А патриарх-то ненастоящий!

Москвичи могут увидеть одну из самых “глобальных” фальшивок в русской истории.

15 марта 2008 в 15:00, просмотров: 768

«Возрожденные документальные сокровища федеральных архивов» — за этим,  может быть, не самым броским названием — очень интересная экспозиция, открывшаяся в Выставочном зале федеральных архивов на Б. Пироговской ул.

По сведениям, полученным от руководителей Федерального архивного агентства, только среди особо ценных и уникальных документов, хранящихся в главных архивах страны, сейчас требуют реставрации около 300 тысяч. При этом, хотя финансирование таких работ за последнее время увеличено, в год удается «возродить из руин» лишь  около 2000 единиц хранения. Некоторые из наиболее интересных архивных раритетов, которым реставраторы лишь недавно возвратили их первоначальный вид, представлены на только что открывшейся выставке.

Один из древнейших официальных документов на Руси — духовная грамота (проще говоря — завещание) Великого князя Московского Ивана I Калиты. Отправляясь в 1336 г. в Орду на «саммит» с тамошним ханом Узбеком, князь решил подстраховаться и заранее составил завещание: ведь татарский хан отличался весьма крутым нравом и уже не раз к тому времени отправлял на казнь прибывающих к нему «подневольных» правителей удельных русских княжеств, проявлявших малейшие признаки неповиновения.

На пергаменном листе, снабженном внизу серебряной с позолотой княжеской печатью, перечислены богатства московского правителя, отдаваемые им своим близким. Получилась своеобразная «имущественная декларация». Жене Ульяне с дочерьми князь завещал 26 волостей и сел, младшему сыну Андрею — 21 селение, среднему, Ивану — 23, а вот старшему наследнику Симеону — аж 36 волостей и сел, да еще два городка впридачу! Что же касается самой Москвы, то ею вместе с прилегающими окрестностями должны были распоряжаться совместно все три сына княжеских.

Под стеклом соседней витрины — не менее интересный документ: Уложенная грамота Вселенского константинопольского собора 1590-го года об установлении Патриаршества в Московском государстве.  Именно с этого листа должна вести свой отсчет история Патриархов Московских и всея Руси, но… Как выяснилось, данный «патент» — по сути дела фальшивка! Хотя документ и удостоверен автографами Константинопольского и Антиохийского патриархов, среди остальных 103 подписей церковных первоиерархов, долженствующих принимать участие в Соборе, не менее 70 — подделаны. Проще говоря, за многих митрополитов и епископов расписались совсем другие люди. Объяснение подобного «криминала» вполне бытовое. Патриарх Иеремия II во время своей поездки в Москву в 1589 г. пообещал там «пробить» решение об учреждении русской Патриархии. Взамен константинопольский владыка, очень нуждавшийся в средствах, получил от Москвы немало богатств. По возвращении в Константинополь их нужно было отрабатывать, срочно созвав церковный Собор для решения столь важного вопроса. Однако за короткое время собрать требуемый кворум Иеремии не удалось,   потому и пришлось взамен отсутствующих иерархов подписываться чиновникам, которые работали «в аппарате» Константинопольского патриарха. Такая «фальшивка» была весной 1591 года доставлена в Москву. Однако там этот документ с негодованием отвергли. И не то, чтобы власти московские раскусили подделку, — русского государя обидело, что будущему Патриарху московскому, у которого столь обширная и богатая паства, по решению собора уготовано лишь последнее, пятое  место в ряду восточных Патриархов. Да и без подписи Александрийского владыки грамота выглядела не очень внушительно.

В центре зала — огромный стол, а на нем уместился весь Париж. Громадный — 246х323 см — вид города с высоты птичьего полета был изготовлен по заказу главы городского управления маркиза Тюрго в 1739 г. художником Луи Бретезом и гравером Клодом Люка. До сегодняшнего дня в мире уцелело лишь пять таких полностью комплектных планов — 3 во Франции и 2 в Италии. Недавно обнаружился шестой — у нас в Москве. Этот план хранился до революции в библиотеке МИДа и впоследствии считался утраченным. «Явлению» уникального документа мы обязаны несчастью, случившемуся в Российском государственном архиве древних актов. Весной 2003-го в хранилище прорвало трубу и горячая вода стала затапливать стеллажи. При срочной эвакуации с одной из нижних полок сотрудники архива извлекли какой-то рулон длиной более трех метров. Чтобы его развернуть пришлось воспользоваться просторным директорским кабинетом. Там-то и обнаружилось, что благодаря потопу «всплыл» пропавший план Парижа. Экземпляр был в плохом состоянии, однако реставраторы вернули ему подобающий вид.  

Среди других документов, представленных на выставке — патент на чин прапорщика, подписанный в 1737 г. государыней Анной Иоанновной для Александра Суворова — дяди будущего знаменитого русского полководца; мемуары Екатерины Великой; масонский диплом декабриста Павла Пестеля… В одном из стендов демонстрируется бумага воистину эпохальной важности: подлинник Декларации и договора об образовании СССР, подписанных 30 декабря 1922 г. на заседании I Всероссийского съезда Советов. На листах в большой картонной папке — подписи лидеров России, Украины, Белоруссии и Закавказской республики, объединившихся тогда в единое государство. Любопытно, что среди подписей руководителей РСФСР первыми красуются автографы М. Калинина и Д. Курского, а вот коротенький росчерк «И. Сталин» идет лишь пятым…

Этой экспозицией в Выставочном зале федеральных архивов начинается серия выставок, посвященных 90-летию Государственной архивной службы России. Выставка продлится до 30 марта.

 



Партнеры