«МК» узнал о состоянии россиянина, захваченного сирийскими боевиками

Друг путешественника Журавлева: «Костя недооценил, что война меняет все»

22 октября 2013 в 20:53, просмотров: 2807

В начале октября стало известно, что российский путешественник Константин Журавлев, шедший в Египет через Сирию, захвачен сирийскими повстанцами. Недавно боевики, удерживающие Константина, выложили фото, на котором он выглядит живым и здоровым. Чтобы поподробнее узнать о состоянии плененного россиянина, «МК» побеседовал с его другом – знаменитым путешественником из Томска Евгением КОВАЛЕВСКИМ, который оказывает помощь в освобождении Журавлева.

«МК» узнал о состоянии россиянина, захваченного сирийскими боевиками
фото: PhotoXPress

- Как вы познакомились в Константином?

- В Томске все друг друга знают. Он приходил танцевать на Чеховские пятницы (у меня есть проект культурный, когда вся творческая интеллигенция встречается летом у памятника Чехова). Естественно, его заметили, парень колоритный. Потом пришел ко мне советоваться, как пойти вокруг света 777 дней. Мы подружились. Когда он этот проект выполнил, мы встретились, и я ему предложил создать молодежное движение томских путешественников. Русское географическое общество (к которому принадлежит Ковалевский – «МК») как раз ориентировано на молодежное движение. Мы с ним обсуждали эти идеи. Потом он собрался идти по России без фотоаппарата в образе глухонемого с тем, чтобы внутренне раскрыться.

- Глухонемого?

- Да, не общаясь с обществом, чтобы раскрыть внутренние резервы. Такая идея была. Потом эта идея стала «международной», он решил помедитировать в пустыне Сахара – вдали от людей, вдали от общения. И вот он начал проект «Наедине с пустыней», выехал в Санкт-Петербург и завершал этот проект уже не со мной.

- Константин представлял, что происходит в Сирии, когда ехал туда?

- Я не могу точно утверждать, поскольку он – вне политики. Это первое. Второе: он был в Сирии в 2010 году, когда еще не было войны, и его очень хорошо принимали, доброжелательно. В Иордании у него тогда еще друзья появились, подарки подарили, халат, который он в праздники надевает. Мусульмане иорданские. У него очень большой позитив – и к мусульманским традициям, и к мусульманским странам. И он, видимо, недооценил, что война меняет все, поэтому и попал в плен.

- Когда эта история только случилась, представители МИД РФ назвали поступок Журавлева безрассудством. Как вы оцениваете его как человека?

- Абсолютно нормальный человек, здравомыслящий, взвешенный, с хорошими мозгами. Просто у него отношение к миру другое.

- Какое?

- Он узнает планету, двигаясь по ней. Это его путь развития. Не все же так идут. Вот я сегодня рассказывал (Евгений Ковалевский читал лекцию в МГГУ – «МК») про развитие человека, меня тоже можно назвать психом, но я условно нормальный. Я ходил в Непал, а там шла война. Я знал, что там война, но все равно шел. Чрезвычайное положение объявляли, российский МИД не рекомендовал никому ездить в Непал. Я читал их рекомендации, но все равно ехал. Я нормальный человек, я не нарушаю общепринятых законов, я соблюдаю общий подход. У меня есть жена, ребенок, жилье, то есть я не отшельник, я не бомж. С точки зрения общепринятых пониманий – я нормальный человек. С точки зрения моего пути развития многие скажут, что я ненормальный. Отношение к жизни у художников, у поэтов - у творческих людей – другое. Оно не общепринятое, поэтому когда мало людей, которые чем-то занимаются, они ненормальные, но только они делают открытия. Я считаю, это все вписывается в систему мироздания. Люди совершенно разные, ну, а в МИДе сидят люди, у которых другие задачи и цели. Там межгосударственные отношения: надо быть очень взвешенным. Когда человек не вовлечен в межгосударственные отношения, когда от него не зависит сто сорок миллионов, он имеет право развиваться как хочет. Вот так Костя и развивался.

- Я знаю, что вы в свое время были в плену в Непале. Мировоззрение ломается?

- Да нет, почему.

- Тогда что происходит после этого?

- Понимаешь, что есть войны на планете, что люди добиваются реализации своих идей. Есть тяга к власти, есть политические разборки, и все становится более-менее понятно, когда попадаешь в эту ситуацию. У меня ничего не изменилось, просто я получил жизненный опыт. Я научился общаться с людьми разного цвета, разных религий, разных политических взглядов, с военными, пограничниками, с боевиками, с пиратами. Это же опыт колоссальный. Со всеми можно обсуждать разные вещи, со всеми можно договариваться.

- Вы держите связь с родственниками Константина. Как они сейчас?

- Вполне нормально. Мама и папа все понимают. У них нет претензий к людям, которые захватили Костю, они понимают, что человек пошел на военную территорию, и его взяли.

- Какие новости есть в ситуации с Журавлевым?

- Все идет нормально. Он своей личностью постепенно дает понять людям, которые с ним там взаимодействуют, что он не шпион. Из наших материалов в интернете, из обращения родителей, из биографии, из интервью следует, что он аполитичен, что он из провинциального города в Сибири, что он далек от Москвы, далек от политики и от войны. Это приводит к выводу, что он путешественник, поэтому я считаю, что все складывается в той ситуации, в которой оказался Костя, правильно и ведет к положительному результату для нас для всех. Его отпустят.

- По вашим источникам, все материалы, которые вы отправляете к боевикам, доходят до них?

- Полностью уверенными быть нельзя, но они явно читают наши материалы в интернете, потому что те материалы, которые с их стороны появляются, говорят о том, что они с нашими знакомы. Есть совпадения в реакции. Но это не переписка и не переговоры, это не диалог – просто каждый в теме, что делается.



Партнеры