Наша рыбка дорогая

10 июля 2008 в 18:11, просмотров: 2131

Г-н президент, вы вернулись к нам из объятий Большой Восьмерки (точнее, Семерки, ибо сами себя вы, конечно, не обнимали). И уже мало кто помнит, что ваша загранпоездка началась с Азербайджана, Туркмении, Казахстана. Да и вы в объятиях Меркель, Берлускони и др., возможно, тоже об этом забыли в суете.
Г-н президент, в пучине бурных финансовых потоков, борясь с бушующим морем коррупционеров, помните ли вы, что по должности обязаны защищать сто сорок с хвостиком миллионов граждан?

Граждане до сих пор верят в вашу защиту, надеются на нее. Им кажется, что стоит лишь докричаться до президента — каким-то образом сделать так, чтобы вы лично (а не ваши помощники) узнали об их беде, — и все как по волшебству… То есть в их сознании вы — золотая рыбка: что ей ни скажи — все исполнится. Главное, чтобы рыбка узнала.

Они правы. Если прикажете — исполнится. Вопрос: если даже узнаете — прикажете ли?

...И вот вокруг Каспийское море. Неспокойно Каспийское море. Ходят там нефтяные волны, пролегают газовые трубы, а вокруг стоят важные шейхи — президенты б. советских республик.

Ваш визит в нашу бывшую Азию начался с того, что Туркмения отказала во въезде одному газетчику — журналисту из вашего пула.

Для читателей той газеты, предположим, беда невелика (об официальных визитах все сообщают одно и то же). Газете этой, конечно, досадно, но тоже, согласимся — не смертельный случай (не свадьба Кабаевой).
Дело гораздо серьезней. Речь о престиже России и лично о вас.

Если этот журналист входит в кремлевский пул, значит, вы и ваши спецслужбы считают его достойным доверия. Получается, что, отказывая ему в визе, Туркмения указывает президенту России, кого брать, кого не брать.
То, что Туркмения на это отваживается, — ее дело. То, что вы с этим согласились (чтобы не говорить “смирились”), — наше. А уладить дело можно было без всяких переговоров. Взять журналиста в свой самолет, а прилетев в обидчивую восточную страну, выходя из самолета, положить ему руку на плечо и — вперед. Хотелось бы посмотреть: кто из встречающих решился бы спросить — кого это вы ведете? есть ли у него виза? Даже зубы они стиснули бы только мысленно, не переставая улыбаться.

Грубо говоря: что важнее — туркменский газ или русский гражданин? Какие надежды на вас останутся у людей, если вы даже от туркменских чиновников не хотите защитить своего подданного (почти сотрудника)?

При ваших предшественниках, г-н преемник, Россия разменяла на газ сотню тысяч русских жителей Туркмении. Когда десять лет назад наша страна барахталась в дефолтах, эту подлость еще можно было как-то объяснять тяжелым положением. Но теперь мы (государство) барахтаемся в деньгах; власть не знает, куда их девать. Деньги душат Россию (так больных иногда душит их собственный жир). Но и теперь ради газа и денег (а это одно и то же) вы, кажется, забыли о людях. Вы договариваетесь о ценах, подписываете контракты — невольно создается впечатление, что для вас важно только богатство.

Прилетая к нам, президенты и премьеры сильных стран всякий раз встречаются с оппозицией (хотя Кремлю это совсем не нравится). В резиденции американского посла толкутся те, кого в Кремле называют маргиналами и не пускают на телеэкран. Их принимают вовсе не в пику лично вам или, скажем, России. Вчера в Грузии госсекретарь США сперва встретилась с горячей тамошней оппозицией и только потом — с Саакашвили (хотя ему это было очень досадно).

Ни в Казахстане, ни в Азербайджане, ни в Туркмении вы с оппозицией не встречались. Может, вы не любите оппозицию, но такие встречи очень полезны. Нигде вы не узнаете так много о своих коллегах-президентах, как на встречах с их врагами. Зато вы беседовали с муллой, посетили музей Туркменбаши (от большой любви, что ли?).

* * *

Еще важнее (в вашем положении) встречаться с русскими в этих немножко деспотичных б. республиках СССР. Десятки лет русские были там на положении старшего брата, и в один миг (в 1991-м) стали бесправным меньшинством. Встречи с вами были бы для них моральной поддержкой. И — реальной защитой в глазах восточных владык, тонко чувствующих смысл каждого жеста.

Покойный Папа Римский объездил весь мир, в том числе страны, где христиане — ничтожное и бессильное меньшинство. И даже там в первую очередь встречался не с президентами и султанами, а с христианами.
Что он мог получить? Ничего. Да и не надо ему было ничего. Папа Римский — совсем не демократ, пожизненный безусловный непогрешимый владыка Ватикана и миллиарда католиков. Он не торговал ни газом, ни оружием, ничем; не подписывал контрактов. В последние годы еле живой, с трудом говорящий, он отправлялся в мучительные для него дальние перелеты, просто чтобы посетить своих.

Что он мог им дать? Ничего. Только доброе слово. И они были счастливы, и будут об этом рассказывать внукам.
Вы — молодой и здоровый; скорее всего вам предстоит объездить весь мир. Быть может, президенту России стоит встречаться с русскими всюду, где они есть (а они есть везде).

Даже там, где русских и русскоязычных ничтожно мало и они бессильны, стоит в первую очередь встречаться именно с ними. Пусть у них нет ни газа, ни власти, но внуки у них все-таки есть. И ваши встречи (просто потому, что вы — президент России) — быть может, единственный шанс, что эти внуки что-то поймут, когда об этом событии им будут рассказывать по-русски.

А там, глядишь, и Пушкина прочтут в оригинале — про золотую рыбку и жадную старуху, для которой важно было только богатство.

АНЕКДОТ ДНЯ

Соцопрос на улице.
— Скажите, что вы думаете о нашем новом президенте?
— Да я его трезвым ни разу не видел!
— Но он вроде не пьет...
— Да не он, а я!



    Партнеры