Сон в победную ночь

Жизнь глазами домохозяйки

15 мая 2008 в 17:21, просмотров: 1199

Вы как хотите, но мне, трудовой женщине, непонятна сумасшедшая популярность футбола. По-моему, в ней много искусственного. Внушили людям, что вот, надо болеть, надо смотреть, футбол — это наше все. А на самом деле ничего в нем такого особенного нет.

Я, трудовая женщина, не раз пыталась полюбить эту дивную игру, но она меня так и не проняла. Тем не менее в минувшую среду я предприняла очередную попытку сделаться футбольным болельщиком, поэтому в одиннадцать вечера мы с мужем устроились перед телевизором и приготовились любоваться великолепной игрой.

Я честно любовалась минут десять. Потом стало скучно. Ничего не происходило. Белые волны накатывали на ворота синих, но никаких результатов — красивых голов или опасных моментов — я не видела. Развлек меня единственный веселый эпизод, когда два игрока вдвоем подпрыгнули за мячом и со всего маху столкнулись головами. Я сразу представила себя на их месте. У меня бы от такого удара череп треснул пополам. А им — хоть бы хны. Крепкие ребята.

Через полчаса стало заметно, что наши устали. Им надоело, что не забивается. Шотландцы принялись их поддушивать. В ответ на белые волны начали накатываться синие.

От волнообразной смены картин на экране меня укачивало, глаза слипались. Но муж смотрел с неослабевающим интересом. “Хорошо наши играют?” — спросила я. “Хорошо, — сказал он. — Живенько. Быстро бегают”.

Оказывается, нашим футболистам несвойственно быстро бегать. Но тут они вдруг разбегались.

“Хорошо играют, потому что быстро бегают?” — решила уточнить я. На мой взгляд, они бегали даже слишком быстро. Они так мельтешили, что я с трудом за ними успевала.

На соревнованиях по легкой атлетике тоже быстро бегают. Но там проще. Сразу понятно, куда бегут, зачем и кто первый. А чтоб наслаждаться футболом, надо уметь “видеть комбинации”.

Интеллектуальная игра. Почти как шахматы.

“Хорошо играют, потому что хотят победить. И это видно, — объяснил муж. — Они делают “Россия, вперед!”.

Шотландские болельщики выглядели очень серьезными. Наши — очень агрессивными. Несмотря на поздний час, они скакали и орали как ненормальные. А у меня закрывались глаза, и я ничего не могла с ними поделать.

Темнокожий шотландец в полном одиночестве оказался с мячом у наших ворот. Своих — никого. Вокруг только белые майки наших. Немножко покрутился, но мяч у него, конечно, отняли. “Почему никто не помог негру?” — возмутилась я. “Потому что они все белые”, — сказал муж. “Белые — наши. Они синие”. Я так удивилась, что даже проснулась. Неужели он до сих пор не понял, что наши играют в белой форме, а шотландцы в синей? Ну надо же. Даже я поняла…

“Белые в том смысле, что они белые люди”.

А, понятно. Теперь все встало на свои места. Я успокоилась, опять начала дремать и в следующий раз очнулась, услышав сквозь сон, как комментатор рассказывает, что кто-то кого-то “грамотно прихватил за трусы”.

Шла середина второго тайма. Счет по-прежнему был ничейный, но видно было, что игра изменилась. Как будто в ней натянулась струна.

Чувствовалось, что все на нервах. Сейчас должно что-то решиться.

“Никак не забьют”, — с раздражением констатировал муж и пошел на кухню курить. И в этот момент одна белая майка вырвалась к воротам красного вратаря и, невзирая на синие майки, как-то ловко перекинула мяч другой белой майке, и я — к безмерному своему изумлению — во все горло вдруг закричала что-то нечленораздельное.
Кажется, это была буква “А”.

Вот в чем очарование футбола. Все кричат, и ты кричишь. Растворяешься в общем порыве, единении душ и совпадении мыслей.

…Честно признаться, я не слишком радовалась победе. Из-за шотландских футболистов. Безумно их было жалко. Они расстроились так, будто у них близкий человек умер. Натурально впали в ступор.

Я не видела, чтоб наши футболисты когда-нибудь так сильно расстраивались. У наших в подобных случаях на лицах появляется такое выражение, будто они хотят сказать, что им особо и не надо было. Судья — идиот, у меня нога болела, и вообще что мы, пацаны, что ли, бегать.

И болельщики шотландские тоже вели себя не так, как принято у нас. Они, конечно, страшно огорчились, но свою команду старались поддержать и утешить, как детей. Аплодировали изо всех сил, когда ее награждали за второе место.

Когда наши проигрывают, болельщики ругают их последними словами. “На мыло”, “сука”, такие деньги им платят, я сюда приехал за три косаря, а они двигаться не хотят, да за такие дела вообще надо в тюрьму сажать.

Я, трудовая женщина, их не понимаю. Да и сам футбол, в общем, тоже. Хороший вид спорта, но… на любителя. По мне, так биатлон — лучше. По крайней мере, от него не укачивает.



Партнеры