Собачьи какашки

Ну что, граждане двуногие, все продолжаете покорно давиться опостылевшей темой кризиса?

23 января 2009 в 14:25, просмотров: 607

Давитесь, давитесь! Пока не поперхнетесь…

Тем более что в бескрайней луже кризисного свинарника сколько-нибудь надежных опор и ценностей остается и впрямь немного. И одна из них — конечно же, вечная ценность искусства. Это, похоже, как нельзя лучше известно нашему премьеру Владимиру Путину, далеко не случайно в этот тяжкий период жизни отечества занявшемуся вдруг… живописью. Новость эта вмиг облетела все наши средства информации, конкурируя разве что с перипетиями газового скандала.

Что же касается самого премьера, то занялся он искусством не только для спасения своей и без того бессмертной души, но и в целях куда более осязаемых и конкретных — для питерского благотворительного аукциона. (На “Сотбис” пока что не приглашают, хотя цены на его творчество убеждают — напрасно.) Аукцион, напоминаю, состоялся на днях в Северной столице, где путинское творение было выставлено в компании с еще 27 шедеврами, принадлежащими кисти других звезд российской политической и общественной авансцены — Валентины Матвиенко, Анны Нетребко, Ульяны Лопаткиной, Максима Шостаковича, Сергея Шнурова, Нины Усатовой... Напомню еще и то, что все картинки были посвящены одной-единственной теме, повести “Ночь перед Рождеством” Гоголя, 200-летний юбилей которого еще будет нами отмечен в 2009 г. Между прочим, и сами холсты для картин были задуманы вполне концептуально, поскольку сделаны… из простой солдатской шинельки. Да, да, из банальной шинельной ткани, явно намекающей на знаменитое произведение классика.

За сколько, спрашиваете, купили путинский шедевр под названием “Узор на заиндевевшем окне”? Да сущие пустяки — за 37 млн. руб.! А купила его бойкая столичная дама, владелица галереи на Рублевке “Новые художники” Наталья Курникова.

По этому поводу вездесущий Никас Сафронов успел подсуетиться и дать кому-то блистательное по своей сервильности интервью, сравнив работу Путина с экспериментами ни много ни мало Казимира Малевича. Кстати, вы заметили? Никас вообще не привык в этой жизни замахиваться на нечто меньшее. “Малевич продал и “Красный квадрат”, и “Черный” за очень дорого, причем печатал их сразу не один, а много. В этом смысле “Окно” Путина может иметь такой же, а может быть, и больший успех”.

Правда, если вспомнить, что тот же Никас во всех своих публичных выступлениях клеймит Малевича и прочих представителей русского авангарда как могильщиков русской “духовности” и культуры, а себя самого упорно пытается протиснуть на местечко, с его точки зрения, куда более “блатное” и бесспорное (где-то между Леонардо да Винчи и Микеланджело), то этот его нынешний “комплимент” Путину звучит, согласитесь, довольно двусмысленно.

Хотя чуточку позже выяснилось, что предусмотрительный Никас Сафронов и впрямь как в воду глядел: путинский “Узор” действительно оценили подороже малевичевского “Черного квадрата”. Последний в свое время был куплен Владимиром Потаниным всего лишь за 32 млн. рублей.

Впрочем, первоначальная, стартовая цена на картину премьерской кисти была довольно-таки скромной — всего лишь 20 тыс. И тут в своих авторских амбициях его явно переплюнула двухлетняя (!) австралийская художница Аэлита Андре. Ее выставка открылась недавно в Мельбурне. Забавно, что при отборе картин для выставки местные критики даже не подозревали, что их автору — всего 2 года и он толком не умеет еще разговаривать.

Правда, предприимчивые родители малолетней художницы всерьез боятся, что из-за детского прожорливого любопытства Аэлита рано или поздно слопает весь свой “рабочий материал” — краски. Но зато они явно не боятся на ней наживаться — цена только одной из картинок этой лихой малолетки колеблется от 350 до 2000 американских долларов!

“Ну, это уж явное нахальство!” — скажете вы и будете, в сущности, правы. Именно поэтому находятся в нашей тяжкой кризисной жизни художники, придерживающиеся радикально иной стратегии в искусстве — предельно демократичной и подчеркнуто массовой.

Вот вы, поди, слышали о британском художнике Бэнкси, незаметно протаскивавшем свои картинки в лучшие музеи Парижа, Лондона, Нью-Йорка и развешивающем их рядышком с общепризнанными мировыми шедеврами? Слышали, слышали! Разве ж можно пропустить слухи о таких отчаянно нахальных и скандальных “культурных экспериментах”?!

Кстати, вслед за Бэнкси появился еще один чудак, американец Райан Уоткинс-Хьюз, выбравший для своего искусства радикально иной способ жизни. Он, представьте, додумался до того, что втюхивает свои работы ни о чем таком не подозревающим жертвам, покупателям, прямехонько в супермаркетах. Да, да, вы не ослышались!

Свой партизанский проект Райан назвал Shopdropping. А это можно перевести как “подкидывание” или “подбрасывание” чего-то в магазины. “Я подменяю ярлыки на упаковке консервов всех мастей, а затем подбрасываю товар обратно, на полки. Вместо обычных ярлыков я приклеиваю свои собственные фотки, — рассказывает Уоткинс-Хьюз. — Таким образом, я предлагаю людям купить в гастрономе целую кучу самых настоящих арт-объектов”.

Со временем Уоткинс-Хьюз решил расширить масштабы своего Shopdropping, придав им размах поистине народного проекта, и обратился к публике с очень конкретным призывом — попросил присылать ему все виды работ на бумаге: и собственные фотографии, и рисунки, и компьютерные распечатки, и любовные записочки, и чеки из супермаркета, и даже квитанции за химчистку...

Главное условие — бумага должна быть тонкой, никакого картона. Иначе как же ее приклеишь на консервные банки? Причем Райан жаждет получить 2 копии каждой работы: одну он подбросит в магазин, другую приберегает для выставки в одной из известных нью-йоркских галерей.

Ну, правда, есть тут одна пикантная деталька: вместе с картинками автор проекта просит выслать ему… доллар. Ну да, один-единственный доллар, не больше! При этом он уверяет, что все тратит на покупку консервов, будущих “носителей” его шедевров. Сам же он на этом ни цента не зарабатывает.

Равно как ни копейки не заработал на своем дорогущем “Узоре” и наш премьер. Благотворительность и альтруизм в силу своей дефицитности — вообще самый последний и беспроигрышный аргумент в жизни. Это — тот род бессмысленного, но убийственного героизма, столкнувшись с которым любой злодей замирает в немой беспомощности. Любой, но только не кризис. Взаимоотношения с последним строятся по иной схеме. А вот по какой именно — это уж каждый выбирает для себя сам. Я лично по примеру всех хвостатых сородичей сую голову в провонявшую собачьим дерьмом будку, поджимаю облезлый хвост и вою на луну что есть мочи, отплевываясь от человеческого цинизма и испорченности…

Желающие могут присоединиться.

Ваша маленькая хвостатая нахалка ДУСЯ



Партнеры