Уголёк надежды

Тоненькая “Соломинка” в новом году стала для многих волшебной палочкой

10 января 2009 в 18:54, просмотров: 2458

Спешите делать добрые дела,
Чтоб не хватило времени на злые.
Карина Филиппова

“Соломинке” — три года! Мы очень боялись, что обрушившиеся на нас невзгоды остановят желающих принять в ней участие. Если бы вы только знали, как мы ошиблись! Даже те, кто давно исчез из поля зрения, появились и были похожи на внезапно пробившиеся из-под снега цветы.

Как и в прошлом году, мы задумали отвезти героям “Соломинки”, то есть людям, попавшим в беду, праздничное угощенье. Чтобы те, кто не могут выйти из дому или не в состоянии позволить себе потратить лишний рубль, сели за стол и улыбнулись….

Я очень люблю последние предновогодние дни. Все несутся как угорелые, никто ничего не успевает — но дело не в этом. Все без исключения: богатые и бедные, большие и маленькие, доверчивые и завистливые — все знают, что ночь с 31 декабря на 1 января особая. Можно не верить в Деда Мороза, но не верить в то, что везде будут гореть разноцветные огни, взрываться петарды и звучать веселая музыка, из ряда вон глупо. Поэтому даже у тех, кто сразу после боя курантов ляжет спать, в душе шевелится что-то не взрослое, теплое и безудержное. Как будто летишь на санях с крутой горки.

Как мы покупали мандарины, печенье, колбасу, торты, ананасы и пр., я не помню. Помню только, что даже в перчатках пальцы уже не сгибались, забыли купить большие пакеты, а у тех, что в конце концов удалось найти, стали рваться ручки. И хорошо еще, что вместо назначенного 29 декабря мы предусмотрительно начали путешествие накануне.

Первой, к кому мы поехали, была Ирина, та самая женщина, которая написала в “МК” письмо с просьбой помочь подруге Жанат Тишковой (муж варит наркотик на кухне, однокомнатная квартира, двое несовершеннолетних детей и т.п.). Сама Ирина с трудом сводит концы с концами, снимает крошечную комнату и вкалывает на трех работах, чтобы ее единственная дочь могла учиться.

Оказалось, Дед Мороз приехал к ней впервые. Ирина так улыбалась, что я чуть не забыла ей сказать: “Соломинка” желает ей, чтобы в трудный час ей пришли на помощь такие же люди, как она, и тогда все будет в порядке.

Потом мы поехали к Любови Дмитриевне Подоровой, которая одна воспитывает маленького внука Сережу. Любовь Дмитриевна делает восхитительных кукол и этим сказочным делом изредка зарабатывает небольшую прибавку к пенсии. Конечно, с такими бабушками нам сам черт не брат. Болеет не болеет, ходит не ходит — все равно тянет неподъемный воз, и ребенок потихоньку растет. Спасибо уполномоченному по правам ребенка в Москве Алексею Голованю, у нас в мешке Деда Мороза были очаровательные бычки с конфетами и билеты на елку. Сережа воскликнул: “Ура, мой любимый ананас!” — и прижал к сердцу бычка. Правда, через несколько дней выяснилось, что Сережа испугался тигров на новогоднем представлении братьев Запашных, но будем надеяться, что это окажется его самой большой бедой в наступившем году.

* * *

По дороге на Саянскую улицу я до последней минуты надеялась, что в квартире Дияновых сломался телефон, и поэтому всю неделю я не могла дозвониться. Тамара Ивановна Диянова одна воспитывает двух маленьких внучек: мать девочек умерла, а отец алкоголик. Одна из девочек перенесла множество операций: какой-то мальчик бросил в песочницу, где она играла, зажженную спичку, платье вспыхнуло… Девочка чудовищно обгорела. Когда я впервые приехала к Дияновым, отец несчастных детей встретил меня в чем мать родила. Позже он подрался и угодил в тюрьму, и Тамара Ивановна смогла перевести дух. Мы помогли устроить девочек в интернат недалеко от дома, и она каждую пятницу привозила их домой. В прошлом году, когда мы привезли новогодние подарки, выяснилось, что за час до нашего приезда вернулся из тюрьмы папаша. Весь 2008 год Тамара Ивановна терпела от сына пьянство, ругань, рукоприкладство. Когда я в последних числах декабря предупредила ее о нашем приезде, она сказала, что сын снова в тюрьме. Мы договорились о том, что она начнет собирать документы для суда, чтобы разъехаться с пьяницей. И вот внезапно телефон замолчал.

Мы безуспешно звонили в домофон и наконец откликнулись соседи. Оказалось, что несколько дней назад Тамара Ивановна шла по улице и потеряла сознание. Ее доставили в 15-ю больницу. Инсульт, паралич. Нам сказали, что никто к ней не ходит. Где дети, неизвестно, до второго сына мы дозвониться не смогли.

* * *

Больше всего я беспокоилась о том, как мы доберемся до Мытищ, чтобы поздравить семью Коробчук. Помните, в прошлом выпуске “Соломинки” я рассказала их историю: шестилетний Лев страдает тяжелой формой ДЦП, а родители отчаянно борются за то, чтобы хоть немного облегчить его участь. Папа Олег Коробчук работает за двоих и не спускает с рук неподвижного мальчика. Так вот, я боялась, что мы увязнем в снегах и заторах, но мы не увязли. А все потому, что кроме мешка с угощениями мы везли огромную крепость. Когда мы наконец выгрузили все подарки, Олег сказал нам, что на работе все прочитали статью в “МК” и сказали, что нужно побольше писать о людях, у которых такие проблемы, — всем миром легче прожить. На другой день пришло сообщение от Коробчуков: “Дед Мороз! Постучавшись в нашу дверь, ты вошел к нам с чудесами. Детям подарил игру — папа сутки напролет держит бой в осажденном замке. А для взрослых веру в то, что есть на земле ДОБРО”.

Но и это еще не все. Наши замечательные читатели Тимофей и Юрий тоже сделали Коробчукам великолепные подарки. Отдельная благодарность Юлии с Бауманской.

* * *

Пятилетний Денис Николаев приехал в Москву из Тамбова. Сейчас он с мамой живет у родственников, а папа и старший брат Дима навещают их, как только позволяют обстоятельства. Летом выяснилось, что у Дениса лейкоз. Родственники помогли попасть в Российскую детскую клиническую больницу.

Мы хотели приехать в гости, но выяснилось, что Денису предстоит переливание крови, и мы полетели в РДКБ. В этот день в самой большой детской больнице России на каждом шагу встречался Дед Мороз, и мы сделали вывод, что в таком густонаселенном волшебниками месте чудеса, несомненно, должны происходить чаще, чем где бы то ни было.

Денис пришел в маске. Мы пошутили, что он, наверное, приготовился к карнавалу, но шутка вышла грустная. Однако Денис обнял двумя руками коробку с пиратским кораблем и не хотел ее выпускать, даже когда доставал из мешка гостинцы.

— Мама, и мандарины мне нельзя? И ананас тоже?

И плакать нельзя, и не плакать — тоже. К счастью, появился старший брат, и Денис забыл про мандарины. Мама работает в милиции, сейчас на больничном, а папа временно не работает. Доход семьи составляет приблизительно 15 тысяч рублей. Трудно понять, как Николаевы сводят концы с концами, да еще с тяжело больным ребенком. А у мамы хватает сил улыбаться. Скорей всего, это тоже лекарство. Но очень, очень дорогое.

Пожелав Денису сил, мы пошли знакомиться с рыбками. Помните, наши друзья Элеонора и Лидия подарили отделению трансплантации почки большой аквариум? Осталось только обзавестись рыбками. Это взяли на себя сотрудники “МК” — наша служба “Срочно в номер”. И рыбки, и цветные камешки, и грот всем очень понравились, но есть одна трудность: мы обещали назвать самых красивых рыбок Элеонорой и Лидией, а красавицы улепетывают, как только прижимаешь нос к стенке аквариума. Конкурс красоты пришлось перенести.

Недавно в отделение трансплантации почки поступила Наташа Надсадина из Ивановской области. Приехали артисты, все дети принарядились, а Наташа сидела на представлении в халате и плакала. Другой одежды у нее нет.

Девочке 15 лет, последнее время она жила у сестры в деревне Погост Ивановской области. Мама с отчимом живут в селе Рождествено, у них маленький сын Валя, она приехать в Москву не может. Мама работает на ферме дояркой, а отчим — ночным сторожем, но ферму скоро закроют. Мы подарили Наташе красивые сапожки, а еще нужны джинсы, спортивный костюм, белье, футболки.

* * *

У Людмилы Николаевны Стальной и Сергея Михайловича Зайцева двое детей — Михаилу 29 лет, а Кате — 20. Людмила Николаевна программист, а Сергей Михайлович работает в ЕИРЦ.

Судьба распорядилась так, что Михаил и Катя тяжело заболели.

Несколько лет назад у сына начались головные боли. Долго ходили по врачам, а в 2003 году в мозге обнаружили новообразование. В Институте нейрохирургии им. Бурденко сделали операцию, оказалось, что это застарелая гематома, видно, в детстве упал, сильно ушибся. Все очень обрадовались: боялись онкологии. А Михаил после операции не проснулся — кома. Ему сделали плазмоферез, друзья сдавали кровь. И он ожил. Но после операции у Михаила случился ишемический инсульт, а в результате — тетрапарез. А еще он ослеп, и лишь недавно зрение стало восстанавливаться.

Молодой человек с трудом приходит в себя. Наверное, это чудо, но постепенно, в результате многочисленных процедур, некоторые функции начинают восстанавливаться. Михаил научился читать, но все время проводит в инвалидном кресле, стоять он может только у шведской стенки и всего несколько минут. Раз в неделю домой приезжает нейропсихолог из института Бурденко — занятия очень помогают. Четыре года подряд родители отвозят сына в поселок Голубое под Зеленоградом, там санаторий для таких больных, но попасть туда очень трудно. Сначала покупали путевки за свои деньги, последние два года получают по квотам.

Михаилу Зайцеву очень нужна помощь по реабилитации, его можно поставить на ноги, но одной поездки в санаторий в год, конечно, не достаточно. А за все услуги нужно платить. Сейчас родители Михаила мечтают о том, чтобы в доме установили гусеничный подъемник, с помощью которого можно будет опускать и поднимать коляску по лестнице. Ведь Михаил заперт в четырех стенах, на улицу его два-три раза в год выносят на руках.

Осенью 2008 года выяснилось, что у младшей Кати лимфома. Девушка перенесла шесть курсов химиотерапии. Врачи говорят, что у нее есть надежда. До болезни Катя работала и заочно училась. Лечится она в Боткинской больнице. Видимо, скоро ей предстоит лучевая терапия.

Доход семьи: папа зарабатывает 27 тысяч в месяц плюс Мишина пенсия (около 6 тысяч рублей) плюс Катины деньги (по больничному листу, около 11 тысяч рублей). Видимо, не зря Людмила Николаевна носит фамилию Стальная. 50-летняя женщина ушла с работы, чтобы выхаживать сына, а теперь помощь понадобилась и дочери. Людмила Николаевна использует любую возможность, чтобы подработать дома, — но, сами понимаете…

На улицу Адмирала Макарова мы приехали уже поздно вечером. Нам были рады, но какая это горькая радость! Катя в это время была в больнице — Новый год все встречают по-разному. Мы очень просим Войковский собес как можно скорей установить в доме гусеничный подъемник для Михаила Зайцева, а судьбу — смилостивиться над Катей и над всей этой мужественной семьей.

* * *

Если вы, несмотря ни на что, продолжаете верить в чудеса, скорей читайте историю Шестимеровых. В 2007 году мы рассказали о том, что симпатичная молодая женщина Татьяна Шестимерова внезапно почувствовала, что ей трудно ходить. Вскоре выяснилось, что у нее болезнь двигательного мотонейрона. Татьяна стала инвалидом-колясочником. С мужем и двумя маленькими детьми они ютились в крошечной однокомнатной квартире на Трехгорном Валу. Дети спали — так и хочется сказать, на полатях, а уроки делали на разобранном родительском диване. Удивительный муж Павел Шестимеров носил жену на руках — буквально. И не только по квартире, но и на улицу, чтобы они могли вместе пройтись по магазину. Я обратилась за помощью к уполномоченному по правам ребенка в Москве Алексею Голованю. И Шестимеровым дали квартиру в доме на проезде Шокальского. Дело в том, что там в новых домах все квартиры на первых этажах предназначены для инвалидов.

Дверь нам открыл Павел Шестимеров. Честно говоря, я его не узнала. Тогда, в квартире на Трехгорном Валу, это был рано состарившийся мужчина с глазами, полными отчаяния. Сейчас же навстречу Деду Морозу вышел глава веселого семейства, полный сил и безудержно помолодевший. Татьяна теперь может беспрепятственно въехать на кухню, в ванную комнату и даже на балкон. Болеет она уже 9 лет, сейчас ей 33 года. Эти три комнаты с широкими дверями — не квартира, а планета.

* * *

Мы развозили подарки два дня — рассказать обо всем не хватило места. Но это же хорошо, так ведь? Да и не подарки это были, а угольки надежды. И весь год у меня будет стоять в глазах картина: мы мерзнем у подъезда с подарками, а навстречу бежит наш Алеша, за которым едва поспевает бабушка. Тот самый подросток, который не дал болезни взять верх и поступил в МГУ. Алеша, который с трудом передвигается. Да, он бежал!

Как сказал когда-то Антуан де Сент-Экзюпери: “Чтобы быть, нужно сначала принять на себя ответственность”. Спасибо всем, кто не дал “Соломинке” сломаться. Старайтесь облегчить участь тех, кому трудней, чем вам, и ничего не бойтесь. Потому что добрые сильней богатых. С Новым годом!

Благодарим Михаила с Новокузнецкой, А.Демина, Лену Быкову, Юлию, Татьяну Шабрину, Игоря Сергеевича, Тимофея, Юрия, Маргариту, Наталью Божко, семью Кунижевых, Людмилу Морозову, Анастасию Павлову, Ирину Федотову, Александра Иосифовича Ребельского, Ольгу Даниленко, Виктора, Катю Абрамовскую, Светлану из Мытищ и всех, кого не сумели назвать.

Звоните нам по телефонам: 250-72-34; 250-72-72, доб. 74-66, 74-64.
E-mail: Letters@mk.ru (с пометкой “Соломинка”).



Партнеры