Побудка ценою в жизнь

16 апреля 2008 в 15:11, просмотров: 1043

Об эпидемии неуставных взаимоотношений в отношении сержантского состава в в/ч 41600 «МК» рассказывал 27 марта 2008 года. Тогда речь шла о суде над капитаном Классеном, который избивал бойцов. Свидетелем по его делу должен был проходить Сергей Захаров. Но он не дожил до суда – в ночь на 29 декабря 2007 года он погиб от рук другого капитана, Алексея Мельникова. На днях ему был вынесен приговор.

Напомним, что сначала родителям Сергея Захарова сообщили, что их сын скончался от сердечной недостаточности. Им рекомендовали не вскрывать цинк, прибывший из армии. Они же, не поверив в версию о естественной смерти сына, вскрыли гроб, осмотрели тело и, обнаружив следы побоев, составили акт осмотра. Только тогда им сообщили, что смерть их сына – насильственная, она наступила от рефлекторной остановки сердца в результате ударов, нанесенных в жизненно важные зоны, капитаном войсковой части N 41600 Алексеем Мельниковым.

Дело о гибели Сергея Захарова оказалось неимоверно сложным.

Мельникову было предъявлено обвинение по статье «превышение должностных полномочий, повлекшее тяжкие последствия» и «нарушение устава». Обвинение во многом построили на явке с повинной и признательных показаниях самого обвиняемого.

– После прочтения материалов дела у нас сложилось мнение, что побои, нанесенные Захарову, нанесены человеком, знакомым с приемами рукопашного боя, – рассказала «МК» юрист фонда «Право Матери» Татьяна Сладкова, представлявшая в суде интересы Захаровых. – Ведь из нескольких полученных ударов смертельными оказались два. А соответственно квалификация деяния обвиняемого – слишком слаба и требует дополнительного вменения статьи 111 ч. 4 УК (умышленное причинение тяжкого вреда здоровью, повлекшее по неосторожности смерть потерпевшего).

Профессиональные удары

В материалах дела лежит первая объяснительная капитана Мельникова, в которой он пытался изложить версию, что Захаров сам упал под лавку и умер: «Зайдя на этаж (...) я увидел, что сержант Захаров (дежурный по роте) лежит под лавкой у окна. Я подумал, что он уснул и упал под лавку. Подойдя к нему, я похлопал его по щекам, чтобы разбудить его, но это не дало никаких результатов. После этого я и дневальный подняли его с лавки и начали делать ему искусственное дыхание».

Такие же объяснения первоначально дал главный свидетель по делу – тот самый дневальный Дюрягин. Впоследствии выяснилось, что Мельников попросил его солгать: «Капитан Мельников приказал мне говорить, если меня спросят, что я находился в спальном расположении и выходил в холл, а он в это время заходил в наше расположение на первом этаже. И, якобы, после чего мы вместе увидели сержанта Захарова лежащим на полу за скамьей, попытались оказать ему первую медицинскую помощь и вызвали врача. Я, испугавшись мести с его стороны, согласился…»

Правда, в судебный процесс капитан Мельников явится уже вооруженным явкой с повинной. Она зарегистрирована датой совершения преступления. И в этом документе, и в суде Мельников утверждал, что убивать Захарова он не собирался, – просто хотел его разбудить. Теперь его заявления звучали по-другому, картина вырисовывалась такая.

Около 4 часов 45 минут Мельников во второй раз спустился в казарму, чтобы проверить несение службы сержантом Захаровым. И снова увидел его, спящего в не предусмотренное для этого время, на той же скамье в фойе, на правом боку. Мельников решил проучить Захарова за плохую организацию суточного дежурства и нарушение им правил по поддержанию внутреннего порядка в роте.

Желая его разбудить и наказать за допущенные упущения по службе физически, а также любыми способами добиться порядка в подразделении, Мельников с силой поднял и посадил Захарова на скамью, ударив ладонью левой руки в лицо. Затем, удерживая Захарова левой рукой за форму, ударил ребром правой ладони по шее, а потом – кулаком в грудь. От полученных ударов Захаров ударился спиной о выступающую часть подоконника, а потом упал между скамейкой и стеной, ударившись затылком о пол, и потерял сознание.

В результате Захарову причинены: «Закрытая тупая сочетанная травма рефлексогенных зон тела: кровоизлияние в мягкие ткани левой боковой поверхности шеи (в проекции сино-каротидного узла) и в мягкие ткани передней поверхности грудной клетки в проекции сердца, кровоизлияния в жировую клетчатку эпикарда, приведшая к острой остановке сердца по рефлекторному механизму – опасное для жизни состояние, завершившееся смертью».

То есть, производя «побудку», Мельников нанес Захарову несколько ударов, два из которых являются смертельными, а тот даже не проснулся...

Был проведен следственный эксперимент, в ходе которого Мельников показал, каким образом наносил удары Захарову.

Не виноватый я

Но в суде капитан Мельников заявил, что вины своей не признает. Это было бы стандартной позицией обвиняемого, если бы в материалах дела не лежала его явка с повинной от 29 декабря 2007 г. (то есть в день происшествия).

Отрицая свою вину, Мельников сделал следующее заявление: в тот день он был дежурным, проходил мимо Захарова – тот спал, потом Мельников слышал из другого помещения хлопанье дверей и когда вернулся, Захаров был уже мертв.

Документ о явке с повинной Мельников объяснил тем, что следователь поставил его перед выбором: либо пишешь явку с повинной, и тогда мерой пресечения для тебя будет подписка о невыезде, либо отказываешься написать явку с повинной, и тогда тебя арестовывают.

Он, Мельников, согласился, так как у него малолетний ребенок, которым вынужден заниматься он, так как жена много работает, и он не мог позволить, чтобы его арестовали на время предварительного расследования. Что будет делать его жена и ребенок, если Мельникова, согласно его же собственным признаниям, лишат свободы – осталось без ответа...

На заседании, которое проходило 10 апреля, случился еще один «сюрприз». Неожиданно разговорились свидетели, и на свет появилась не отраженная в материалах дела история. У погибшего Захарова, оказывается, был конфликт со старослужащим Щепеткиным. Последний, по словам свидетелей, вымогал у солдат младшего призыва деньги и таким образом сколотил сумму в 50 тысяч рублей.

Последнее столкновение между Захаровым и Щепеткиным возникло из-за того, что Захаров заступился за «молодого», к которому предъявлял претензии Щепеткин. Мог ли Щепеткин убить Захарова? Мог: он занимался боксом и спал как раз на первом этаже, где и случилось ЧП.

Суд допросил Щепеткина. Он сказал, что 50 тысяч рублей у него действительно были, это его личные деньги, но сейчас у него их нет – отдал родственнику. А вот конфликты с Захаровым Щепеткин категорически отрицал.

Потом, на выходе из зала суда, по словам брата погибшего, Щепеткин показал Мельникову (а может быть кому-то еще?) кулак.

И все же виновен Мельников

Да, задал загадки Мельников…

Родным Сергея Захарова и их юристам пришлось детально анализировать всю имеющуюся информацию. Как старую, так и новую. Все пришли к выводу, что в смерти Сергея Захарова виновен все же капитан Мельников. А признавать вину он отказался, чтобы избежать уголовной ответственности. Утверждение, что нанося удары в жизненно важные области, Мельников не желал причинить вред здоровью, также посчитали неверными. Физическая подготовка военнослужащих осуществляется в соответствии с Наставлением по физической подготовке и спорту в Вооруженных силах РФ, утвержденном приказом Минобороны. Удар кулаком в область груди и ребром ладони по шее отрабатывается там как один из приемов рукопашного боя. Этого Мельников, кстати, не отрицал.

Именно поэтому юрист фонда «Право Матери» и добивалась дополнительной квалификации дела как «умышленное причинение тяжкого вреда здоровью, повлекшее по неосторожности смерть потерпевшего». Об этом было заявлено ходатайство, но суд в его удовлетворении отказал.

Гособвинитель – помощник военного прокурора Подольского гарнизона майор юстиции Иван Хрущев в прениях заявил, что квалификация деяния обвиняемого в данном случае правильная. Он попросил приговорить Мельникова к восьми годам и восьми месяцам лишения свободы, лишить звания капитана и права занимать командные должности.

Защитник обвиняемого заявил, что его подзащитный невиновен, что главный свидетель по делу рядовой Дюрягин Мельникова оговаривает, и попросил суд его оправдать.

После совещания судья Сергей Сердюков огласил приговор. Суд приговорил Мельникова к пяти годам лишения свободы с отбыванием наказания в колонии общего режима, лишил его права занимать командные должности сроком на один год, однако не стал лишать его воинского звания капитана.

Информация по Щепеткину, полученная в рамках этого судебного процесса о вымогательстве им денег с военнослужащих младшего призыва, отправлена в виде сообщения о преступлении в военную прокуратуру Подольского гарнизона.



Партнеры