Кризис словам не верит

Обещанные рынку деньги последний пока не увидел.

5 октября 2008 в 17:36, просмотров: 611

“План Полсона” приняли. То, что за него в том или ином виде проголосуют, было ясно после голосования в верхней палате и назначения времени для второй попытки в палате представителей. Вопрос стоял лишь об уточнениях в самом документе и о сроках. Правда, американским деловым настроениям это пока помогло слабо — индекс Доу-Джонса опустился, по результатам пятницы, на 1,5%. Но что нам до спасения американцев, когда свой “пожар” никак не можем потушить.

Именно в пятницу, когда принятие “плана Полсона” стало реалией дня, наш собственный рынок опять кинулся устанавливать антирекорды. Торги на РТС приходилось останавливать три раза. Но по итогам дня индекс РТС все же упал на 7,09%. Ситуация чуть не повторила историю торгов 17 сентября, когда торги приостанавливали чуть менее чем на трое суток. И это после того, как премьер-министр РФ Владимир Путин 19 сентября на Международном инвестиционном форуме в Сочи заключил, что в России “кризис закончился”.

А тут — такая неприятность. В чем дело-то? Если американцы приняли “план спасения” и у нас негативу наступил “конец” — тогда почему все продолжает падать? Рискну предположить, что процесс еще только начинается, а вовсе не заканчивается. И причин тому сразу несколько. И далеко не все зависят от внешней “заразы”.

Начнем с того, что первые лица нашей исполнительной власти очень оперативно отреагировали на кризис. И кроме вбрасывания на депозиты коммерческих банков временно свободных бюджетных средств предусмотрели и разрешение ЦБ использовать для “тушения пожара” и 50 млрд. долларов из средств ЦБ, и 250 млрд. рублей для фондового рынка. И возможность кредитования ВЭБом любой российской компании, которая задолжала иностранному кредитору до 25 сентября сего года. Впору умилиться оперативности, если бы не одно “но”.

Большая часть обещанного правительством до сих пор остается словами. Реально рынок никаких денег не получил. Что с того, что Путин разрешил ЦБ? Закон об этом еще не принят, хотя депутаты Госдумы приняли законопроект, но только в первом чтении. То же самое и с остальным пакетом. Американцы долго запрягали, но поедут быстро. Мы тронулись по тому же пути раньше их, но оказалось, что еще не запрягли.

Реально рынок никаких денег, кроме тех, которые сейчас для расшивки неплатежей предлагает новая “большая тройка” (Сбербанк, ВТБ, Газпромбанк), не получил. И даже расширение списка банков, допущенных Минфином к государственным средствам, с 3 до 28 мало что меняет. В повышении ликвидности нуждаются не эти 28, а остальные. Но вот ситуация с доступностью финансовой помощи со стороны государства для них не просто остается проблематичной, а становится еще более иллюзорной. Первый зампред ЦБ Геннадий Меликьян сказал, что Банк России не будет помогать всем подряд и давать деньги кому попало. По его словам, ЦБ будет поддерживать только банки, которые “имеют значение для страны”. Стоит ли говорить о том, что определять “имеющих значение” будут российские чиновники, широко известные своим бескорыстным подвижничеством во благо Родины? Это обстоятельство придает особую пикантность внесенным в Госдуму законопроектам по борьбе с коррупцией.

По сути, у нас осталась одна надежда — на нефть, если она выправится и хотя бы частично восстановит свой прежний уровень цен. Но и с этим, похоже, нас ждут большие проблемы. И здесь уже от ситуации в Америке не отвертеться. Как полагает большинство экспертов, четвертый квартал все же ввергнет экономику США в рецессию. И потребление нефти в мире резко сократится. Избыток предложения при сократившемся спросе с большой степенью вероятности вызовет падение цен.

И единственная серьезная экономическая поддержка отечественному рынку сойдет на нет. Вопрос: дойдут ли к тому времени до рынка не только сигналы от власти, но и реальные денежные ресурсы от нее? Если он их к тому времени не дождется, то третья волна кризиса накроет российскую экономику.



Партнеры