Экипажу в посадке отказал двигатель

Первая версия трагедии в Перми: летчики могли совершить ошибку, пытаясь сесть на одном моторе

14 сентября 2008 в 14:40, просмотров: 1174

Традиционно первые свидетельства очевидцев авиакатастрофы, особенно если она произошла ночью, звучат очень противоречиво.

Данный случай не исключение. Одни свидетели утверждают, что самолет загорелся еще в воздухе. Другие видели, что он четырежды неудачно заходил на посадку. А пермские блогеры, живущие рядом с местом падения “Боинга”, сообщают о двух взрывах: “Вначале был хлопок. В это время самолет уже был низко. А потом — удар и взрыв. Пламя было выше десятиэтажного дома”.

Какая из версий имеет под собой реальные основания, будет выяснять следствие. “МК” с помощью своих собственных источников также попытался разобраться в случившемся. Версия наших авиационных экспертов звучит так.

“Боинг-737” выполнял самый обычный заход на посадку. Высота его в этот момент была 600 метров, курс — 213 градусов с правым доворотом. Однако вместо полета по курсу 213 градусов самолет вдруг стал уклоняться влево и пошел с курсом 170 градусов, то есть начал уходить от взлетно-посадочной полосы, чего, естественно, быть не должно.

Диспетчер, видя, что положение самолета вышло за посадочное и самолет уже никак не вписывается в полосу, дал экипажу команду идти на курс 360 градусов вправо, чтобы выполнить повторный заход на посадку. Экипаж команду выполнил, но при этом с нормальной посадочной высоты 600 метров “Боинг” почему-то набрал высоту 900 метров, что было странно.

Диспетчер спросил у экипажа: “У вас все в порядке?” В ответ кто-то из летчиков, скорее всего командир, сказал: “Нормально”. Правда, как утверждают, это “нормально” прозвучало несколько раздраженно и неуверенно, после чего связь с экипажем прервалась.

Как считают авиационные эксперты, фактором для уклонения от посадочного курса влево может быть отказ левого двигателя, что уже подтверждают и предварительные выводы следствия.

По мнению специалистов, выполняя второй круг с одним двигателем, экипажу пришлось совершить очень много операций: выключить отказавший левый двигатель, убирать уже выпущенные шасси, закрылки и довернуть на курс 360 градусов к третьему развороту. В таком большом количестве операций за столь короткий промежуток времени экипаж мог совершить какую-либо ошибку, которая привела к потере скорости. Тем более что уборка шасси и уборка механизации крыла требует повышенного режима работы двигателя. А так как в этот момент работал всего один, его мощности могло просто не хватить. Потому “Боинг” потерял скорость и рухнул.

Эту версию косвенно подтверждают и рассказы тех очевидцев, которые якобы видели факел от пылающего в воздухе самолета: “У него был горящий хвост, как у кометы”.

Кроме того, по информации некоторых источников, когда разбившийся “Боинг” летел еще из Перми в Москву, то у него уже тогда проявились некоторые неполадки с пилотажно-навигационным комплексом. Возможно, на обратном пути проблемы с навигацией снова дали о себе знать. Вкупе с отказавшим двигателем это могло стать одним из факторов, повлиявшим на действия экипажа в критической ситуации.



    Партнеры