Риелторы пошли обменным курсом

Москвичи начали не покупать, а менять квартиры

22 января 2009 в 15:28, просмотров: 1082

В условиях кризисного паралича, охватившего столичный рынок недвижимости, московские риелторы меняют характер работы с клиентами. Они извлекают на свет старые, почти забытые методы безденежного обмена жилья и обмена жилья с доплатой. Тем не менее сегодня им пророчат не самое большое, но стабильное будущее.

Помните советское время, когда люди по кругу переезжали из Бирюлева в Сокольники, из Сокольников на Беговую? Так вот: сегодня такие переезды в Москве возрождаются. Пока широко распространенный в эпоху “развитого социализма” способ изменения жилищных условий практикуют не все столичные агентства недвижимости, но лед тронулся: некоторые из них уже расширяют сферу своей деятельности.

— Риелторы стали понимать, что просто сидеть и ждать звонка от клиента — дело гиблое. Надо самим “идти в народ”, — говорит Григорий Полторак, глава известной в Москве риелторской фирмы. — У нас вновь востребован “ветеранский” опыт. Старые сотрудники вспоминают, как делались обмены в те времена, когда сделки осуществлялись совсем без денег.

Руководители, чьи агентства уже сделали ставку на обмены жилплощади, признают: всерьез задуматься о переориентации деятельности их заставили сами москвичи.

— После Нового года к нам все чаще стали обращаться граждане, которых жизненные обстоятельства вынуждают, невзирая на кризис и ценовую неопределенность, менять свои жилищные условия, — говорит генеральный директор московской компании недвижимости Руслан Сейт-Люманов.

К активным действиям горожан в основном подталкивают дела семейные: невозможность совместно проживать с тещей или бывшим супругом, требования выросших детей или необходимость срочного погашения возникших в связи с кризисом задолженностей.

“Сделайте что угодно, нам надо разъехаться”, — говорят доведенные до ручки москвичи и просят риелторов подыскать взамен трехкомнатной любые две однокомнатные квартиры.

— В условиях, когда доллар штормит, а рубль падает, люди боятся связываться с деньгами, ведь обращаться с крупными суммами умеют не все. Некоторым гражданам спокойней произвести операцию со своим недвижимым имуществом, не прибегая к купле-продаже. Таким мы и предлагаем прямой обмен, — продолжает Руслан.

Плюсы обмена

Решать квартирные проблемы с помощью обмена менее рискованно, чем путем купли-продажи, уже потому, что в случае расторжения сделки человек точно не окажется без крыши над головой — его вернут в ту квартиру, где он жил прежде.

У покупателей вторичных квартир такой гарантии нет. О том, что случилось с добросовестным покупателем, “МК” подробно рассказал в статье “Хочешь стать бомжом? Купи квартиру” в номере от 1 августа 2008 года. Горемыка до сих пор безрезультатно обивает пороги разных инстанций. Но, похоже, в нашем городе ему суждено бомжевать.

Минусы обмена

Отсутствие уверенности в 100-процентной “чистоте” вторичного жилья — общая беда нашего рынка недвижимости. Чтобы максимально обезопасить себя от потерь, участникам длинных цепочек обмена (в которых задействованы 2—3 и более квартир) рекомендуется заключать отдельные договора только с тем человеком, на чью жилплощадь они переезжают, а не втискивать всю вереницу квартир в один договор мены.

Недостаток прямых обменов — отсутствие выбора. Такого широкого, как при альтернативных сделках, выбора нет. Просто потому, что база данных о продаваемых квартирах у риелторов есть, а о выставленных на обмен — нет.

Ее сегодня только создают. Причем вручную.

Подробно узнав у клиента, какую именно квартиру он хочет получить в результате обмена, где и на каком расстоянии от метро, посредники обзванивают всех продавцов в радиусе, выбранном клиентом, расспрашивая их о том, что те хотят получить, — только деньги или, возможно, квартиру.

Это хлопотно. Но ради того, чтобы заработать на хлеб в условиях затишья на рынке жилья, некоторые прогрессивные риелторы готовы попотеть.

— До недавнего времени многие продавцы нас просто посылали, они даже слушать ничего не хотели об обмене квартир, им были нужны только деньги, — признаются спецы. — Сегодня продавцы жилья постепенно “оттаивают” и медленно, с неохотой начинают идти на контакт.

Поэтому ожидать быстрого решения жилищного вопроса, а также получения квартиры в конкретном доме или на определенной улице нынешним клиентам “по обмену”, увы, не приходится.

О правилах

Со времен социализма в деле обмена практически ничего не изменилось. Трехкомнатные квартиры эконом-класса в Москве традиционно меняют на две однокомнатные (в том же районе), двухкомнатные — на однокомнатную и комнату в коммуналке, однокомнатные — на две комнаты или комнату с доплатой.

С точки зрения юридического оформления здесь проблем нет.

Если обмениваются муниципальные (читай — неприватизированные) жилые площади — тогда участники обращаются в бюро обмена, где получают обменные ордера, на основании которых вселяются в квартиры.

Если одна из квартир находится в собственности (приватизирована), а другая — нет (муниципальная), участники заключают договор обмена, регистрируют его в Управлении федеральной регистрационной службы и одновременно подают документы в то же бюро обмена. При этом обитатели неприватизированной квартиры автоматически становятся собственниками, а собственники — нанимателями, получив все тот же обменный ордер. При этом собственникам, уже реализовавшим свое право на бесплатную приватизацию, второй раз осуществить это без денег не удастся. Именно поэтому такой обмен считается проигрышным.

В том случае, если все обмениваемые квартиры находятся в собственности граждан, заключается договор мены. Владельцы остаются собственниками.

О доплате

Надо ли прописывать в договоре мены размер доплаты? Поскольку большинство обменов без доплаты не обходится, такой вопрос обычно всегда встает. И это — резонно.

Наш ответ: размер доплаты в договоре указывать надо. Причем полностью — такой, какая она есть. Прежде всего это необходимо тому, кто доплачивает, чтобы в случае расторжения сделки получить назад свои денежки.

Тем, кто только получает деньги, вообще беспокоиться не о чем: размер налоговой льготы увеличен до 2 млн. рублей, а доплата при обмене редко когда превышает этот размер. Но это касается собственников. Если доплату собираются получить жители неприватизированного жилья, тогда вся эта сумма целиком будет включена в налогооблагаемый доход.

— В этом случае никакая налоговая инспекция применить налоговую льготу не согласится, — отмечают специалисты.

Так что обитателю муниципального жилья в случае обмена придется отдать государству 13% от полученной суммы.

О прописке

Если меняется жилье, находящееся в собственности граждан, проблем с пропиской-выпиской не возникает. Новым владельцам квартиры не надо ждать, когда из нее выпишутся прежние хозяева: их снимут с учета и зарегистрируют на новом месте жительства одновременно при предъявлении в паспортном столе договора мены. В тех случаях, когда хотя бы одна из обмениваемых квартир является муниципальной, новым жильцам придется дождаться, когда старые обитатели из нее выпишутся, и только после этого зарегистрироваться на новой жилплощади — мелочь, конечно, но знать о ней нужно.

О цене

Конкретного тарифа на оплату своих услуг столичные риелторы пока не установили.

В случае если речь идет о купле-продаже жилья, они берут от 4 до 6 процентов стоимости квартиры. В случае обмена — цена договорная, начинается она с 50 тыс. рублей.

За эти деньги риелторы берутся обеспечить минимальный набор услуг: 1) найти подходящий вариант; 2) оформить предварительное соглашение об условиях обмена, где будут оговорены его сроки, размер доплаты, сторона, оплачивающая расходы по обмену (сбор за регистрацию, пошлины), а также сроки освобождения жилья.

Такие услуги, как проверка юридической чистоты квартир, сбор документов, организация сделки, составление договора и его регистрация, проверка соблюдения сроков освобождения жилого помещения и снятие его с учета, придется оговаривать с риелторами, фиксировать договором и оплачивать дополнительно.

Специалисты прогнозируют, что со временем обменных сделок в Москве станет проходить все больше и больше.

— Рынок столичного жилья находится в нокдауне, и маловероятно, что в феврале-марте его ждет резкое оживление, как этого ожидают некоторые знатоки, — говорит практик Сейт-Люманов. — Несмотря на то что потенциальных покупателей довольно много, большинство из них притаилось в растерянности. Как долго продлится покупательская “контузия”, предсказать сложно, но скорее всего ситуация сохранится до конца весны.

По данным специалиста, в настоящий момент цены экспозиции (предложения) изменились на 20—30%, тогда как реальные цены продаж снизились гораздо значительнее. По некоторым объектам дисконт может достигать 50% по сравнению с долларовыми ценами сентября прошлого года. Одновременно слабеющий последние несколько недель рубль может внести в дальнейшее развитие событий свои коррективы. Вполне вероятно, что недвижимость вновь станет надежным способом сбережения накоплений.

А значит, у тех, кто хочет улучшить свои жилищные условия, есть шанс и возможность сделать это с выгодой для себя.



Партнеры