дать денег психиатру, чтоб его увезли в психушку на сколько получится.

Нанять какого-нибудь качка, чтоб приходил и приводил в чувство родственничка, когда тот совсем уж разбушуется. Мордобой, говорят, помогает. Хотя и ненадолго.

Варианты есть. Но все — криминальные. Нет ни одного законного способа оградить окружающих от сволочи, которая систематически превращает их жизнь в ад, уродует морально и физически, измывается и не дает спать по ночам.

Но почему нельзя по закону делать то, что делается за деньги? Если сограждане теряют человеческий облик и изводят окружающих, почему нельзя это прекратить в установленном порядке — отправить их в психбольницу, например, или в какое-то лечебно-исправительное заведение, или прямо на улицу, лишив жилплощади? Пускай бомжуют, раз не могут жить вместе с людьми.

Хотя они-то как раз могут жить с людьми. Люди с ними не могут. Не могут, но живут. Абсурд, который не станут терпеть ни в одном нормальном государстве, для нас — норма жизни. В каждом отделении милиции есть список квартир, куда по вызовам не выезжают. Поедут, только когда там кого-нибудь, наконец, зарежут. Ну не бред, а?

Бред. Но всю глубину этого бреда ощущает лишь тот, кто от него страдает. Как он мечтает о законе, который положит конец мучениям! Но напрасны его мечты.

Такой закон не нужен тем, кто принимает законы. В домах, где они живут, подобных проблем не возникает. Упейся и бегай на пятнадцати гектарах — никому не помешаешь. У них там другие проблемы — партии, выборы, подписи, митинги… Борьба, короче. За власть и за деньги.

Себе — власть и деньги. Нам — Год семьи и сладкие слюни знаменитостей по поводу верных супругов и милых деток.

Я когда слышу про этот Год семьи, сразу вспоминаю тех бабушкиных соседей, у которых ребенок упал с восьмого этажа, а они по пьянке не заметили. Тоже, кстати, семья. Выходит, их год.

Записала Юлия КАЛИНИНА.



Партнеры