Губернаторы в Сочи попали под разнос журналистов

Акул пера объединила общая нелюбовь к цензуре и почте и любовь к банкетам

1 октября 2013 в 18:38, просмотров: 1615

Когда я училась на журфаке, мне казалось, что моя будущая профессия самая интересная, важная и романтичная в мире. Мое сердце замирало от мысли о том, что я когда-нибудь стану членом Союза Журналистов России. Интересовалась профессиональным опытом Василия Пескова и благоговела перед новым выпуском журнала «Журналист». Сегодня все иначе. Поняла я это уже давно, но осознала совсем недавно.

Губернаторы в Сочи попали под разнос журналистов
фото: ru.wikipedia.org

На днях мне посчастливилось побывать на форуме региональной прессы в Сочи. Стоит отметить, что мероприятие это ежегодное и традиционно проходит в Дагомысе уже около 5 лет. Организует его Союз Журналистов России (СЖР). Помимо солнца, пляжа и питания по расписанию, работников пера и диктофона заботили и вопросы профессионального ремесла. Самые насущные, с вашего позволения, сформулирую здесь и немного прокомментирую.

 

«Почта России» не торгует только цементом

У людей всегда найдется что-нибудь, что их объединяет: общие интересы, общие знакомые, а сильнее всего - общая нелюбовь. В первый день форума, главные редакторы региональных СМИ при активной поддержке своих главных бухгалтеров соревновались в том, кому больше насолила Почта России. Конечно, звучало это забавно, но смешного в сложившейся ситуации было мало. «Из 7000 экземпляров районной газеты, Почта России распространяет 82 экземпляра» - пожаловалась редактор газеты из Хакасии. Более оптимистичным из аналогичного тиража выглядела доставка в Удмуртии. Там из 7000 экземпляров – 800 расходятся благодаря «Почте России, которая «разве что цемент не продает у себя в отделениях, дай ей Бог счастья». Однако, большую ложку меда добавила в происходящее новоиспечённый редактор из маленького городка Свердловской области. «Я пришла с нулевым опытом работы в главные редакторы и не понимала стонов по поводу Почты России. Но сразу решила перенять опыт в Барселоне, где к билетам на автобус прилагаются скидки. Я предложила салонам красоты, магазинам, похоронному бюро – распространять у себя мою газету, а я для постоянных покупателей туда скидочную карту. К ним чаще ходить будут» Девушке аплодировали стоя, вопросов задавали много, но алгоритм создания собственной системы распространения так и не сформулировали. Время секции закончилось.

«Почему вы молчите о конфликтах с прессой?»

"Моя формула власти". Так называлась, пожалуй, одна из самых популярных (по посещаемости) секций. Нужно отдать ей должное – она была достаточно любопытна и по форме и по содержанию. Журналисты буквально подрались (как умеют - словом и блокнотом) за места в первом ряду. И было за что. Там, согласно рассадке, сидели высокие гости, а что более важно журналисту – «авторитетные спикеры»: глава Дагестана Рамазан Абдулатипов, губернаторы Архангельской и Свердловской областей - Игорь Орлов и Евгений Куйвашев соответственно, глава Роскомнадзора Александр Жаров и глава управления по внутренней политике Администрации Президента – Олег Морозов. Каждый из них заслуживает отдельного внимания.

Первым выступающим был Рамазан Абдулатипов. Как того требует писательский талант глава Дагестана говорил красиво, образно и без бумажки. Рамазан Гаджимурадович рассказал о ситуации в его регионе, посетовал, что не может искоренить коррупцию в правоохранительных органах, и похвалился, что отказался на экономическом форуме от миллионных дотаций. Также, переходя уже ближе к теме журналистики и взаимоотношений с властью, Абдулатипов отметил, что прошлогодний десант блогеров в Дагестан его порадовал. «Написали достаточно объективно. О чем-то не сказали, но это их выбор. Свобода слова!»

Когда на сцену поднялся губернатор Свердловской области Евгений Куйвашев, ситуация резко накалилась. Подогрел ее глава Фонда защиты гласности Алексей Симонов. На яркую и инновационную презентацию губернатора EXPO-2020 в Екатеринбурге журналист разразился: «Мы что, китайцы? Зачем вы нам это показываете? Почему не говорите о постоянных конфликтах с прессой в вашем регионе?» Куйвашев до такой степени выглядел растерянным, что сложилось впечатление, будто его советники не предвидели такого вопроса их начальнику на форуме прессы. Ответ был, мягко говоря, не ярким: с лжецами суд разберётся, а он лишь хотел просить о помощи в освещении такой заявки на победу, и очень раскаивается, что сделал это не «по лекалу Симонова».

Кульминационной по накалу эмоциональных вопросов стало выступление Александра Жарова. Роскомнадзору с его содержательной презентацией и объяснением новоиспеченных законов достались вопросы «технические». Начиная с того, что в регионах в представительствах сидят люди, ничего не знающие в журналистике, заканчивая тем, что у них на сайте плохо работает функция сохранения уведомлений. Стоит отметить, что Жаров держался очень профессионально, сразу при журналистах раздал задания подчиненным и лишь слегка смутился, когда его ведомство упрекнули в претензии на цензуру.

После обеда накал спал. Аудитория уменьшилась в два раза. Сытые журналисты одобрительно кивали на все, что говорил губернатор Архангельской области Игорь Орлов. Одна женщина со второго ряда встала и от имени всех поблагодарила его: «Спасибо вам, что остались до конца. НЕ ушли, как другие спикеры» Далее она посетовала, что внуков тяжело сейчас воспитывать и была бы рада свозить их в Соловки. Игорь Орлов расплылся в улыбке и пригласил СЖР, в лице всех сидящих в зале, в гости в следующем году.

На десерт оставшимся в зале журналистам достался глава управления внутренней политики Олег Морозов, сидевший все это время в президиуме с главой СЖР Всеволодом Богдановым в качестве модератора.

Тон снова задал Алексей Симонов: «Ни один губернатор так нам и не сказал и мы не сформулировали механизм нашей защиты от их горячей любви. Так и не понял, в чем формула власти»

«Если вас интересует мое мнение…» - скромно начал Олег Морозов. «Интересует!» грянул зал. «Я долго работал в публичной политике, сейчас работаю немного по другую сторону. И на своем личном опыте знаю, что принудить вас писать, как нам хочется – не возможно. Можно лишь обозначить нашу позицию. Интерпретация – дело ваше. Вот мы с Вячеславом Викторовичем Володиным в последнее время собираем редакторов или экспертов разной направленности, объясняем, как мы видим разного рода процессы. А они уже, как хотят – либо критикуют, либо соглашаются. Что касается механизма защиты – он же у нас в законе прописан. В бытность мою депутатом там еще около 60 поправок придумали. Нужно снова все это поднять и принять!»

Журналисты закивали головами, отблагодарили выступающих и помчались собираться на банкет в честь открытия форума.

Наши тесные банкетные ряды

Через час на банкете собралось порядка четырёхсот человек. Пытаясь найти себе место за праздничным столом я пыталась угадать: «Где все эти люди были днем? Почему тех, кого я запомнила с рабочих секций, не видно совсем в этих дружных рядах.

- За Екатеринбург! За губернатора! – «тостовалась» делегация Свердловской области!

- За наш дружный коллектив! За Удмуртию», - ликовали только что вернувшиеся с экскурсии по Сочи журналисты.

- За Питер?! Нет за Питер пить не будем! Они сами по себе союз. Как и Московский! Их журналисты не входят в СЖР!

- Как вам сегодняшний день? - поинтересовалась я у женщины, сидевшей справа от меня. - Что запомнилось?

- Ну мы только утром были. Там про «Почту России». Я не поняла первого выступающего. Он про оборот в миллион говорил или про прибыль. А так мы в Абхазию потом ездили.

….Через час уже я сидела на берегу ночного бушующего моря и думала о «трое суток шагать, трое суток не спать ради нескольких строчек в газете» и о всех великих журналистах, на которых мне всегда хотелось равняться. И понимала, что они совсем иные, чем те, с которыми я провела сегодняшний день. Они не лучше и не хуже. Они образцы и экспонаты. И если кого-то интересует больше доставка прессы, обороты и олимпийские объекты, чем приток молодых кадров и повестка сегодняшней России – это вовсе не значит, что они не имеют права называться романтичным и волшебным словом «журналист». Ведь американские дети тоже не мечтают об антоновских яблоках. Им привычнее кола и гамбургеры. А может, просто потому, что они не знают их на вкус.

Своими ушами, глазами и словами Ирина Плещева



Партнеры