Две даты

27 января 2009 в 12:36, просмотров: 341

1) 27 января 1945 года Красная армия освободила Освенцим — крупнейший из концентрационных лагерей гитлеровской Германии. Через них прошли 18 миллионов человек разных национальностей, передает НТВ.

Больше других пострадал еврейский народ, который потерял до трети от своей численности, то есть 6 миллионов человек.

Еврокомиссия выступила со специальным заявлением, посвященным годовщине, в котором говорится, что этот день — повод вспомнить о жертвах и активизировать кампанию против расовой ненависти.

Бороться с отрицанием холокоста и сохранить уроки этой трагедии, чтобы не допустить ее повторения, призвал и генеральный секретарь ООН Пан Ги Мун.

2) Исполняется 65 лет с момента полного снятия блокады Ленинграда. В этот день в 1944 году советские войска освободили город, который находился в осаде почти 900 дней.

За это долгое и мучительное время погибли сотни тысяч жителей. Многие из них похоронены на Пискарeвском кладбище, где сегодня состоится церемония возложения венков.

По сложившейся традиции горожане придут и на Невский проспект, к дому №14. На нeм до сих пор сохранилась надпись, напоминающая о том, что во время обстрела именно эта сторона улицы наиболее опасна.

Но самой главной бедой были даже не налeты немецкой авиации, а нехватка продовольствия. Продуктов, которые удавалось доставлять по так называемой Дороге жизни, на всех не хватало. Нелегко приходилось и тем, кто помогал везти грузы и эвакуировать людей по Ладожскому озеру.

Репортаж Григория Хазагерова.

Они встретились 65 лет спустя. Во время войны 22-летний Сергей Прикот стрелял из пулемета. Тогда он служил на катере "морской охотник".

Из блокадного Ленинграда был только один путь - Дорога жизни. Она шла по льду Ладожского озера. Когда лед таял, людей и грузы везли по воде. А охраняли их как раз "морские охотники". Одним из таких катеров командовал Сергей Прикот.

Сергей Прикот, капитан 1-го ранга в отставке: "Мой катер 199-й на своем счету имеет два сбитых самолета. Один бомбардировщик U-87, а другой хенкель".

Еще была потоплена немецкая подлодка, были десятки десантных операций. Пулемет, снятый с "морского охотника", теперь в музее Дороги жизни. Здесь же и катер. К сожалению, почти разрушенный.

Сергей Прикот, капитан 1-го ранга в отставке: "Прямое попадание в рубку, где я находился, было одно, пробило рубку, и снаряд не взорвался, не было разрушений, а осколочные были поражения".

В годы войны на катере погибла треть команды. Сергея Яковлевича ранили дважды, но в госпиталь капитан ложиться отказывался. Понимал, что каждый его рейс спасает жизни стариков, женщин и детей.

Сергей Прикот, капитан 1-го ранга в отставке: "Смотришь на них (детей). Маленькие такие, все тихие, дисциплинированные. Идут по два в ряд. И вдруг в это время самолет пикирует на этот причал. Выскочил из-за тучи. И прямо строчит по этим детям".

Эту страшную картину Сергей Яковлевич до сих видит во снах. И хотя теперь ему 87, он нашел в себе силы снова проехать по Дороге жизни. Еще раз прийти туда, где были ворота из блокадного ада. Туда, где он и его боевые товарищи смогли спасти тысячи жизней.

65-ю годовщину снятия блокады в Петербурге будут отмечать по-особенному. Впервые горожанам раздают желтые ленточки - символ ленинградской победы, впервые город украсили фотографиями тех лет, самая большая - на Дворцовой площади. И впервые ровно в семь вечера жители города погасят свет в своих квартирах, а в окнах зажгут свечи памяти.

Дополнительная информация:

Двенадцатилетняя ленинградка Таня Савичева начала вести свой дневник чуть раньше Анны Франк, жертвы Холокоста. Они были почти ровесницами и писали об одном и том же - об ужасе фашизма. И погибли эти две девочки, не дождавшись Победы: Таня – в июле 1944, Анна – в марте 1945 года. «Дневник Анны Франк» был опубликован после войны и рассказал о своем авторе всему миру. «Дневник Тани Савичевой» не был издан, в нем всего 7 страшных записей о гибели ее большой семьи в блокадном Ленинграде. Эта маленькая записная книжка была предъявлена на Нюрнбергском процессе, в качестве документа, обвиняющего фашизм.

Сегодня «Дневник Тани Савичевой» выставлен в Музее истории Ленинграда (Санкт-Петербург), его копия - в витрине мемориала Пискаревского кладбища, где покоятся 570 тысяч жителей города, умерших во время 900-дневной фашистской блокады (1941-1943 гг.), и на Поклонной горе в Москве.

Детская рука, теряющая силы от голода, писала неровно, скупо. Хрупкая душа, пораженная невыносимыми страданиями, была уже не способна на живые эмоции. Таня просто фиксировала реальные факты своего бытия - трагические «визиты смерти» в родной дом. И когда читаешь это, цепенеешь:

«28 декабря 1941 года. Женя умерла в 12.30 ночи.1941 года».
«Бабушка умерла 25 января в 3 часа 1942 г.».
«Лека умер 17 марта в 5 часов утра. 1942 г.».
«Дядя Вася умер 13 апреля в 2 часа дня. 1942 год».
«Дядя Леша, 10 мая в 4 часа дня. 1942 год».
«Мама – 13 марта в 7 часов 30 минут утра. 1942»
«Умерли все». «Осталась одна Таня».

…Она была дочерью пекаря и белошвейки, младшей в семье, всеми любимой. Большие серые глаза под русой челкой, кофточка-матроска, чистый, звонкий «ангельский» голос, обещавший певческое будущее.

Савичевы все были музыкально одарены. И мать, Мария Игнатьевна, даже создала небольшой семейный ансамбль: два брата, Лека и Миша, играли на гитаре, мандолине и банджо, Таня пела, остальные поддерживали хором.

Отец, Николай Родионович, рано умер, и мать крутилась юлой, чтобы поднять на ноги пятерых детей. У белошвейки ленинградского Дома моды было много заказов, она неплохо зарабатывала. Искусные вышивки украшали уютный дом Савичевых - нарядные занавески, салфетки, скатерти.

С детских лет вышивала и Таня - все цветы, цветы…

Лето 1941-го года Савичевы собирались провести в деревне под Гдовом, у Чудского озера, но уехать успел только Миша. Утро 22-го июня, принесшее войну, изменило планы. Сплоченная семья Савичевых решила остаться в Ленинграде, держаться вместе, помогать фронту. Мать-белошвейка шила обмундирование для бойцов. Лека, из-за плохого зрения, в армию не попал и работал строгальщиком на Адмиралтейском заводе, сестра Женя точила корпуса для мин, Нина была мобилизована на оборонные работы. Василий и Алексей Савичевы, два дяди Тани, несли службу в ПВО.

Таня тоже не сидела сложа руки. Вместе с другими ребятами она помогала взрослым тушить «зажигалки», рыть траншеи. Но кольцо блокады быстро сжималось - по плану Гитлера, Ленинград следовало «задушить голодом и сровнять с лицом земли». Однажды не вернулась с работы Нина. В этот день был сильный обстрел, дома беспокоились и ждали. Но когда прошли все сроки, мать отдала Тане, в память о сестре, ее маленькую записную книжку, в которой девочка и стала делать свои записи.

Сестра Женя умерла прямо на заводе. Работала по 2 смены, а потом еще сдавала кровь, и сил не хватило. Скоро отвезли на Пискаревское кладбище и бабушку – сердце не выдержало. В «Истории Адмиралтейского завода» есть такие строки: «Леонид Савичев работал очень старательно, хотя и был истощен. Однажды он не пришел на смену - в цех сообщили, что он умер…».

Таня все чаще открывала свою записную книжку – один за другим ушли из жизни ее дяди, а потом и мама. Однажды девочка подведет страшный итог: «Савичевы умерли все. Осталась одна Таня».

Таня так и не узнала, что не все Савичевы погибли, их род продолжается. Сестра Нина была спасена и вывезена в тыл. В 1945-м году она вернулась в родной город, в родной дом, и среди голых стен, осколков и штукатурки нашла записную книжку с таниными записями. Оправился после тяжелого ранения на фронте и брат Миша.

Таню же, потерявшую сознание от голода, обнаружили служащие специальных санитарных команд, обходившие ленинградские дома. Жизнь едва теплилась в ней. Вместе со 140 другими истощенными голодом ленинградскими детьми девочку эвакуировали в Горьковскую (ныне – Нижегородская) область, в поселок Шатки. Жители несли детям, кто что мог, откармливали и согревали сиротские души. Многие из детей окрепли, встали на ноги. Но Таня так и не поднялась. Врачи в течение 2-х лет сражались за жизнь юной ленинградски, но гибельные процессы в ее организме оказались необратимыми. У Тани тряслись руки и ноги, ее мучили страшные головные боли. 1 июля 1944 года Таня Савичева скончалась. Ее похоронили на поселковом кладбище, где она и покоится под мраморным надгробием. Рядом - стела с барельефом девочки и страничками из ее дневника. Танины записи вырезаны и на сером камне памятника «Цветок жизни», под Санкт-Петербургом, на 3-ем километре блокадной «Дороги Жизни».

Таня Савичева родилась 25 января, в день поминовения святой мученицы Татианы. Оставшиеся в живых Савичевы, их дети и внуки, обязательно собираются за общим столом и поют «Балладу о Тане Савичевой» (композитор Е. Дога, слова В. Гина), которая впервые прозвучала на концерте народной артистки Эдиты Пьехи: «Таня, Таня… твое имя - как набат на всех наречьях…»

Нельзя сердцу прекращать помнить, иначе - пресечется род наш человеческий.

********

Источники:

http://news.ntv.ru/149088

http://www.1tv.ru/news/social/136858

http://www.world-war.ru/article_443.html



    Партнеры