С пенсионным фондом пора что-то делать...

25 апреля 2008 в 16:28, просмотров: 1297

Пенсионный фонд, призванный помогать родителям погибших военнослужащих, в работе с ними регулярно проявляет катастрофическую некомпетентность, особенно если дело касается ежемесячных денежных выплат. Вот и родителям Романа Воропаева на личном опыте пришлось убедиться в бездушии и цинизме «пенсионных чиновников». С убитыми горем людьми они вступили в беспощадную и бессмысленную борьбу.

Цифры 05.05.05 для Тамары Васильевны и Александра Валентиновича стали убийственными. Именно в этот день в Чечне при задержании очередной банды погиб их сын Роман. В спецназе ГРУ он прослужил меньше года.

Но платить деньги родителям за погибшего сына никто не собирался – в октябре 2006 г. местное отделение Пенсионного Фонда отказало им в ежемесячных денежных выплатах (далее – ЕДВ). Они подали в суд, где интересы Воропаевых представляла юрист фонда «Право Матери» Зарема Юсупова.

Тяжба в Ленинском районном суде Самары длилась долго – с сентября 2007 года – такое упрямство проявили чиновники ГУ УПФ. Похоже, родителей погибшего солдата они решили попросту измотать.

Фонд «Право Матери» выиграл это дело. Однако пенсионный фонд подал кассационную жалобу и 5 декабря 2007 г. решение было отменено по процессуальным (техническим) причинам. В марте 2008 г. дело Воропаевых по второму кругу слушалось судом первой инстанции, и снова победа была за родителями погибшего – суд обязал пенсионный фонд назначить Воропаевым ЕДВ и выплатить образовавшуюся задолженность. Однако «пенсионные чиновники» вместо того, чтобы приступить к исполнению судебного решения, опять подали кассационную жалобу.

– С нашей точки зрения, подача кассационной жалобы во второй раз не имела никакого смысла – любому юристу после изучения этого дела ясно, что у Пенсионного Фонда не было ни малейшего шанса на победу, – рассказала «МК» председатель правления фонда «Право Матери» Вероника Марченко. – Однако его чиновники предпочли еще раз потрепать нервы уставшим от судов родителям погибшего (каждый суд для них – это стресс!) и «раскрутить» на очередную командировку в Самару наш Фонд, нежели приступить к исполнению судебного решения. Наш юрист Зарема Юсупова приехала из Москвы в суд лишь для того, чтобы выслушать очередную порцию фантазий из уст представителей пенсионного фонда.

Вообще, представители Управлений пенсионного фонда очень изобретательны в формулировках отказов. Например, в каких-то случаях они заявляют: «не будем платить ЕДВ, так как ваш сын не погиб, а умер». Или «не заплатим, потому что родителям нет 50-55 лет, и они трудоспособны», и т. п. Эти несостоятельные аргументы уже набили оскомину юристам из «Права Матери».

Сотрудники пенсионного фонда никак не возьмут в толк, что родители погибших солдат – это совершенно новая в их работе категория граждан, которые ни пенсионерами по возрасту не являются, ни инвалидами. Но все равно имеют право на ежемесячные денежные выплаты – просто потому, что у них дети погибли при исполнении обязанностей военной службы. То, что ЕДВ – это не часть пенсии, а часть мер социальной поддержки, сотрудники Пенсионного Фонда не понимают. В результате возникает абсурдная ситуация: управления соцзащиты, предоставляющие свою часть комплекса мер соцподдержки (льготы по оплате коммунальных услуг, проезд и т. п.), свои обязательства выполняют, а «денежная» часть этих мер, отданная на откуп пенсионному фонду, этой инстанцией всячески «зажимается». Чиновники ну никак не желают расставаться с деньгами...

В деле Воропаевых сотрудники пенсионного фонда придумал нечто новое: они заявили, что ЕДВ Воропаевым должны были назначить лишь в том случае, если бы их сын погиб во время прохождения военной службы по призыву, а Роман Воропаев был контрактником!

Юрисконсульт ГУ Управления пенсионного фонда РФ в Кинель-Черкасском районе Самарской области Ирина Хильченко так и заявила: «С нашими Федеральными законами, с нашей Конституцией (оцените: у пенсионного фонда, видимо, какие-то свои Федеральные законы и своя Конституция!) существует разница в том, что родителям военнослужащих, служивших по призыву, пенсия по случаю потери кормильца назначается со стороны пенсионного фонда. А родителям, чьи сыновья служили по контракту, пенсия назначается по линии Минобороны. Если бы Воропаев служил по призыву, то проблем бы не было!»

Эту речь сложно даже комментировать. Госпожа Хильченко подробно рассказывала об условиях назначения пенсии по случаю потери кормильца… А разбираемое дело-то было вовсе о другом – о назначении ежемесячных денежных выплат, то есть мер социальной поддержки, которые никакого отношения к пенсии по случаю потери кормильца не имеют.

Кроме того, как бы чиновникам пенсионного фонда ни хотелось, ЕДВ обязан выплачивать именно пенсионный фонд, а не Министерство обороны. Таковы российские законы. Но у ПФ-то законы свои! И поэтому другой его представитель, Ирина Зобнина, просила коллегию судей Воропаевым отказать, положительное решение Ленинского районного суда Самары отменить.

Зареме Юсуповой пришлось напомнить, что в данный момент в суде решается вопрос о назначении Воропаевым ЕДВ, а не пенсии по случаю потери кормильца. И перечислить все статьи закона, в которых прописаны права родителей, потерявших детей в армии.

Коллегия судей в составе Степана Захарова, Татьяны Рощиной и Ольги Желтышевой пенсионному фонду в удовлетворении их кассационной жалобы отказало. Таким образом, решение Ленинского районного суда вступило в законную силу. Теперь оно должно быть исполнено, нравится это пенсионному фонду или нет.

А вообще, пенсионный фонд проигрывает фонду «Право Матери» одно заседание за другим в различных городах и поселках, если речь идет о назначении ЕДВ. Однако по-прежнему предпочитает тратить силы, время и деньги именно на эту несправедливую войну с обездоленными людьми.

Лучше бы они направили эти ресурсы на повышение квалификации собственных сотрудников, которые не знают законов, и чьи речи в суде без смеха сквозь слезы слушать невозможно. По-настоящему профессиональному юристу смотреть на них и противно, и жалко...



Партнеры