Шизотипический шпион

12 марта 2008 в 17:24, просмотров: 857

Неожиданное продолжение получило в среду одно из самых громких дел конца 90-х. Сына бывшего замминистра иностранных дел посла России в Дании Алексея Обухова Платона Обухова, обвиненного в 1996 году в шпионаже, а после признанного невменяемым, Мосгорсуд оставил на принудительном лечении.

Напомним: 27-летний Платон Обухов, занимавший в 96-м году пост второго секретаря Департамента Северной Америки МИД России был арестован по подозрению в шпионаже на британскую разведку МИ-6. Позже ему было предъявлено обвинение в измене Родине, за что ему грозило наказание до 20 лет лишения свободы. Но как только дело было передано на рассмотрение в Мосгорсуд, Обухов “впал в реактивное состояние” и дело было приостановлено, а подсудимый помещен в психиатрическую лечебницу. Это вызвало огромный скандал, поскольку если подсудимый не “косил”, получалось, что важный государственный пост занимал психически нездоровый человек. Но вскоре у Обухова при обыске в стационаре была обнаружена собственноручно написанная им инструкция, как симулировать шизофрению. И вскоре процесс по делу возобновился. Обухов был признан виновным и получил 11 лет.

Но в 2001 году Верховный суд РФ отменил этот приговор и направил дело в Мосгорсуд на новое рассмотрение. А там по ходатайству защиты Обухова ему была назначена повторная психолого-психиатрическая экспертиза. В ее ходе было выявлено: у Обухова действительно психическое заболевание — шизотипическое расстройство личности, и развилось оно у него после совершения им преступления. В 2002 году дипломату-шпиону назначили принудительное лечение в стационаре. А в 2003-м он продолжил принудительное лечение уже амбулаторно.

В декабре 2007 года администрация ПНД №4, где лечился Обухов, обратилась в Мосгорсуд с ходатайством “о прекращении принудительных мер медицинского характера”, поскольку Обухов не представляет опасности для общества. В суд был представлен соответствующий акт психиатрической экспертизы.

Однако гособвинение возразило против отмены принудительного лечения Обухова, поскольку по мнению помощника главного военного прокурора РФ Рамила Шакурова, представленные в суд документы не соответствуют требованиям закона.

— В ходатайстве ПНД №4 ничего не сказано о том, может ли Обухов в настоящее время отдавать отчет своим действиям. Кроме того, в нем ничего нет о том, что в декабре 2007 года Обухову была продлена инвалидность II группы по психзаболеванию. А акт экспертизы не имеет даты и указания должностей, подписавших его лиц.

Против высказалась и мать Обухова, поскольку по ее словам, сын продолжает постоянно принимать таблетки и ведет себя неадекватно. Сам же Обухов сказал, что оставляет этот вопрос на усмотрение суда, поскольку “боится врачей”.

Рассмотрев ходатайство администрации ПНД №4, суд счел, что представленный акт экспертизы подписан непонятно кем. И так же непонятно, когда он составлялся. Присутствующая в зале представитель ПНД сообщила, что Обухова лично не знает. При его освидетельствовании не присутствовала. Но считает, что ему достаточно непринудительного наблюдения у специалистов.

Из представленных документов суд не смог понять, когда именно у Обухова возникло шизотипическое расстройство, как и сколько он лечился и на протяжении какого времени находится в состоянии ремиссии. Поэтому судом было отклонено ходатайство администрации ПНД, а Обухов оставлен на принудительном лечении. Это означает, что Обухов по-прежнему не может нести ответственность за вмененные ему ранее преступления.

Однако в случае, если бы с него были сняты принудительные меры медицинского характера и суду пришлось бы решать вопрос о назначении Обухову наказания, ему бы все равно не грозило попасть за решетку. По словам Рамила Шакурова, он был привлечен к уголовной ответственности еще по старому Уголовному кодексу и срок давности по инкриминированному ему преступлению уже истек — он составлял 10 лет. Но в случае если бы к Обухову пришлось применить срок давности, нужно было бы спрашивать его согласие, поскольку прекращение уголовного преследования по истечении срока давности не является реабилитирующим подсудимого обстоятельством.

 



    Партнеры