Царская милость

28 сентября 2008 в 17:25, просмотров: 3348

Г-н президент, вы так размолотили Грузию, что весь мир убедился: вы человек решительный, жесткий, сильный. (А ведь кто-то боялся, будто вы мягкотелый либерал.)

Вы совершенно правильно начали войну, не дожидаясь законного (по Конституции) разрешения Совета Федерации. Ведь в Цхинвале гибли люди, и нельзя было терять времени на формальности.

И конечно, вы можете так же решительно (не дожидаясь ничьих согласований и прошений) спасти ребенка или помиловать осужденную, если сочтете это правильным.

Вами же не эмоции руководят. Владыки действуют рассудочно. Борис Годунов (опытный, всенародно избранный царь России), умирая от кровавых мальчиков в глазах, настоятельно рекомендовал преемнику:

…опалы, казни — можешь

их отменить; тебя благословят.

Беспощадно наказав внешнего агрессора, было бы очень хорошо (для имиджа, для контраста) помиловать, например, свою подданную, тем более беременную, тем более в Год семьи.

Приговоренная к шести с половиной годам лишения свободы, гражданка Бахмина, беременна, вот-вот родит. (Те немногие СМИ, которые решаются заговорить об этом случае, пишут, будто там четвертый месяц, а на деле восьмой, разница большая.) И для всех (особенно для зародыша) было бы лучше, если бы она родила на свободе.

По закону преступник, отбывший более половины срока, имеет право на УДО (условно-досрочное освобождение). Суд, решая этот вопрос, учитывает: опасен ли преступник для общества, как он вел себя в зоне и пр.

Нередко суд досрочно отпускает на свободу убийц, серийных насильников, растлителей. И они, увы, берутся за старое.

Это люди опасные. Объект их преступлений — женщины, дети — вот они, во дворе, в лифте… А возможность совершить очередное насилие у этих преступников всегда при себе — она в уродском их нутре.

А Бахмина была то ли юристом, то ли бухгалтером. И как сказано в приговоре, совершила то ли присвоение, то ли растрату с использованием своего служебного положения.

Значит, на людей она не нападает, а воровать снова (если воровала) больше не сможет — ведь теперь у нее нет служебного положения.

* * *

Маленький мордовский суд в мае отказал ей в УДО, но потом Верховный мордовский суд отменил это решение.

Аргументы в ее пользу были серьезные: осужденная раскаялась, признала вину, администрация колонии дала ей очень положительную характеристику, добавив, что Бахмина имеет поощрения и даже работает “заместителем председателя секции дисциплины и порядка”, кроме того, она имеет двух маленьких детей (в момент ареста им было 3 и 7) и, наконец, беременна.

А дальше произошло необычайное. Хотя указания Верховного суда обязательны для нижестоящего, но, когда дело вернулось в тот маленький мордовский суд, там уже другой судья снова рассмотрел положительные характеристики и — снова отказал Бахминой в условно-досрочном освобождении.

Кто-то из вольных комментаторов этой истории написал, что поскольку закон разрешает освободить эту беременную зэчку, то судье “не надо совершать никакого подвига”. Но это ошибка.

Судья не побоялся ослушаться вышестоящей судебной инстанции, потому что, очевидно, боялся чего-то более конкретного, сильного и высокого. В таких случаях от человека как раз и требуется самое трудное: готовность совершить гражданский подвиг — тихий, не публичный, без рукоплещущей толпы, в глуши, где это даром не пройдет.

* * *


Первый срок отбывал я в утробе.
Владимир Высоцкий

 

Г-н президент, формальности — чепуха; вам достаточно мигнуть, и ее отпустят. Главное, чтобы ребенок родился не в тюрьме. Это же российский гражданин, который не виноват, что его мать работала у Ходорковского.

Многим кажется, что именно в этом главная вина Бахминой (сотрудничала с врагом народа). Но, скажем, кое-кто тоже у Ходорковского работал, а теперь в Кремле и — ничего. А, скажем, Леонтьев работал сперва у Гусинского, а потом у Березовского, и — ничего, лицо телеканала, некоторым нравится.

Если ребенок по вашей милости родится на свободе, это пойдет ему на пользу. Он и так уж 8 месяцев в животе женщины, живущей в постоянном стрессе. Вдобавок — тюремный роддом… (У нас и на свободе родильные дома не очень-то. Высокопоставленные чиновники и бизнесмены отправляют своих жен рожать в Европу, в Америку.)

Милость пойдет на пользу и народу, который легко заражается от властителя как жестокостью, так и милосердием.

Например, если вы усыновите сироту, то и губернаторы, мэры, министры начнут усыновлять (забросив горные лыжи в чулан, где уже валяются теннисные ракетки).

Это пойдет на пользу и вам, ибо бессмысленная жестокость свойственна негодяям, а милосердие (пусть и к врагам) — неотъемлемая черта хорошего человека.

Возможно, именно вы выиграете больше всех от этого благородного жеста (который ни копейки не будет стоить нашему бюджету). Жизнь длинная, совесть иногда просыпается совершенно неожиданно; у многих — в старости, а у царей — перед смертью. Это ж хорошо, если хоть одним кровавым мальчиком (или девочкой) будет меньше.

…Долго молчал об этом случае, чтобы дать вашему милосердию проявиться самостоятельно. Известно, как президенты не любят действовать по подсказке. Но времени нет. Возможно, вы не знаете о Бахминой и что она на сносях, ибо по ТВ об этом не говорят. Значит, это просто наш долг — сообщить вам, что происходит. Ибо, если она родит в тюрьме, вас об этом, наверняка, спросят нахальные журналисты где-нибудь на Западе, и вы будете отговариваться ссылкой на законы и параграфы (которые не помешали начать войну, но помешали освободить бабу). А потом, оставшись со своими, зашипите: “Почему мне вовремя не доложили?!”

* * *

Но главная наша с вами общая забота — судебная система России. Вы столько раз вслух мечтали улучшить, исправить наш суд. А ведь суд — это судьи. И вот судьи, которые от страха перед вами (властью) отказывают в законном условно-досрочном освобождении безопасной беременной бабе, — эти судьи сломаны, раздавлены.

В постановлении об отказе судья написал: “Под исправлением осужденных следует понимать формирование у них уважительного отношения к человеку, обществу, труду, нормам, правилам и традициям человеческого общежития, а также стимулирование правопослушного поведения, которые у осужденной Бахминой не сформировались. С учетом всех обстоятельств суд находит, что Бахмина нуждается в дальнейшем отбывании наказания в виде лишения свободы в целях исправления осужденной”.

Нуждается! Ради ее же пользы. А те убийцы и взяточники, которые получают шесть лет условно, девять лет условно — они, значит, не нуждаются.

…Какая там у судей (и прокуроров) идея законности, только страх за собственную шкуру. А ведь есть Кодекс судейской этики, который обязан соблюдать каждый судья. Там в первой статье первой главы сказано:

“В своей профессиональной деятельности и вне службы судья обязан руководствоваться… общепринятыми нормами морали, способствовать утверждению в обществе уверенности в справедливости”.

И вот судья приходит с работы, и надо как-то объяснить жене и детям… Или все уже всё понимают, не спрашивают, в глаза не смотрят, молчат.

Впрочем, кто ж его знает, какие в нашем обществе “общепринятые нормы морали”. Народ, в отличие от владык, легко поддается эмоциям, сгоряча способен на что угодно. Как начнет орать “собаке собачья смерть!” или “распни его!”… но, конечно, иногда может и пожалеть.

Г-н президент, на днях Дума с криками “ура” проголосовала за возвращение памятника Дзержинскому. Значит, этого террориста, на котором кровь сотен тысяч, простили. Так что обстановка для милосердия самая подходящая.

Александр МИНКИН.

 
Нам осталось полпроцента до идеальной законности

“Былое и думы” — русская классика, до сих пор в обязательной школьной программе. Герцен описывает самую мрачную эпоху в истории России. На троне Николай Палкин, международный жандарм, — казнь декабристов, казнь петрашевцев, Достоевский на каторге, Чернышевский в тюрьме, солдат засекают до смерти, прогоняя сквозь строй…

Герцен пишет о мучениях и пытках, которым во время предварительного следствия подвергаются арестованные, и, желая показать страшную жестокость режима, добавляет: “Надо помнить, что три четверти людей, хватаемых полициею по подозрению, судом освобождаются и что они прошли через те же истязания, как и виновные”.

Он пишет о пытках на следствии, но нас этим не удивишь. Мы удивляемся совсем другому. Эпоха Николая Первого кажется невероятно доброй и человечной — 75 процентов оправдательных приговоров!

Потом пропорция изменилась. Авторитетный юрист Сергей Пашин (ведущий передачу “Федеральный судья” на Первом канале) приводит статистику: “В судах общей юрисдикции в сталинское время оправдывали от 7 до 10%. Сейчас у нас оправдывают 0,8 процента. А потом 37% из оправдательных приговоров отменяют”.

Итак, во времена Николая Первого 75 процентов оправдательных приговоров, при Сталине — около 10, а теперь — чуть больше половины процента.

Давайте вместе порадуемся такому невероятному, более чем стократному уменьшению оправдательных приговоров. Ведь это значит, что теперь наши следователи, наша милиция и суды не ошибаются.

А.М.



    Партнеры