Шпалы науки

Как железная дорога стала «локомотивом» для исследования скифских курганов

23 сентября 2013 в 18:10, просмотров: 2838

Все ближе российские ученые подходят к разгадке тайны тувинской Долины царей — уникальной территории, по которой издревле проходили торговые и кочевые пути скифов. Веками курганы этой долины хранили информацию о похороненных здесь вождях древних кочевников и их образе жизни. Откуда пришли эти племена? Чем лечились и как хоронили своих воинов? Времени, чтобы найти ответы, у ученых осталось немного. Уже через несколько лет здесь пройдет железнодорожная ветка, соединяющая Туву с Красноярским краем. Несколько дней корреспондент «МК» провел на раскопках и поговорил с учеными о новых технологиях восстановления древностей, «черных копателях» и самой загадочной цивилизации на территории нашей страны.

Шпалы науки
фото: Анастасия Гнединская

Тяжело, будто беременные, тянутся по серпантину Буйбинского перевала груженные продуктами фуры. Едут осторожно: одно неверное движение — и большегруз рискует оказаться на дне километровой пропасти. Несмотря на сложность трассы М-54, треть которой проходит по горной местности, на сегодняшний день это единственная возможность попасть в Республику Тыва. И единственная связь региона с внешним миром. Ни авиа-, ни железнодорожного сообщения здесь нет. В России такой регион один.

До строительства противолавинной галереи движение на этом участке дороги в зимнее время и вовсе могли закрыть — рабочие не успевали разгребать снежные завалы. Неудивительно, что, проделав столь непростой путь, яблоки приезжают в местные магазины по цене в сотню за кило, арбузы — по сорок.

Но заоблачные цены на большинство товаров — не единственное следствие проблем с логистикой. В республике, например, крупные залежи угля, но они почти не разрабатываются — перевозить автотранспортом нерентабельно. В итоге сейчас Тува на 96% дотационный регион.

Один из последних по уровню жизни и один из первых по безработице.

Железная дорога Кызыл—Курагино призвана если не решить эти проблемы, то хотя бы сгладить их. Но так вышло, что маршрут ее проложили аккурат по древнему караванному пути. А это сотни скифских курганов и стоянок древних людей.

«Да здесь где ни копни — могильники!» — разводили руками проектировщики.

— В принципе, так оно и есть, — соглашаются ученые. — Минусинская котловина (расположенная на юге Красноярского края и в Хакасии. — А.Г.) и Тува — настоящий рай для археологов. Тропой, проходящей по этим территориям, люди пользуются уже минимум четыре тысячи лет. И следов они оставили немало. Не случайно российская археология начиналась с этих мест: еще Петр I снарядил сюда экспедицию Мессершмидта, раскопавшую первый курган с научными целями.

В итоге было решено: пока все курганы и стоянки в 30-метровой зоне отчуждения будущей железной дороги не будут изучены, рабочим не дадут уложить ни шпалы. Раскопки продолжаются уже три года. На данный момент это самые масштабные полевые археологические работы в России. Помимо специалистов Института истории материальной культуры РАН каждое лето в два лагеря съезжаются более 600 отобранных Русским географическим обществом волонтеров. Раскопки ведут с двух концов: в Красноярском крае работает лагерь «Ермак», в Туве — «Долина царей». Через два года пути этих археологических отрядов пересекутся. Только тогда по их следам пойдет строительная техника.

СЛЕДственный эксперимент в археологии

От ближайшего крупного населенного пункта до лагеря «Ермак» еще километров сорок. Вокруг — непроходимая тайга, горы и ни намека на цивилизацию. Последняя «рисочка» сотовой связи исчезла, едва мы отъехали полсотни километров от Абакана. А в волонтерском лагере есть душ, медицинский пункт, связь, даже Интернет.

— Но пройди глубже в тайгу — даже комаров не встретишь. Им там некого кусать. Три года назад, когда мы проводили разведку по маршруту, залезли в такие дебри, что и подумать страшно, — вспоминает сотрудник Института истории материальной культуры РАН Игорь Лазаретов. — Настоящие стены из деревьев, каменные осыпи — курумники. В голове не укладывается, как этой тропой шли люди.

— Действительно, а как? — уточняю у археолога.

— Пока не одомашнили лошадей, например, в эпоху ранней бронзы, грузы перевозили на быках. Шли неделями, гуськом, пробивая дорогу через заросли и перевалы. Но что удивляет — движение было регулярным.

Здесь, в Красноярском крае, копают в основном стоянки древних людей — могильники скифского времени расположены южнее. Племена шли с известными лишь им целями, останавливаясь на несколько дней неподалеку от тропы. Строили шалаши, рыли ямы под коптильни и продуктовые склады, заготавливали оружие. В масштабах цивилизации — пикник на обочине. Но для современных исследователей — уникальный материал, ведь подобный археологический памятник здесь обнаружен впервые.

— Как таковые поселения мы здесь вряд ли найдем — тогда использовали юрты и шалаши. С захоронениями пока тоже глухо: либо удача нам еще не улыбнулась, либо в этих местах сооружали «воздушные могильники» — умерших хоронили в дуплах деревьев или же на поверхности почвы, — объясняет Николай Боковенко, начальник одного из участков Красноярского отряда. — Здесь же находилась стоянка охотников и рыболовов.

Собираясь на раскопки, я представляла себе измученных волонтеров, лопатами выгребающих из ям тонны земли. Но оказалось, поселение эпохи раннего Средневековья (начало нашей эры) лежит буквально на поверхности — нужно всего лишь снять дерн. Под ним — стоянка поздней бронзы (3 тысячелетие до н.э.). Периоды эти разделяют несколько тысячелетий. Но в материальном эквиваленте это всего 50 сантиметров почвы.

— Все зависит от климата. Например, в Новгородской области за то же самое время наросли бы огромные земляные «подушки», а в Монголии и Туве даже каменный век лежит на поверхности, — объясняет Игорь Лазаретов.

Площадь раскопок разделена на прямоугольники, усеяна разноцветными флажками — похожими по весне маркируют высаженную в грунт рассаду. Собственно, и сами орудующие лопатами и скребками волонтеры сильно напоминают дачников. Вот только «урожай» у них с тысячелетней историей. Лопата волонтера Ани чиркает о твердый предмет — по виду обычный камень. Девушка его очищает, пробует на язык, ставит флажок и выносит вердикт: «Кость, древняя».

— Останки живых существ от камня можно отличить на глаз: у кости трубчатая структура, — объясняет Аня. — А вот чтобы определить возраст, ее нужно лизнуть. Прилипнет к языку — значит, косточка с историей. Происходит это за счет минерализации останков. А древнюю керамику мы распознаем по стуку о лопату.

Археологи собирают все найденные на раскопе кости, будь то останки людей или животных. Первые потом передают в хранилище Кунсткамеры, вторые отдают на исследования палеозоологам. Они определяют видовой состав животных, их количество.

Смотрите фоторепортаж по теме: Раскопки в тувинской Долине царей
10 фото

— Это, в свою очередь, помогает установить численность самих древних людей, — объясняет Игорь Лазаретов. — А их рост, вес, хронические болезни, рацион можно определить по человеческим останкам.

Но в основном кости хранят с прицелом на развитие технологий. Например, еще 50 лет назад никто и представить себе не мог, что благодаря изучению ДНК можно будет устанавливать родственные связи погребенных. Вообще, за последние годы археология сделала даже не шаг вперед — олимпийский прыжок. Сейчас можно восстановить даже сильно разложившиеся предметы.

— Иногда находишь деревянные орудия, которые можно ложкой черпать — так сильно они сгнили. Но в лаборатории из древесины изгоняют воду, вводят специальный полимер — и им уже можно забивать гвозди, — рассказывает Игорь Павлович. — Или вот у нас масса находок древней кости, которая буквально сыплется при прикосновении. Чтобы перевезти такие находки, мы используем вакуумные пакеты. Но и их в Эрмитаже могут привести в первоначальное состояние.

Каждую находку на месте нумеруют, зарисовывают, фотографируют. Из черепков потом пытаются составить фрагменты сосудов. Зачастую на сборку одного «пазла» у специалистов уходит месяц.

— Иногда осколки одного кувшина находят за десятки метров друг от друга. Бывает и так, что недостающие детали «мозаики» мы находим только на следующий год, — объясняют археологи.

Только за один сезон на этом участке волонтерам удалось обнаружить около 9,5 тысячи находок. В основном это наконечники стрел, пряслица, фрагменты посуды. Но есть и предметы, назначение которых могут установить только специалисты-трасологи. Их область изучения — оставшиеся на предмете следы.

— Года два-три назад мы нашли склад каменных топоров — по крайней мере археологи так думали. А после исследования в трасологической лаборатории оказалось, что этими «топорами» древние люди вспахивали землю, — говорит Игорь Лазаретов. — Или, например, находим пест, а специалисты подсказывают, что толкли им краску, и именно в деревянной ступе.

Зачем ученые спят в могилах?

Быстро, будто на кинопленке, непроходимая тайга сменяется степью. От красноярского лагеря до тувинского — несколько часов езды все по тому же Усинскому тракту. Этим же маршрутом скифы везли своих знатных покойников — вождей, воинов, чтобы похоронить их в Долине царей.

— Трудно сказать, почему именно это место было выбрано в качестве сакрального. Но одно известно точно: покойных сюда привозили. Из-за влажного климата долина мало приспособлена для жизни. У Геродота, например, написано, что возили их 40 дней — чтобы дать возможность подданным попрощаться с вождями, — объясняет заместитель начальника Тувинской археологической экспедиции Марина Килуновская.

На гребне горы стоит череда жердей с повязанными на них тряпицами — оваа. На сильном ветру ленты развеваются, будто великаны размахивают рукавами. Веками эти исполины охраняли покой похороненных здесь людей.

— Вон курган, вон еще один, — палец Марины Килуновской пикирует на небольшие холмики. В Туве Марина Евгеньевна копает уже тридцать лет: разбуди ее среди ночи, сможет наизусть назвать координаты каждого кургана. — Их здесь сотни. Все соединены единой линией. Предполагается, что это свидетельствует о родстве погребенных.

Долиной царей эту местность начали называть только в 70-х годах прошлого века, когда здесь раскопали первый царский курган «Аржаан-1». Начать масштабное исследование тогда, как и сейчас, вынудил приход цивилизации.

— С тувинского «аржаан» переводится как «целебный источник». В центре кургана действительно было небольшое углубление, из которого сочилась вода. Еще в середине прошлого века тувинцы совершали у могильника обряды, а после прихода Советской власти здесь решили строить поселок. На возведение зданий строители растащили всю каменную кладку кургана, посередине проложили дорогу. Могильник начал разрушаться. Только после этого было принято решение о его исследовании, — объясняет Марина Евгеньевна.

Когда курган разобрали, стала ясна природа целебного источника. Внутри обнаружили колоды из бревен: талая вода конденсировалась на них, просачиваясь наружу через грабительскую воронку. «Дом мертвых» был сложен из пяти тысяч бревен. Длина каждого — 15 метров, это высота 5-этажного дома. Внутри сруба обнаружили останки царя и царицы, лежащих на боку в позе эмбриона. По словам Марины Евгеньевны, так скифы хоронили всех умерших. «Сухожилия подрезали, а конечности подвязывали веревками. Человек должен был уйти на тот свет в том же положении, в каком он пришел в этот мир».

Вокруг «царской усыпальницы» располагались маленькие срубы, в которых также были похоронены люди и 160 коней.

— Для сооружения колод использовали только лиственницу — она лучше всего сохраняется. Бревна специально привозили с предгорий Саян. Сверху курган засыпали глиной из Белого озера — чтобы останки лучше сохранились. Ведь, согласно верованиям скифов, после смерти покойные должны были продолжить жизнь на том свете, — объясняет Килуновская.

Также в могильнике нашли фрагменты конской упряжи, несколько ножей и знаменитую бронзовую бляху в виде свернувшейся в клубок пантеры — сейчас она символ Тувы. На этом, наверное, и все. Курган оказался грабленым, впрочем, как и большинство в этих краях. Одни вскрывали едва ли не сразу после захоронения, другие в XVII–XVIII веках. Для людей, охотящихся на спрятанные в курганах драгоценности, даже существовало специальное название — бугровщики.

— Мы долго не могли понять, как они проникали в усыпальницы, не разбирая курган. Пока в одном из могильников Хакасии не нашли скелет пацаненка, заваленного плитами. Оказывается, они прорывали ход и пускали туда мальца. Он так и остался там лежать — с плошечкой, которой освещал себе путь, — рассказал Игорь Лазаретов.

Курганы, которым удалось уцелеть несколько веков назад, в конце XX века стали легкой добычей «черных копателей». Люди с металлоискателями ходят здесь и сейчас.

— Не так давно в Туве нашли свежие воронки сразу на нескольких могильниках. Правда, до центра «копатели» так и не дошли. А соседний курган был разграблен лет 10 назад. Когда его приехали изучать археологи, нашли лишь пару золотых бляшек. Видимо, их «черные копатели» просто не заметили, — вспоминает Марина Евгеньевна.

Не связанному с археологией человеку масштаб проблемы представить сложно. Но археологи уверяют — это настоящее бедствие.

— Один мой друг в Интернете отслеживает информацию о находках, собранных «браконьерами от археологии». За всю жизнь этот ученый, как и многие из нас, нашел всего 2–3 бронзовые фибулы (застежки для одежды. — А.Г.). А в Интернете наткнулся на «копателя», у которого таких фибул — два ведра.

— Почему же археологи не могут ходить с металлоискателями? — спрашиваю у ученого.

— Теоретически могут. Но нас не интересует конкретная вещь, нужен исторический контекст. Иногда, не поверите, чтобы защитить курган от ограбления, нам приходилось спать в нем. В противном случае, проснувшись поутру, можно было найти на месте древних ножей ямки...

Вину скифы предпочитали коноплю?

Но иногда археологам улыбается удача. Так было с курганом «Аржаан-2», раскопанным в 2001–2002 годах. Внутри ученые нашли больше 20 килограммов золотых украшений, предметов одежды, оружия. Сейчас все это богатство хранится в Национальном музее Кызыла.

— Курган этот не был разграблен по одной причине: царский сруб был смещен к северо-западу, — объясняет экскурсовод. — По одной из версий, строители знали, что курганы грабят, и решили схитрить, по другой — в центре они собирались похоронить более значимого человека.

В «Аржаане-2» нашли останки семнадцати человек, в том числе царя и царицы.

— Царь скончался в возрасте 40–45 лет от рака — ученые обнаружили в его костях метастазы. Царица же была либо отравлена, либо задушена. В усыпальнице лежали останки и еще трех женщин, одна из которых была убита чеканами — топорами, использующимися в ритуальных целях. Да, в загробный мир вместе с царем отправляли еще и его приближенных, — объясняет экскурсовод.

Но больше всего археологов поразили золотые украшения и культовые вещи. Например, на накидке царицы были пришиты 2297 штампованных блях в виде пантер, а штаны правителя рода были обшиты миниатюрными золотыми бусинами. Их диаметр всего 1 миллиметр, а через отверстие в центре не проходит даже конский волос. Чтобы восстановить небольшой фрагмент штанов, сотрудники Эрмитажа трудились 45 дней.

— Как в IV–III веках до нашей эры можно было изготовить такие, ученые гадают до сих пор. Есть несколько версий, наиболее вероятна такая: расплавленное золото выливали очень тонкой струей в холодную воду, образовывались шарики, которые затем протыкали ультратонкой иглой, — объясняет сотрудница музея. — Но в этом случае отверстия должны быть конусообразной формы. Они же идеально прямые.

Впрочем, некоторые из заблуждений, которыми богата история самого загадочного народа, ученым удалось развеять. Например, Блок писал о скифах: «Да, азиаты мы, с раскосыми и жадными очами...» Но ученые по черепам восстановили облик древних кочевников. Как оказалось, они были европеоидной внешности.

Многое удалось узнать и об их образе жизни. Например, Геродот не раз упоминал о любви скифов к вину. Но в Сибири ученые не нашли даже сосудов для этого напитка.

— Зато в курганах мы нашли курильницы, в которых остались семена конопли. Скорее всего скифы поджигали высушенные листья этого растения и вдыхали дым, — предполагает Лазаретов.

А вот представление о высокоразвитой медицине у древних кочевников ученые до сих пор не могут ни подтвердить, ни опровергнуть. С одной стороны, на весь мир известна сцена вырывания зуба, изображенная на скифском сосуде. Да и ученые часто находят останки людей с ранениями, при которых сложно выжить и при современном уровне медицины.

— Например, на одном из черепов мы нашли три отверстия от чеканов. Они благополучно заросли и человек прожил еще несколько лет. Попадался мне и скелет с костяной стрелой в позвоночнике — с ней человек проходил всю жизнь, — удивляется Игорь Павлович. — Но говорить об уровне медицины по этим находкам нельзя. Не было найдено операционных инструментов или других доказательств развития медицины. Зато мы часто обнаруживаем подтверждение их беспомощности даже при обычных переломах: у многих скелетов кости срослись неправильно.

Вопросов еще много, ответы на некоторые лежат в не исследованных пока курганах. Серьезную ставку ученые делают на следующий полевой сезон, когда запланировано раскопать более ста могильников и несколько поселений в долине реки Ээрбек.

— Если в этом году мы копали курганы знати, то в следующем нам предстоит переключиться на могильники рядового населения. Там же мы нашли уникальные поселения эпохи бронзы и скифского времени — последнее было окружено валом, рвом, а внутри остались фрагменты жилых построек. Дело в том, что в долине реки Ээрбек были более благоприятные условия для жизни. Это даст нам уникальный материал о жизни обычных людей в те времена, — говорит Марина Килуновская.

Но ученым надо торопиться: уже в 2016 году по проекту здесь должен пойти первый состав. Тогда паровоз археологов уйдет навсегда.

Красноярский край — Республика Тыва — Москва.



Партнеры