Душа обязана трудиться

— эту главную для себя заповедь я вынес из личных встреч с патриархом

12 января 2009 в 18:10, просмотров: 1552

Сегодня православная Россия отмечает 40 дней со дня кончины Святейшего Патриарха Московского и всея Руси Алексия II. Только после его ухода мы поняли, какого масштаба была эта историческая личность.

В дни, прошедшие со дня смерти Алексия II, часто вспоминаю о встречах и совместных проектах, в которых мне довелось принимать участие по благословению почившего патриарха. “МК” одним из первых, еще в последний год существования СССР, начал публикации материалов по новейшей истории Русской Церкви. В течение нескольких лет в специальной рубрике “Катакомбы” мы периодически публиковали письма и воспоминания российских новомучеников и исповедников. Это не могло не привлечь внимания патриарха, который всегда с большим вниманием относился к “МК”.

Мои личные встречи с патриархом Алексием II вплоть до конца 90-х годов были эпизодическими. Накануне моего пятидесятилетия святейший патриарх неожиданно пригласил меня в свою московскую резиденцию. Как сейчас помню, 3 апреля 1999 года в назначенное время приехал в Чистый переулок, даже не догадываясь о цели визита. Беседа проходила в его кабинете, обставленном строго, но вместе с тем с изящным вкусом, который свидетельствовал о добротном дворянском воспитании. В нем не было кричащей роскоши — строгие иконы, несколько пасхальных яиц (я уже знал, что патриарх собирает их коллекцию), большой стол, украшенный письменным прибором из уральского малахита. Беседа протекала неспешно и касалась поначалу вопросов о моем личном отношении к Церкви. Я был несказанно удивлен тем, что Святейший отлично осведомлен о моей дружбе с одним из наиболее деятельных и просвещенных епископов Русской Церкви митрополитом Воронежским и Липецким Мефодием (Немцовым). Знал он и о том, что по благословению митрополита Мефодия я прислуживаю в алтаре во время своих приездов в Воронежскую епархию. И что “МК” материально поддерживает восстановление нескольких монастырей и храмов.

И все же я понимал, что Святейший пригласил не только для того, чтобы расспросить о моих убеждениях. И действительно, вскоре он заговорил о той поддержке, в которой нуждается Русская Церковь со стороны СМИ. Он возглавлял попечительский совет благотворительного фонда “Примирение и согласие”, президентом которого была российская предпринимательница Гульназ Сотникова. Фонд решил провести благотворительную всероссийскую акцию в помощь детям-сиротам и детям из нуждающихся семей. Для того чтобы в эту акцию могли включиться не только бизнесмены, но и широкий круг россиян, требовалось участие российской прессы.

Будучи председателем Московского союза журналистов, я заверил патриарха, что его просьбу мы рассмотрим на ближайшем же заседании и сделаем все необходимое для того, чтобы поддержать инициативу фонда.
Положительно, это была встреча, в ходе которой мне пришлось удивиться еще не раз. Оказалось, что Его Святейшество не только наслышан о моем юбилее, но уже и приготовил подарок! Как завзятому библиофилу он преподнес мне несколько роскошно изданных книг о Русской Церкви и снабдил их дарственными надписями. Немного помедлив, вышел и вскоре вернулся, держа в руках роскошный ежедневник на 2000 год, изданный, как я впоследствии узнал, под его непосредственным руководством.

После успешно начатой акции помощи детям патриарх еще раз обратился ко мне с просьбой. Прекрасно понимая, насколько важен личный контакт с первыми лицами российских СМИ, он попросил собрать в его резиденции в Даниловском монастыре главных редакторов газет и руководителей телеканалов. Это было не так-то просто осуществить, но все же Московский союз журналистов сумел организовать такую встречу, и 26 мая, солнечным днем, мы собрались в патриаршей резиденции в Даниловском монастыре. В холле нас встречали семинаристы, а в большом зале был накрыт стол. Во время “делового завтрака” (так патриарх определил жанр встречи) беседа шла о самых актуальных вопросах общественной и церковной жизни, во время которой большинство из нас ощущали некоторую стесненность: Святейший потчевал нас, а сам не притронулся к еде, поскольку все время вел интереснейший разговор.

Я захватил с собой диктофон и записал ту важную беседу. На первом месте стоял вопрос об освещении светскими изданиями событий церковной жизни. Деликатно, но твердо патриарх ставил вопрос об уровне профессионализма работников СМИ, пишущих на такую непростую тему. Он напомнил, что журналист чем-то сродни врачу, первейшей заповедью которого является девиз “не навреди!”. Кто-то из редакторов посетовал на то, что ни одно из высших учебных заведений не готовит церковных журналистов. На что патриарх заметил, что этот очень важный вопрос необходимо поставить перед Министерством образования. Затем мы перешли к обсуждению самого широкого круга проблем. В том числе и к вопросу о нравственном облике священнослужителей, среди которых, что греха таить, есть представители, которые своим поведением вызывают соблазн среди верующих и неверующих. Патриарх не уходил и от острых вопросов.

После двух с половиной часов общения мы попрощались с гостеприимным хозяином. Но некоторых редакторов газет и руководителей электронных СМИ патриарх попросил остаться. Среди них был и автор этих строк. Беседа была продолжена в более узком кругу. Благодаря этой встрече возникли достаточно доверительные отношения между руководителями газет, электронных СМИ и патриархом. Разговор вновь пошел о помощи обездоленным российским детям. Почин московских газет поддержали и общероссийские газеты. Так что к 1 июня, Международному дню защиты детей, фонд “Примирение и согласие” при помощи российских и московских СМИ сумел собрать огромное количество подарков, лекарств и денег для помощи детям.

Позже мне еще неоднократно приходилось видеться со Святейшим патриархом на мероприятиях в Кремле. И каждый раз при встрече он находил особые слова, которые я храню в сердце. Прослушивая запись той весенней встречи с руководителями российских СМИ, я выбрал несколько высказываний патриарха, которые и по сей день не утратили своей актуальности. С ними мы знакомим читателей “МК” в сороковой день со дня кончины пятнадцатого Патриарха всея Руси.

“Мы привыкли плясать на костях”

— Ваше Святейшество, как вы оцениваете ситуацию рубежа веков? Каким мир входит в ХХI столетие?

— Хочется верить, что ХХI век будет мирным, созидательным, спокойным для России. К сожалению, ХХ век мы завершаем трагическими событиями, которые происходят сегодня на Балканском полуострове. 20 апреля я посетил Белград, в день пасхального поминовения усопших, на Радуницу совершил вместе с сербским патриархом Павлом заупокойную литургию и панихиду по всем, кто погиб во время этой войны. Во время богослужения в соборе Святого Саввы присутствовало почти 10 тысяч человек. Вокруг собора собралось в 10 раз больше, несмотря на холодную погоду. Все вместе мы возносили молитвы о прекращении войны. В Македонии уже произошла гуманитарная катастрофа — там скопилось огромное количество беженцев из Косово. Накануне моей поездки в Югославию, 6 апреля, здесь, в Свято-Даниловском монастыре, мы благословляли караван гуманитарной помощи, который отправился в Белград и Черногорию. В столь тяжелое для России время благотворительность, взаимоподдержка — эти чувства не покинули нас. Россияне буквально обрывали телефоны и в патриархии, и в МЧС, спрашивая, куда можно привезти лекарства, продукты питания, книги.

Все это внушает надежду на то, что и в ХХI век мы войдем, не утратив основных христианских ценностей. Помогая нашим собратьям славянам, мы не забываем, что и в России сотни тысяч обездоленных, прежде всего дети-сироты, ожидают нашей поддержки. Благотворительный марафон, проводимый по совместной инициативе патриаршего фонда “Примирение и согласие”, ее президента Гульназ Сотниковой и “МК” в мае 1999 года, продемонстрировал, что чувство милосердия не утрачено нашими соотечественниками. Благодаря их помощи сотни тысяч детей-сирот в 19 регионах России уже получили подарки: лекарства, одежду, учебники, необходимые продукты питания. Я благодарен руководству газет “Труд”, “Известия”, “Московские новости” за информационную поддержку благотворительного марафона. Без поддержки Московского союза журналистов и руководителей ведущих телеканалов мы вряд ли бы смогли собрать необходимую помощь детям. Важно, чтобы это начинание не угасло. Важно сообщить, что марафон не прекратится 1 июня — он продолжается, и храм Христа Спасителя по-прежнему открыт для благотворителей.

— Не так давно “Аргументы и факты” решили выяснить, каким имуществом обладают наши политики и бизнесмены. Задавался ли и вам этот вопрос?

— Да, я получил этот вопросник. Я не получаю заработной платы и не обладаю каким-либо имуществом. Все, чем я пользуюсь, принадлежит Русской православной церкви. Даже те подарки, которые получаю в дни торжеств, — они являются достоянием Церкви, как, впрочем, и моих предшественников. Ни один патриарх Русской Церкви не взял ничего с собой после своей смерти. Это же правило относится и к епархиальным епископам: они монахи, и поэтому то имущество, которым они временно распоряжаются, принадлежит Церкви. После смерти епископа все имущество заносится в инвентарную книгу и становится собственностью епархии.

— В последнее время появилось немало негативных публикаций, в основном о нравственном облике российского епископата. Как вы оцениваете их?

— Быть может, это самый больной вопрос — нравственное состояние нынешнего епископата и духовенства. Наследие, которое мы получили в наследство от большевистских времен, далеко от идеала. Вы знаете, что подбором кадров занимался Совет по делам религий, который по сути преследовал атеистические цели, стремясь подорвать основы веры. Сегодня мы постоянно нуждаемся в пополнении церковных рядов новыми священнослужителями. Они особенно нужны в области социального служения, духовного воспитания подрастающего поколения. Думаю, для того, чтобы подготовить специалистов для служения в этих областях, необходимо 15—20 лет. Но разве мы можем ждать, когда будут воспитаны необходимые специалисты? Эти насущные проблемы должны решаться сегодня. Утрачен опыт Церкви, накопленный ею до революции в области социального служения. Мы стремимся возродить церковную жизнь во всем ее многообразии. Основная наша цель — не столько реставрация храмов или монастырей. Важно помочь людям реставрировать их души. Внести нравственное и духовное оздоровление в наше больное общество. На этом пути случаются ошибки. Мы внимательно следим за публикациями, посвященными тем или иным негативным явлениям церковной жизни. И все же, несмотря ни на что, совершается служение духовенства и мирян в больницах, тюрьмах, детских домах и лагерях. Самое большое впечатление на меня производят глаза и лица девушек, которые готовятся к служению сестер милосердия. В них столько доброты и желания помочь людям в их страданиях, что хочется верить: мы восстановим нравственность нашего общества. К ним тянутся больные. И сестре милосердия, и медицинской сестре необходимы профессиональные знания. Но для того, чтобы стать сестрой милосердия, необходимо призвание. Трудностей на этом пути немало.

— В День памяти святых просветителей Руси Кирилла и Мефодия вы высказали мысль о том, что необходимо или перезахоронить останки революционных и государственных деятелей с Красной площади, или прекратить устраивать всевозможные представления на ней. Не могли бы вы более подробно изложить вашу точку зрения?

— Красная площадь с восстановленным собором Казанской Божией Матери, с собором Василия Блаженного, где ныне совершаются богослужения, не должна превращаться в балаган. Кроме соборов здесь расположено и кладбище. Здесь покоятся останки революционных деятелей и героев Великой Отечественной войны, урны которых вмурованы в кремлевские стены. Нравственно ли устраивать на погосте выступления рок-музыкантов или цирковые представления, как осенью 1997 года? Совместимо ли это с кладбищем? Необходимо, на мой взгляд, задуматься о создании мемориала, куда можно бы в спокойной обстановке совершить перезахоронение. Все это следует сделать осторожно, чтобы не вызвать разделений в нашем обществе. Но совершить эту акцию следует благовременно, а не тотчас же. Спешка может вызвать роковое разделение в обществе. Мы привыкли танцевать и устраивать танцевальные площадки на костях. Необходимо отделить всевозможные представления от погоста, который пока находится на Красной площади.

— В этом году будут проходить выборы в Государственную думу, а также перевыборы губернаторов во многих областях. Примет ли Церковь и священнослужители участие в выборах или по-прежнему останется в стороне?

— Никто из священнослужителей не будет баллотироваться в Государственную думу. Решение Архиерейского собора, запрещающее участвовать епископам и священству в политической деятельности, остается в силе. На заре перестройки, когда рождалась демократия и закладывались ее основы в нашем обществе, — тогда участие представителей Церкви в политической деятельности было необходимым. Мне пришлось тогда участвовать в разработке Закона о свободе совести. Советские юристы настаивали, что Положение о религиозных организациях 1929 года не нуждается в пересмотре. Но уже в 1989 году были заложены основания для участия Церкви в деле социального служения, религиозного образования. Поэтому приходилось немало доказывать, бороться с подобными мнениями. В тот период участие церковнослужителей в работе съездов было необходимо. Не скрою, что аура, витавшая над съездами Народных депутатов, когда порой выступавших захлопывали и буквально затыкали им рот, была тяжелой. Иногда я просто больным возвращался с заседаний. Сегодня появляется все больше и больше мирян, верующих, церковных людей, которые в органах власти будут представлять интересы Церкви.



Партнеры