Тёплая точка

В Чечне несет потери спецназ ГРУ

30 января 2008 в 18:22, просмотров: 3495

В понедельник, 28 января, у чеченского села Бамут произошел бой между разведгруппой спецназа ГРУ и группой боевиков. Потери среди наших — один убитый, трое тяжело раненных. О потерях среди боевиков сведений нет. По официальной информации, численность бандгруппы — 8—10 человек. По информации “МК”, боевиков было гораздо больше.

Наши

Обстоятельства и время боя неизвестны, об этом можно судить только по косвенной информации. И.о. командующего Объединенной группировкой войск (сил) на Северном Кавказе генерал-лейтенант Юрий Виноградов сообщил, что вечером 28 января на окраине села Бамут произошло боестолкновение разведгруппы федеральных сил с передовым отрядом неустановленной бандгруппы численностью 8—10 человек. В результате боя один военнослужащий погиб, трое получили тяжелые ранения.

Разберемся, кто воевал с нашей стороны. На окраине села Бамут на пригорке стоит отдельный отряд специального назначения 10-й бригады спецназа ГРУ, дислоцированной, как известно, неподалеку от Краснодара. Бойцы именно этой бригады спецразведки и участвовали в боестолкновении. Наши источники в группировке подтверждают и название подразделения, и время боя, и количество потерь.

Зная, что это спецназ ГРУ, можно примерно определить численность группы. Бойцов может быть 18, 16, 15 или 14, но никак не меньше 12. Разведывательная группа — это т.н. разведорган, который формируется по твердым критериям. Судя по потерям среди разведчиков — 1 убитый, трое раненых, — можно предположить, что либо они попали в засаду, либо сами сидели в засаде и столкнулись с превосходящими силами противника. Количество потерь — почти треть группы, это либо неожиданное нападение, либо сравнительно долгий и тяжелый бой. Зная это, попробуем предположить, что собой представлял противник.

Враги

Генерал-лейтенант Виноградов описал боевиков так, что не поймешь, сколько их было. Вот к чему относится цифра 8—10 боевиков? Ко всей бандгруппе или к ее передовому отряду? И если только головной дозор насчитывал до 10 человек, то сколько боевиков было во всей банде? Опыт говорит, что при таком головном дозоре основной отряд может насчитывать человек 70. Или это идет какой-то очень важный человек. Например, полевой командир уровня Доки Умарова или Магаса. И тот и другой теоретически могли оказаться в бамутском лесу, но все-таки появление там Магаса более вероятно, это его зона действий.

Если наши разведчики просто случайно нос к носу столкнулись с противником (такое бывает), то почему ничего не сообщается о потерях среди боевиков. Вряд ли командующий стал бы скрывать такую позитивную информацию. Одно из двух: или потерь у боевиков не было, или они унесли своих убитых и раненых. Если унесли, значит, боевиков было явно больше десяти. Кто-то должен вытаскивать тела с поля боя, прикрывать санитаров, обеспечивать безопасный отход. А если потерь не было, значит, это была грамотно устроенная засада, которая поджидала именно этих конкретных ГРУшников. Отсюда выводы: либо под носом у спецотряда разгуливала крупная банда, либо боевики настолько хорошо осведомлены о передвижениях спецназа, что могут устраивать против него эффективные засады.

Обе новости — плохие. Особенно если вспомнить, что на дворе 2008 год и контртеррористическая операция давно закончена.

По имеющейся официальной информации можно вычислить и время суток, когда произошел бой. Генерал Виноградов говорит, что это было вечером, но точно известно, что артобстрел, устроенный вдогонку боевикам, произошел в половине второго ночи. Значит, исходя из практики, и бой случился максимум за полчаса до артобстрела.

Трудная мишень

Потери среди спецназа ГРУ тщательно скрываются от публики, но вызывают в армейском руководстве куда больший внутренний резонанс, чем потери в любых других подразделениях. Спецназ ГРУ на сегодня основная ударная сила федеральных войск на Северном Кавказе. Нам противостоят подпольщики-диверсанты, и бороться с ними на равных могут только такие же диверсанты, то есть специальная разведка. Бывали случаи, когда боевики по нескольку суток ждали в засаде спецназовцев, никак не реагируя на проходящих мимо них милиционеров или бойцов внутренних войск. Спецназ — цель трудная и почетная. И нападение на краснодарскую группу — явный успех боевиков. Кроме того, потери среди спецназа ГРУ обязательно влекут резкие ответные действия со стороны нашей армии. И это, как ни странно, тоже выгодно боевикам, потому что такой громоздкий и мощный механизм, как армия, часто действует неуклюже. Что и произошло сразу после описанного боя в ночь с понедельника на вторник. Как сообщил все тот же генерал Виноградов, гаубичная батарея, которая должна была отрезать боевикам путь к отступлению, ошиблась и ударила не по бамутскому лесу, а по селу Гехи Урус-Мартановского района. Плюс-минус 25 километров. По сообщению чеченского правительства, в разной степени разрушено 11 домов. Большая удача, что обошлось без жертв.

Назад в Ингушетию

Генерал-лейтенант Виноградов заявил, что после боя со спецназом боевики отходили в сторону Ингушетии. И это в его устах выглядит тревожным сигналом.

Последние полгода Ингушетия на фоне остальных республик Северного Кавказа представляется самой взрывоопасной. Все началось с методичного убийства русских летом прошлого года и объявления в Ингушетии министром МВД России комплексной милицейской операции. С тех пор плохие новости из республики поступают регулярно. Отметим только недавние политические события. То противники президента Зязикова пытаются оспорить результаты думских выборов и вроде уже собрали нужные подписи чуть ли не со всего населения республики, то ОМОН со стрельбой разгоняет митинг протеста, то местные силовики похищают и избивают правозащитников, то задерживают журналистов. А теперь вот еще и боевики действуют в Чечне со стороны Ингушетии и отступают туда же.

У федеральной власти, кажется, уже достаточно причин для объявления Ингушетии очередной зоной контртеррористической операции. Это было бы на руку и зязиковской оппозиции, так как доказывало политическую несостоятельность ее главного противника. Это выгодно и боевикам, которые уже не могут громко напомнить о себе в Чечне, управляемой Кадыровым. Вполне возможно, что главной целью последней вылазки боевиков была не разведгруппа краснодарцев, а то, чтобы продемонстрировать федеральным силам свое присутствие именно вблизи Ингушетии. Ингушетия на сегодня — самое слабое политическое звено Северного Кавказа. В нестабильном, уязвимом, подвешенном состоянии республика может существовать довольно долго. Но если центр не сумеет ее удержать, то плюхнется она прямо в войну.



Партнеры