Маяк совсем не виден

Почему спасательные операции в России так дороги?

18 января 2009 в 18:29, просмотров: 1222

Крушение вертолета на Алтае, подобно цунами, инициировало вал всевозможных обсуждений. ЧП лишний раз привлекло внимание к нравам российской чиновничьей элиты. А министр МЧС Шойгу затронул еще одну тему — эффективности и стоимости поисков. В распоряжение “МК” попал документ с полным перечнем расходов на алтайскую поисково-спасательную операцию.

Цифры впечатляют. Расходы на транспорт: авиационный — 17 млн. 903 тыс. руб. (налет 137 часов), автомобильный — 101,8 тыс. руб. (пробег 1380 км). Услуги связи: 3 млн. 743 тыс. руб. Командировочные расходы: 140 тыс. руб. Дополнительные расходы (в основном питание): 612 тыс. руб. Итого: 22,5 млн. руб.

То, что денежный аспект впервые озвучен именно после алтайского случая, вполне логично. Согласитесь, одно дело, если попадают в беду люди на войне или выполняющие важную работу. Тогда о деньгах даже заикаться неловко. Совсем другое — катастрофа на Алтае...

Есть и второй мотив. В алтайской катастрофе выжили 4 человека из 11 находившихся на борту. Это редкий счастливый случай. Но главное везение этих людей в том, что второй пилот Максим Колбин и пассажир Анатолий Банных не получили серьезных повреждений. В результате двое других пострадавших с переломами хоть и получили обморожения, но выжили.

Но почему спасательная операция продолжалась так долго? Ведь с 2003 года все вертолеты в России оснащаются радиомаяками, которые передают свои координаты с точностью до метра.

— Сравните: радиомаяк стоит 300 тыс. руб., а затраты на поисковую операцию составили 22,5 миллиона, — привел цифры на селекторном совещании в МЧС Сергей Шойгу. — Почему они не работают? И не взыскать ли нам компенсацию расходов на операцию с производителей радиомаяков?..

Производители, впрочем, тут же парировали: дескать, спасатели, первыми прибывшие к месту аварии, сразу включили радиомаяк — и он оказался исправен. Просто пилоты маячок почему-то не включили… Ситуация получается просто сюрреалистическая. Второй пилот Колбин почти двое суток ходил по тайге, пока не наткнулся на пограничников. Вместо того чтобы просто щелкнуть тумблером радиомаяка, и вертолет спасателей оказался бы на месте уже через считаные часы, если не минуты.

Но почему бы им не предусмотреть то, что в быту называют “защитой от дурака”? Стиральная машина ведь не включится с открытой дверцей. Почему же не сделать так, чтобы вертолет не взлетел с выключенным маячком? С технической точки зрения это не представляет никакого труда. Главная сложность, похоже, в том, что ни потраченные общие деньги, ни чужие жизни в нашем государстве по традиции никто не считает.




Партнеры