Изотопами по воде писано

Реставрация испытывает кадровый голод.

18 апреля 2008 в 15:09, просмотров: 387

Министр культуры Александр Соколов награждал почетными знаками господ, отличившихся в реставрации — в том числе, каменотесов, столяров, ученых, прорабов. Праздник праздником (Всемирный день охраны памятников истории), но так ли всё гладко в этой отрасли — в этой штучной, вымирающей и самой консервативной из всех профессий на свете?

Вот подхожу к знаменитому Дмитрию Эрастову из Санкт-Петербурга, сотруднику лаборатории реставрации и консервации документов Архива при РАН — он тут же демонстрирует «отчищенные» дневники Пушкина, старые фотографии..

—    Вот вам есть кому передавать свой опыт?

—      Увы, с кадрами, к сожалению, проблема. В советское время мы имели большой штат, могли пользоваться любой аппаратурой, я же собственными руками уникальные приборы делал! А сейчас и с материалами плохо, у американцев вынуждены покупать, и люди не идут…

—      Слышал, что вы изотопами занимаетесь?

—      Ну, конечно. Я на этой проблематике с 1951 года. Мы создали замечательный источник на основе изотопа Технеция-99, — его не существует в природе, он был добыт из отходов атомной промышленности. Период его полураспада несколько тысяч лет. Это металл. Вещь чудесная! Он не коррозирует. Им даже планировали покрывать днище судов, чтоб там ничего не нарастало.

—      А что он позволяет в вашей области?

—      Благодаря ему ты можешь, например, определить подлинность или подделку водяных знаков, восстанавливать изображение на этих знаках.

—      Это уникальная метода, за рубежом такого нет?

—      Нет. Они меня сами приглашают — в Данию, Австрию, Голландию…

Все исторические документы нуждаются в восстановлении текстов, которые были по разным причинам утрачены. Взять, например, пергамент. Бумаги-то не было, на коже писали. А удовольствие — дорогое. И вот проходит одно столетие, второе, — брали люди этот пергамент греческий, считая, что эти тексты (в основном, церковные) уже не важны, смывали их и писали новые. Вот моя задача выявить — что же там было написано изначально. Это реально. Или с известным исследователем Кирпичниковым мы ездили по храмам русским, изучали, что же под фресками, я возил с собой рентгеновский аппарат, облучал. Электроны пробивают красочный слой, и дают изображение, которое плохо просматривается. Или изобрели совместно с Гознаком «долговечную тысячу»…

—      А это что за штука?

—      Особая бумага, на ней можно часть тиража книг печатать для госбиблиотек, чтоб дольше сохранялись.

Заметьте — ни слова о деньгах. Ни слова о низких зарплатах. Хотя и денег нет, и зарплаты низкие. Достоинство. Вот так: есть благородный человек — есть направление. А после — хоть трава не расти. И не озаботься этим сейчас — завтра страна останется без истории. А сфера эта очень тонкая. Здесь одной только денежной мотивировкой (хотя и это неплохо) молодые кадры не нагонишь. Нужно общественное признание значимости этой весьма непубличной отрасли. Нужен статус. Незыблемый авторитет, подкрепленный, в том числе, нормативно и законодательно. Увы, пока сделано немногое…



Партнеры