Наш Хусейн жив

Маленькие ниши большой войны

9 июля 2008 в 18:29, просмотров: 1525

Группа боевиков численностью до 15 человек напала на ингушское село Мужичи. Трое убитых, один раненый. Боевики скрылись. Вот только не надо воспринимать это событие как из ряда вон выходящее…

На прошлой неделе мы писали о том, что банда Доку Умарова блокирована в Шатойском районе. Писали-писали — да перестали. Потому что все вдруг неожиданно закончилось. Артиллерия отгремела, вертолеты вернулись на базу. Возможно, только гэрэушный спецназ до сих рыскает по горно-лесистой местности на границе Шатойского и Урус-Мартановского районов. Доку Умаров и Тархан Газиев ушли. Во всяком случае, об их пленении или гибели нигде официально не сообщалось. Умаров и Газиев снова надежно спрятались. И это притом что в Чечне каждая домохозяйка может указать на карте места бандитской дислокации с вероятностью до 5—7 километров. Допуск в горных условиях, конечно, гигантский, но ведь и наша армия не из детей набрана. Есть спецразведка, есть вертолеты, есть на этих вертолетах такие умные приборчики — тепловизоры, способные разыскать в горных лесах скопления людей. Все есть, но чего-то не хватает. Чего? Воли к победе.

А все потому, что формально мы уже всех на Кавказе победили. В бывшей мятежной Чечне, куда, по показаниям очевидцев, и ушла банда из Мужичей, строится мирная жизнь, и крупномасштабная война под скромным названием “контртеррористическая операция” давно закончена. А воевать после войны — дураков нет. И поэтому боевые действия на Кавказе ведутся спустя рукава, для галочки. Там чуть-чуть постреляли, здесь чуть-чуть побомбили. Ни в кого не попали — ну и черт с ним. Попадем в следующий раз. Представьте ситуацию, что американцы завершили войну в Ираке, а Саддам Хусейн так и не пойман. Так вот, “наш Саддам” не пойман, а потому привыкайте к плохим новостям. Раз мы не можем обеспечить Умарову и его дружкам трехразовое тюремное питание, значит, боевики будут время от времени наведываться в мирные села и убивать тех, кого захотят. Скорее всего милиционеров и преподавателей начальной военной подготовки, чтобы нападение хоть как-то походило на военные действия. Они будут приходить регулярно, потому что им надо что-то жрать. А тому, кто сидит на заднице в горах и ничего не делает, никто никаких денег не даст.

Как говорил мне начальник разведки одной из горных чеченских комендатур еще весной 2002 года, “у боевиков нет сил, чтобы нас победить, а у нас нет сил, чтобы их уничтожить…” Цена такой стабильности — 3—4 милицейских трупа в неделю. И 3—4 трупа боевиков. Не больше. Но и не меньше. Большая кавказская война не закончилась, просто распалась на десятки маленьких локальных войн. Но если сложить все жертвы…

ИЗ ДОСЬЕ "МК"

ПОСЛЕДНИЕ ВЫЛАЗКИ БОЕВИКОВ В ИНГУШЕТИИ

11 июня 2008 г. — в ходе спецоперации в Карабулаке уничтожены пятеро боевиков, в том числе одна женщина, блокированные в доме. По предварительным данным, ликвидированные бандиты были причастны к совершенному несколько дней назад убийству начальника канцелярии УБОП МВД Ингушетии Бембулата Боголова.

5 июля 2008 г. — в окрестностях населенного пункта Средние Ачалуки Малгобекского района группа боевиков обстреляла две машины, в которых находились сотрудники милиции, в результате чего один из них погиб, а двое были ранены. Боевики попытались скрыться, бросили машину и ушли в лесной массив. В ходе операции по нейтрализации преступников были уничтожены четыре боевика. Погибли двое военнослужащих и двое сотрудников милиции получили ранения.



Партнеры