Адаптация этнокомпонента

Мосгордума обсуждает политику адаптации мигрантов через систему образования.

8 февраля 2008 в 12:05, просмотров: 961

Московские власти не скрывают: миграционная ситуация в мегаполисе остается сложной, и в том числе – в области образования. Вместе с родителями в столицу приехали десятки тысяч маленьких иностранцев (в основном -- выходцев из бывших союзных республик). Многие из них не говорят и не понимают по-русски и понятия не имеют о российских традициях и порядках. Без этого они не могут ни учиться, ни стать полноценными членами общества, а потому обречены стать маргиналами, а, возможно, и преступниками. В том, как избежать этой опасности и адаптировать мигрантов к российской жизни средствами образования, разбиралась Московская городская Дума.   

По официальным данным, в Москве живут более 30 тыс. детей мигрантов. Однако сюда входят только школьники, признал замдиректора столичного департамента образования Юрий Горячев. Дети дошкольного возраста и учащиеся профтехучилищ оказались «неучтенными», а, значит, их реальное количество на порядок выше. 

По данным медиков, большинство малолетних мигрантов физически здоровы: за последний год на 20 тыс. выявленных случаев социально-опасных заболеваний взрослых мигрантов (в том числе ВИЧ, сифилис, гепатит и туберкулез) столичный департамент образования обнаружил лишь трех инфицированных детей. Нет к маленьким мигрантам и особых претензий правоохранительных органов, заверил замначальника московской милиции Григорий Краснов – удельный вес преступлений, совершенных в Москве иногородними несовершеннолетними, составляет 27% от общего количества. 

Единственное исключение – нищенство. И в том числе – с участием так называемых «мадонн» -- нищенок с детьми. Каждый третий несовершеннолетний попрошайка, задержанный московской милицией – гражданин стран СНГ, а из 1520 малолеток, помещенных за этот вид правонарушений в центр временного содержания, 1075 (более двух третей) являются гражданами другого государства. 

В известной мере социализации детей мигрантов мешает незнание русского языка – по мнению депутата Мосгордумы, члена комиссии по образованию и науке Михаила Москвина-Тарханова, это – вообще «ключевая проблема, мешающая адаптации приезжих». Между тем их ассимиляция в российском обществе, подчеркнул депутат «МК», «возможна только через наш язык и культуру. Этим путем, собственно, и пытается идти московское правительство. Хотя и не всегда эффективно»,-- отметил он. 

Прежде всего, адаптация детей мигрантов идет через школы с этнокультурным компонентом – углубленным изучением языка и культуры того или иного народа (в общей сложности их в Москве около 40). Впрочем, сейчас, отмечают в департаменте образования, мода на создание этношкол в Москве проходит: родители предпочитают отдавать своих детей не в «национальные», а в предметные спецшколы – математические, физические, языковые. 

Во-вторых, власти города готовят детей мигрантов к учебе в общеобразовательной российской школе. Эту работу ведут 11 центров изучения русского языка, где за год детям дают языковую подготовку и знакомят с граждановедением – сводом традиций и правил общественной жизни в России. (Четверть нынешних учащихся центров, по данным департамента образования Москвы, готовятся к первому классу; еще треть – ученики 2-х-4-х классов, а остальные – старшие школьники). 

Принято считать, что по завершении годичной подготовки в центре ребенок готов учиться в ближайшей к дому обычной школе. Это право закреплено и в московском законе. На практике же возникают сложности -- объективные и субъективные. С одной стороны, детей мигрантов (особенно нелегальных) не хотят брать директора школ. И их можно понять. Подавляющее большинство учебных заведений, обучающих мигрантов, являются малокомплектными. С переходом на нормативно-подушевое финансирование они потеряли значительную часть средств, а с ними и полноценное медицинское обслуживание, в котором особенно нуждаются при таком контингенте, рассказала директор одной из них Татьяна Гузенко. Кроме того подавляющее большинство одиннадцатиклассников из числа детей мигрантов не могут сдать ЕГЭ (единый государственный экзамен) по русскому языку. И как им выдавать аттестаты, когда ЕГЭ перейдет в штатный режим, не знает никто. 

Есть в школах с большим количеством пришлых учеников (скажем, расположенных неподалеку от крупных столичных рынков) и конфликты с родителями. Например, когда «исконно русская» школа ни с того, ни с сего вдруг обретает этнокомпонент. Или когда родители и дети категорически против приема в школу детей мигрантов, не говорящих или плохо говорящих по-русски и не знающих наших традиций, дополнила картину зампредседателя комиссии Мосгордумы Татьяна Потяева. 

Кроме того вся работа по адаптации мигрантов -- обучение учителей-специалистов по русскому как иностранному и по этнологии, подготовка и издание специальных учебников, выделение школьных зданий -- оплачивают московские налогоплательщики. И многим это кажется несправедливым – вопрос-то, по словам Потяевой, «федеральный, а все тяготы несет только Москва». Впрочем, подозревает Москвин-Тарханов, это, может, и к лучшему: «Бог с ними, с этими федеральными деньгами. Дадут две копейки, а потом замучают проверками и в результате не дадут ничего толком сделать. Лучше уж мы сами все решим. Тем более, что Москва – пилотная площадка миграционной политики, вслед за которой потом двинутся остальные регионы. Для такой страны как Россия – с огромной территорией и уменьшающимся населением – приток мигрантов неизбежен»,--заявил он «МК».



Партнеры