Канделаки в “паутине”

Телезвезда считает, что в политике не без уродов (полная версия заметки "Канделаки ушла www политику").

12 сентября 2008 в 12:24, просмотров: 972

Теперь популярную ведущую можно лицезреть еще и во всемирной паутине. На ЖЖ теледивы стартовал еженедельный интернет-телепроект “Нереальная политика”. В рамках которого Тина вместе с известным политическим обозревателем и писателем Андреем Колесниковым доступно с привлечением отечественных звезд пытаются разобраться в том, что происходит нынче в российской и мировой политике. Впрочем, для встречи с Канделаки был и еще один немаловажный повод — Тина написала книгу.

— До сих пор вы иногда вели газетные колонки. Теперь написали книгу. Одно является следствием другого?

— Вовсе не является. Дело в том, что телевидение работает по принципу Дарвина. Здесь из обезьян делают ведущих. Но не каждая обезьяна умеет писать. Я хочу пройти этот путь Дарвина до конца. Если серьезно, то ни для кого не секрет: телевидение — прибежище дилетантов. Пусть обидно, но это моя работа и я смотрю правде в глаза. Там не все выпускники философского факультета МГУ. Это хорошо, когда молодые красивые девочки в телевизоре. Я сама с этого начинала. Но потом кто-то из них эволюционирует и пытается научиться писать. Для меня настоящая журналистика это все-таки газетная журналистика. А человек умеющий в кадре прочитать текст с телесуфлера это все-таки не журналист. Я, как-то так сложилось, действительно изредка пишу, хотя для меня иногда это очень сложно, но стараюсь. Хотя что касается книги, то это не художественная литература. Она написана по мотивам моей телепрограммы “Свадебный переполох”. На Западе это отработанная схема. Там, когда выходит какая-то телепрограмма, на основе ее тут же выпускают книгу. Вот и на основе “Свадебного переполоха” была написана “Энциклопедия свадеб”, в создании которой я приняла посильное участие.

— Почему ваш проект с Андреем Колесниковымименно интернет-телевидение?

— Да и не стремимся мы с этим проектом на телеканалы. Дело в том, что есть телевидение уже придуманное и сконструированное, под которое придется подстраиваться. А есть телевидение, которое ты сам можешь создать. Нам интереснее второй вариант. Сила нашего проекта в том, что он будет существовать именно в таком виде, когда все зависит только от нас с Андреем. В условиях, которые нам предложат на телевидении, от нас бы ничего не зависело. Там есть правила. Хочешь работать — играй по этим правилам. А мы предполагаем ту форму искренности, которая пока возможна только в интернете. На телевидении такая программа станет причесанной и приглаженной. И вряд ли уже будет кому-то интересна. Наш проект может быть украшением главных каналов страны. Но не сегодня и не сейчас. Для начала мы обкатаем его в интернете.

— Мне всегда было неинтересно телевидение, — присоединяется к разговору Андрей Колесников. — Когда меня туда звали — было у меня несколько драматических историй, связанных с телевидением, — я пытался выполнить свой долг, быть до конца честным перед собой и пробовал. Но заставить себя невозможно, и ноги несут мимо телевидения. Хотя доходило до проб с большим количеством людей в студии. Но все делалось с моей стороны для того, чтобы люди, которые меня звали в тот или иной телепроект, сказали: “Профнепригоден”. Иногда мне говорили: “Вынуждены вас разочаровать, Андрей, вы нам подходите, будем работать”. Тогда приходилось искать уважительные причины для отказа. Случай с “Нереальной политикой” — первый, когда я бросился в этот омут без оглядки. Во многом срабатывает фактор Тины, то, что она рядом. Я отдал себя всего в ее руки. Кроме того на телевидении особая система отношений, там отсутствует определенная степень свободы. В придуманном нами проекте интернет-телевидения эта свобода есть. Что касается людей, которые не дружны с интернетом, мне нечем их утешить. Значит их час еще просто не пришел. Если человек очень хочет смотреть “Нереальную политику”, он найдет возможности освоить компьютер настолько, чтобы присоединиться к рядам зрителей нашего проекта. Если нет — значит человеку это и не нужно. Для меня сейчас важен и принципиален вопрос существования “Нереальной политики” в онлайновом режиме.

— А как произошла первая встреча, в результате которой Андрей Колесников готов отдаться в руки Тины Канделаки?

Андрей: Первая наша встреча произошла в “Рамсторе”. Мы были с детьми. Увиделись, разговорились и как-то незаметно быстро даже перешли на “ты”. Нам стало сразу интересно общаться друг с другом. И возникло ощущение, что мы были знакомы давно.

Тина: Если же говорить о том, что привело нас к совместному проекту, то мне кажется, такое случается с людьми, вращающимися в едином информационном пространстве. Я читала Андрея, он смотрел мои программы. И однажды этот круг общих интересов сомкнулся.

— У вас о политике рассуждают звезды шоу-бизнеса. Никто из них в этом смысле вас не разочаровал?

Андрей: Я как блестящий пример в этом смысле могу привести Гарика Сукачева. Он не то, чтобы разочаровал, напротив, заставил думать о себе еще лучше, чем мы думали о нем раньше. Я уважал этого человека за его творчество и очень волновался, не окажется ли он слабее в рассуждениях на совершенно неблизкие для него темы. Но он и в этом оказался на высоте. Так, я подозреваю, будет не со всеми. Но в этом нет ничего страшного.

Тина: А мне было интересно, когда Тимати начал грамотно и четко рассуждать о политике и бизнесе. У нас почему-то принято несколько пренебрежительно относиться к людям, работающим в шоу-бизнесе. В процессе нашей программы мы надеемся перевернуть это весьма распространенное мнение.

— Тина, как быть с весьма распространенным в мужской среде мнением, будто, когда красивая женщина начинает говорить о политике или, боже упаси, ею заниматься, значит, что-то здесь не так?

— Намек поняла. За красивую женщину спасибо. Но если говорить о нашем проекте, то это же не просто политика, а нереальная политика. Здесь будут красивые женщины и мужчины. Здесь даже найдется место гламуру. Почему собственно политика должна быть прибежищем уродов? Вовсе не должна. А уж в политической повествовательной журналистике красивым женщинам тем более самое место.

— Расскажите о вашем новоселье, которое грядет-грядет и никак не грянет. Или уже грянуло, но вы предпочитаете об этом не распростряняться?

— С новосельем ничего не меняется. Не далее как сегодня утром я снова спросила мужа: “Когда?” И получила традиционный в последнее время ответ: “Скоро”. Но, чтобы никто ничего не думал, что бомжую, квартира на Крылатских Холмах действительно есть. Двухкомнатная на 32-33-м этажах. На новоселье позову. А пока там идет затяжной ремонт, вот думаю, может там начать звездные тусовки устраивать. Вид великолепный открывается…



Партнеры