Камера для очевидца

Сенаторы решили подготовить что-то вроде программы устрашения свидетелей.

25 ноября 2008 в 16:59, просмотров: 1165

     В Совете Федерации считают, что за неявку свидетеля на суд его можно сажать в тюрьму.

С такой инициативой на слушаниях в верхней палате выступил представитель Ассоциации юристов России Дмитрий Шестаков, и предложение не вызвало отторжения у сенаторов. Первый вице-спикер СФ Александр Торшин даже отметил, что предложение арестовывать свидетелей лежит в русле послания президента РФ, который призывает бороться с «правовым нигилизмом». Сенаторы решили обсудить тему более подробно на специальном заседании, а затем заняться подготовкой законопроекта.

     По замыслу авторов, аресту на 15 суток должны подвергаться свидетели, не явившиеся на рассмотрение не только уголовных, но и гражданских дел. Исключение составят случаи «прогула» по болезни. Интересно, что, сделав свидетелей крайними, законотворцы даже и не думают наказывать за неявку всех остальных: адвокатов, истцов, ответчиков… А ведь именно они чаще всего затягивают процесс. 

     Между тем в аппарате Уполномоченного по правам человека в РФ считают эту сенаторскую инициативу мракобесием.

 — С точки зрения прав человека арест свидетеля недопустим. Содержание гражданина под стражей возможно только, если он совершил уголовное преступление и некоторые административные правонарушения. Наказание должно быть адекватно нарушению, арест в данном случае – чрезмерная мера наказания, — уверен начальник управления государственной защиты прав человека аппарата уполномоченного по правам человека в РФ Владимир Тамбовцев. — Кроме того, надо иметь в виду, что повестки в суд часто приходят с опозданием, свидетель мог находиться в это время в командировке. Он мог чего-то бояться, в конце концов! Часто в качестве свидетелей вызывают родственников обвиняемых. А они по Конституции не обязаны приходить и свидетельствовать против членов своей семьи. Но в любом случае, даже если рассматривать неявку как неуважение к суду (хотя по Гражданскому процессуальному кодексу она таковой не считается), это может повлечь только штраф. Но самое главное – существует и действует норма, позволяющая доставлять свидетеля принудительно по определению суда. Этого вполне достаточно, зачем еще и сажать-то!

     Удивительно то, что с предложениями арестовывать свидетелей выступили квалифицированные юристы, адвокаты, профессора институтских кафедр. Им ли не понимать, что эти новшества можно будет использовать для давления на неудобных свидетелей? Этот вопрос «МК» задал непосредственно адвокату Дмитрию Шестакову.

 — Из-за того, что свидетели не приходят, у нас очень слабая состязательность в судебном процессе, — уверен юрист. — И если у органов следствия и прокуратуры действительно есть реальная возможность доставить нужного для обвинения свидетеля и даже влиять на него, то у стороны защиты сейчас нет рычагов, позволяющих доставить в суд свидетеля, от которого может зависеть судьба и свобода подсудимого. Бывает и так, что сторона обвинения не хочет, чтобы свидетели защиты приходили на процесс и влияли на решение суда. Им не советуют приходить, они и не приходят. В результате подзащитные оказываются беззащитными. Ответственность за неявку даст шанс стороне защиты, а правоохранительные органы не смогут использовать неявку свидетеля в свою пользу.

     Если законопроект все-таки будет подготовлен – аппарат омбудсмена его забракует.

 — После принятия любого закона в первом чтении, он направляется уполномоченному по правам человека в РФ. Здесь он изучается, и если в законе усматриваются признаки нарушения прав человека или норм Конституции – правозащитники направляют в Госдуму свое заключение, – объясняет Владимир Тамбовцев.

     Но парадокс нашей законотворческой системы в том, что депутаты не обязаны прислушиваться к заключению уполномоченного по правам человека.

 — Наши поправки могут и не учитываться депутатами, поскольку эти предложения не являются для них обязательными. Механизм участия омбудсмена в законотворческом процессе не урегулирован, хотя мы давно предлагаем это сделать, — говорит Тамбовцев. – В результате не раз появлялись на свет законы, спорные с точки зрения прав человека и вызывающие недовольство населения. К примеру, скандальный закон о монетизации льгот в первой его редакции. Депутаты отвергли категорические возражения омбудсмена, а в итоге все равно были вынуждены задним числом приводить 122-й закон в порядок.



Партнеры