Александр Любимов: “Обама оказался родственником Пушкина!”

А Майк Тайсон возмущен, что в “список 12” не попал Лев Толстой

4 декабря 2008 в 18:37, просмотров: 1426

В эфире вышло уже девять передач громкого проекта под названием “Имя Россия”. Осталось обсудить трех исторических персонажей, а затем в финале выбрать лучшего из лучших. По поводу 12 главных героев трещат копья, народ спорит изо всех сил, отстаивая только своих. Сегодня же на вопросы “МК” отвечает идейный вдохновитель программы “Имя Россия” Александр Любимов.

— Ваши ожидания о программе совпали с тем, что в результате получается?

— Думаю, в этом телесезоне по прошествии времени люди будут вспоминать только этот проект. Из-за того что это единственно новое на ТВ в плане жанра, риска. Очень здорово, что наш просветительский проект так заметен.

— Довольны своими присяжными заседателями?

— Здорово, что такие уважаемые люди согласились участвовать в программе. Все они серьезно относятся к передаче, готовятся. Я-то думал, что мне придется им помогать, искать адъютантов.

— Кто все-таки из присяжных показался вам наиболее интересным?

— Каждый по-своему. При всей разности взглядов они в целом представляют собой микро-Россию. Глазунов всем говорит, что он из русской партии; Капица и Кублановский — скорее всего, из либеральной. Отец Кирилл вообще выдающийся оратор, и здорово, что нам удалось его пригласить. Он очень силен в дискуссии. Зюганов, кстати, тоже очень яркий. Ткачев вообще для меня открытие. Рогозин нашел потрясающие цитаты — и когда представлял Достоевского, и когда спорил с позицией Зюганова о Ленине.

— Но что нового может сказать о Пушкине Черномырдин или губернатор Ткачев?

— Лично я в каждой передаче узнаю что-то новое, хотя всегда готовлюсь. Например, я не знал, что Александр II вышел из кареты после того, как в него бросили первую бомбу, и сделал это именно потому, что вокруг были люди. Таким образом он хотел их спасти. И когда кто-то сравнил это с поведением Саакашвили, то сразу стал понятен масштаб личности русского императора. Юрий Кублановский правильно назвал бомбистов, убивших Александра, русской “Аль-Каидой”.

— Пока лучшей у вас была программа о Сталине, на мой взгляд. При этом многие недоумевают, как вообще можно было говорить о Сталине позитивно.

— Когда мы экстравагантную идею наших британских коллег по выбору главного исторического персонажа страны решили адаптировать в России, то полностью изменили формат. У нас герои обсуждаются глубже, что соответствует отношению к истории в России. Мы не выбираем лучших и самых великих, а разбираемся в истории. В каждом из тех, кто попал в финал с помощью зрительского голосования, мы ищем личные качества или давно минувшие события, которые актуальны для России XXI века. Много этого есть и в Сталине, и в Ленине, и в остальных людях, выбранных нашими соотечественниками. Если бы мы не обсуждали Ленина и Сталина, то проект превратился бы в гламур. Из французской истории нельзя же вычеркнуть Робеспьера или Наполеона. Вот из немецкого проекта вычеркнули Гитлера. Но тогда получается программа для галочки.

— В передаче о Менделееве Глазунов сказал, что это первый русский националист, Черномырдин — что первый энергетик, а Зюганов просто назвал его предвестником Сталина…

— А для меня, к примеру, было открытием, что Менделеев еще и прекрасный экономист. У него была очень стройная и глубокая экономическая теория, которую он осуществлял на практике, являясь консультантом нескольких министров.

— Кто готовит замечательные превью исторических героев?

— Группа во главе с генеральным продюсером канала Сергеем Шумаковым. Скоро мы начнем повторять наши передачи каждый день, по четыре раза в неделю.

— Вам интересна реакция интернет-сообщества на проект “Имя Россия”?

— К анонимам отношусь с полным равнодушием. Но есть те, которые мне нравятся, — они только развивают наши дискуссии. Там бывают любопытные суждения, некий свежий взгляд, и я их несколько раз цитировал. А когда люди в Махачкале обращаются в госорганы, чтобы поддержать Петра, Кубань голосует за Екатерину II, а моряки с крейсера “Петр Великий” шлют нам коллективное письмо — это очень масштабно. Тут нам прислали письмо из избирательного штаба Обамы. В нем говорится, что Обама — родственник Пушкина и что у них общий африканский род. Жак Ширак тоже хотел высказаться по поводу Пушкина, но, к сожалению, у него не получилось приехать. Майк Тайсон сказал, что он за Льва Толстого и возмущен, что того нет в списке двенадцати. Наша русская культура очень интернациональна и является крупнейшей частью всеевропейской культуры.

— Вы не планируете сделать в следующем телесезоне “Имя Россия-2”?

— После того как делаются такие большие проекты, очевидно, нужна пауза, чтобы не переесть. Тем более, когда речь идет об истории страны. Не хочется делать назидательную программу. Есть еще много интересного, что стоит обсуждать на ТВ.



Партнеры