Москву оккупировали тайные реагенты

Дворники используют запрещенные средства на свой страх и риск

28 января 2009 в 18:12, просмотров: 1185

“Нам сказали, что можно убирать дворы только с помощью щебня и лопаты. Соль — нельзя, песок — нельзя, реагенты — нельзя. Делаем так, но приезжает инспекция и штрафует. За то, что скользко”.

Дворник Татьяна Ефимова.

“На дороги наносят строго дозированное количество реагентов согласно инструкции, утвержденной Роспотребнадзором”.

Руководитель Департамента ЖКХ и благоустройства Москвы Андрей Цыбин.

“Мы-то прекрасно понимаем, что в городе есть структуры, которые имеют свой интерес: для них чем больше используется реагентов, тем лучше”.

Замруководителя Росприроднадзора Олег Митволь.

Много реагентов на улицах — плохо. Мало — скользко. Это еще раз подтвердила нынешняя зима: при сокращении использования реагентов рекордно увеличился гололед. И это как раз та ситуация, когда виноватых нет и выхода из нее не видно. Ответа на вопрос: “Стоит ли увеличивать число реагентов на улицах?” — пока не дано.

В обсуждении этой темы — сплошные парадоксы. Во-первых, чиновники разных ведомств утверждают, что слухи о вреде реагентов весьма преувеличены.

— На все реагенты, которые используются в городе, есть санитарно-эпидемиологическое заключение. Оно было выдано с проведением всех необходимых экспертиз и лабораторных исследований, — говорит зам главного санитарного врача по Москве Сергей Фролов. — Проведенные нами различные анализы не выявили связи между заболеваниями москвичей и применением в городе зимой жидких и твердых реагентов.

Главный государственный ветинспектор Москвы Александр Туник признает, что “животные, живущие в городских условиях, конечно, более подвержены вредным воздействиям реагентов. Если у животного есть трещины или травмы лап, то реагенты способны вызвать раздражение”. Но и он особо против них не высказывается — пусть, мол, хозяева обувают животных в сапожки.

Даже противник широкого применения реагентов Олег Митволь, и тот всего-навсего советует москвичам “покупать более качественную обувь”.

И при всем при этом число реагентов будут сокращать и дальше. Их и сейчас разрешается применять только на проезжих частях. 

— Даю вам официальный и четкий ответ: без применения спецсредств на дорогах нам не обойтись, — говорит начальник Управления ГИБДД Москвы Сергей Казанцев. — Например, за весь январь произошло 718 ДТП, и ни одного не было по причине неудовлетворительного или скользкого состояния дороги.

Зато скользко на тротуарах. По словам г-на Митволя, Лужков дал указание увольнять тех дворников, которые пытаются применять реагенты незаконно, чтобы сэкономить свою работу. Но они постоянно оказываются в ситуации, когда нет другого выхода.

— Я стараюсь, по три-четыре раза засыпаю территорию щебнем, но он не помогает в гололед (речь идет о ситуациях, когда идет дождь и уже рассыпанный щебень покрывается сверху льдом. — “МК”)! Лопатой отковыривать наледь можно только разве что с асфальтом, — сетует дворник Татьяна Ефимова.

И из двух зол дворники зачастую выбирают меньшее: в особо сложных условиях тихо подсыпают реагенты. Причем с ведома своего непосредственного начальства. Льда нет, все довольны, но закон нарушен.

А так как более широкое применение реагентов на улицах Москвы пока даже не обсуждается, чистыми в ненастную погоду они будут только на страх и риск дворников. Потому что других экологически чистых и одновременно высокоээфективных способов уборки наледи в Москве пока не знают.

МЕЖДУ ТЕМ

На последнем совещании мэр Москвы Юрий Лужков предложил опробовать использование новой технологии — подогрев реагентов. 

— Речь идет о нагреве жидких реагентов до температуры порядка 50 градусов. При этом подразумевается, что за счет высокой температуры снег будет плавиться быстрее, соответственно потребуется меньшее количество реагентов, — поясняет 1-й вице-президент ЗАО “Росхимнефть”, профессор химико-технологического университета им. Менделеева Сергей Голубков. — С другой стороны, возможны сильные испарения. Тогда коммуникациям города будет нанесен серьезный урон. Чтобы точно ответить на эти вопросы, мы в феврале-марте проведем испытания, и тогда получим точный ответ: будут ли использоваться в городе горячие реагенты.



    Партнеры