Хроника событий Суд арестовал имущество владельца "Домодедово" Каменщика на 1 млрд рублей «Рамки» СКР не выпускают Каменщика Фигурантов дела о теракте в Домодедово перевели под домашний арест Бывший директор аэропорта "Домодедово" в СИЗО рассказал про ошибку следователя Прокурор попросил суд освободить главу аэропорта "Домодедово" Каменщика

Террористы, подготовившие теракт в «Домодедово», могут сесть пожизненно

Такую меру наказания гособвинитель попросила, в частности, для Башира Хамхоева и Ислама Яндиева

15.10.2013 в 21:13, просмотров: 2581

Четверым жителям Ингушетии, обвиняемым в подготовке теракта в аэропорту «Домодедово» в январе 2011 года, гособвинение попросило назначить от 10 лет лишения свободы до пожизненного заключения. Прения сторон по этому громкому уголовному делу состоялись 15 октября в Московском областном суде.

Террористы, подготовившие теракт в «Домодедово», могут сесть пожизненно
фото: Кирилл Искольдский

В качестве обвиняемых в соучастии в подготовке или организации этого теракта следствием были привлечены Доку Умаров, Аслан Бютукаев, Адам Ганижев, Ислам Евлоев, Аслан Цечоев, Ислам и Илез Яндиевы, Башир Хамхоев, Заурбек Амриев и Рустам Альтемиров, Микаил Богатырев, Ибрагим Торшхоев. Однако, на скамью подсудимых сели только четверо — братья Ислам и Илез Яндиевы, Башир Хамхоев и Ахмед Евлоев, брат смертника Магомеда Евлоева. Остальные либо были убиты в ходе спецопераций, либо находятся в розыске.

Рассмотрение уголовного дела в суде началось в сентябре 2012 года. Переданные в суд материалы составили 117 томов, 38 из которых составляет объем обвинительного заключения.

15 октября в прениях сторон выступила гособвинитель Гюльчехра Ибрагимова. Она отметила, что «Хамхоев и Евлоев в суде свою причастность к преступлению отрицали», объясняя, что они были не осведомлены о намерениях Магомеда Евлоева. При этом Хамхоев не отрицает своего участия в незаконном вооруженном формировании. Младший Яндиев во всем признался и отрицает только те обстоятельства, которые касаются причастности к подготовке теракта его старшего брата.

Как следовало из речи прокурора, причастность подсудимых к совершению теракта, несмотря на их позиции, полностью доказана.

Как отметила Ибрагимова, следствию удалось получить показания как рядовых, так и высокопоставленных участников «Имарата Кавказ», из которых «удалось составить об этой организации полное представление». Идея объединить разрозненных боевиков и сепаратистов разных республик Кавказа в организацию под нейтральным названием, возникла у Доку Умарова в 2006 году. В качестве идеологической платформы в «Имарат Кавказ» использовались идеи ваххабизма, «стремление к возвращению мусульманских земель с введением на их территории законов шариата». Умаров провозгласил себя амиром, а сам «Имарат Кавказ» разделил на области, в которые кроме кавказских республик входили Ставропольский и Краснодарский края.

Следствию, по словам прокурора, удалось доказать, что в 2008 году Умаров объединил разрозненно действующие преступные группы и бандформирования под одно начало.

- Распорядительные документы в «Имарат Кавказ» никогда не издавались в письменном виде, а записывались в виде видеообращения и рассылались, - рассказала прокурор.

Финансирование производилось за счет зарубежных террористических организаций, «пожертвований отдельными российскими гражданами, разделяющими взгляды Умарова», а также вымогательств и денег, «добытых путем преступной деятельности».

При этом, как отметила Ибрагимова, арабы, ранее поддерживавшие исламистов, отказались финансировать «Имарат Кавказ», поскольку «поняли, что финансируют не развитие ислама, а терроризм».

Тогда лидерами «Имарат Кавказа» была принята «система крышевания, позаимствованная из девяностых». Как показывали свидетели по делу, «финансирование обеспечивалось путем взимания с чиновников откатов», и 20% дани с предпринимателей. При этом, «предприниматели, отказывающиеся от уплаты дани, уничтожались». В 2010 году, как считает следствие, только в Ингушетии у коммерсантов было собрано дани на 500 тысяч долларов США и передано в общий бюджет «Имарат Кавказа», который составил 135 миллионов долларов.

Лидеры «Имарат Кавказа», как установило следствие, считали, что «могли бы использовать газ, нефть и прочие ресурсы и уйти от Российской Федерации, живя по своим законам шариата». Они «намеревались ввести собственную систему взимания налогов и контроля за природными ресурсами».

А для того, чтобы заставить Россию признать «Имарат Кавказ», входящими в его состав боевиками совершались теракты.

За каждый теракт полагалась премия от мусульман из других стран — спонсоров, - рассказала прокурор.

Она привела показания одного из свидетелей, который рассказал, что каждый теракт снимался на видео, после чего файл копировался и доставлялся в Турцию, где при условии подтверждения теракта в СМИ, выплачивалось одним из таких спонсоров за каждый подрыв до 40 тысяч долларов.

О лидерах «Имарат Кавказа» ходили разговоры, что они «имеют огромные деньги и помогают своим братьям». При этом, рядовые члены бандформирований получали ежемесячное содержание в 200 долларов и премию за каждый теракт до нескольких сотен долларов.

Гособвинитель рассказала, что в октябре 2010 года Умаров спланировал серию нападений, чтобы заставить власти «принять решение о выходе «Имарат Кавказа» из РФ». В Ингушетии одновременно был создан батальон шахидов Рияд Салихин, в котором и был подготовлен теракт в «Домодедово» и куда, как считает следствие, вступили подсудимые. Каждый член этой банды, как следует из показаний свидетелей, приходил в нее по своим мотивам — корыстным или идеологическим. Теракт в «Домодедово» стал для ваххабитов «ступенькой к созданию государства Халифат, где все они должны были жить в счастье и достатке».

Отношения между членами банды были дружескими, иначе в войне им бы не удалось выжить. Менталитет предписывал ее членам быть вместе независимо от национальности. Выход из банды преследовался смертью, - рассказала прокурор. - В основном членам банды было некуда идти, а там можно было что-то заработать.

Подсудимые, как следовало из выступления прокурора, «выполняли задачи, связанные с осуществлением террористических актов» — добывали обмундирование, питание, документы, снимали квартиры для террористов.

Впрочем, по их собственному признанию, жизнь в горах у них была «как у собак - холодно и голодно. Приходится постоянно прятаться, спать на земле, таскать оружие...». Согласно показаниям свидетелей, рядовые члены «Имарат Кавказа» не понимали, что являются «солдатами по выбиванию денег», «марионетками в руках лидеров», «существование которых вне «Имарат Кавказа» не имеет смысла, поскольку каждый лидер стремится заработать себе денег и укрыться от наказания за содеянные преступления». И что сам «Имарат Кавказ» «не имеет никаких идеологических целей на самом деле, а создан лишь для набивания карманов его лидерами, их обогащения».

Коротко роль подсудимых в подготовке теракта, по версии следствия такова: все они состояли в банде, знали о плане готовящегося теракта. Хамхоев вместе со смертником «спустился на равнину» с гор, где дислоцировалась банда, сопроводил его в Назрань. Брат смертника помог ему забрать паспорт у их родственницы, где документ прятали родители Евлоевых, которые догадывались о том, чем занимается их сын и пытались ему помешать. Братья Яндиевы, студенты, встретили будущего смертника в Москве, купив для этого машину. Они сняли квартиру, куда отвезли Магомеда Евлоева, обеспечили его необходимым для проживания. А в день теракта младший брат помог смертнику снарядиться и посадил его на такси до аэропорта, после чего вместе со старшим они покинули Москву, уехав на приобретенной машине в Ингушетию.

При этом, как отметила гособвинитель, была проведена разведка в аэропорту, поскольку теракт планировалось провести так, чтобы пострадало как можно больше иностранцев, чтобы в России «залились кровью и смогли срочно признать Имарат Кавказ».

Несмотря на то, что братья Яндиевы утверждают, что старший из них, Илез, ничего не знал о планах младшего — в частности, он утверждал, что Ислам, когда они купили в Москве машину, сказал ему, что просто нужно «встретить друга», гособвинитель Ибрагимова отметила в прениях:

- Согласно ингушским законам, если один брат находился в Москве, что-то делал и попросил своего старшего брата о помощи, то он обязан был все ему рассказать, иначе брат не стал бы помогать.

Прокурор посчитала, что вина подсудимых полностью доказана следствием. И попросила приговорить Башира Хамхоева и Ислама Яндиева к пожизненному лишению свободы, Илеза Яндиева - к 23 годам лишения свободы, Ахмеда Евлоева - к 10 годам.



Партнеры