Бирюлевские события могли произойти еще в августе на юге России

Станет ли родина героев «Тихого Дона» очагом межэтнического противостояния?

30 октября 2013 в 11:42, просмотров: 12290

События, аналогичные бирюлевским, могли произойти на два месяца раньше и совсем в другом месте: в регионе традиционного расселения казаков, на Верхнем Дону. В начале прошлого века казаки, поделившись на красных и белых, убивали здесь друг друга в ходе гражданской войны. Может ли теперь в этих местах вспыхнуть война между русскими и кавказцами? Чтобы выяснить это, спецкор МК отправился в донские степи, в станицу Вёшенская.

Бирюлевские события могли произойти еще в августе на юге России
фото: Марина Перевозкина

Из Ростова добраться до Вёшенской труднее, чем до Москвы. Автобусом – девять часов, с заходами и остановками во всех населенных пунктах. Всего три рейса в сутки, но и те часто отменяют. Не хватает машин, мало пассажиров. Как раз накануне моей поездки в Вёшки отменили вечерний рейс: в Ростове на него было продано всего 4 билета. Этим четверым пассажирам кассирша предложила ехать утренним автобусом. Наверно, никто из них не спешил, а если бы и спешили, то все равно других вариантов не было. Поездом до Миллерово, а оттуда на такси – это тоже около 7 часов и обошлось бы минимум в три тысячи – почти как самолет в столицу. «Коммерческая» маршрутка стартовала в 11.30, и даже при наличии мест выигрыша по времени не давала. Так что в 6.40 утра на вёшенский рейс набралось около десятка пассажиров. Автобус тронулся в полной темноте.

Когда миновали Шахты, он был уже набит битком, люди ехали стоя. Большинство – пожилые, с ветеранскими удостоверениями, серые тетки с детьми, инвалиды. Кто-то едет к родным, кто-то из глухого хутора в райцентр, в больницу. Многие простужены, и весь автобус слегка покашливает. А за окном – бескрайняя донская степь, плакучие ивы и алые пятна боярышника.

О том, что мой попутчик, житель станицы Базковская, явно не донской казак, я догадалась сразу: внешность – типично кавказская. Этот единственный на весь автобус кавказец почти всю дорогу простоял: уступал место каждой входящей старушке. «У них, у кавказцев, так принято: уважать женщин и стариков», - прошептала моя соседка. «Да ладно вам! – откликнулась другая. – У них уважение к женщинам – своим, и к старикам – своим. А с чужими они не церемонятся».

Отара овец шарахается от дороги. В хуторах на многих домах объявления: «продается». Я вспоминаю последнюю поездку в Чечню, газовые трубы, протянутые к высокогорным аулам. Жители отдаленных хуторов Ростовской области до сих пор топят дровами, газа там нет. Нет и работы, молодежь уезжает на заработки в Подмосковье и Ростов.

Вешенское восстание

Станица Вёшенская известна всему миру как родина писателя Михаила Шолохова. В советское время это было «культовое» место, куда приезжали гости со всего мира. Сейчас улицы станицы безлюдны. О былых временах напоминают памятник Ленину на центральной площади, дом-музей Шолохова, его же огромный бронзовый бюст на набережной. Ностальгирующих по Советскому Союзу порадует прелестями «совкового» сервиса огромная обшарпанная гостиница «Дон». Спуск от нее ведет прямо на берег, где бронзовый Григорий Мелехов на коне преграждает путь бронзовой Аксинье, идущей с ведрами от Дона.

В августе станица вновь оказалась в центре внимания: с интервалом в шесть дней здесь прошли два народных схода, участники которых заявили о недоверии к властям. Поводом послужила драка между русской и чеченской молодежью в соседней станице Базковская, в ходе которой чеченцы использовали холодное оружие. К счастью, обошлось без жертв.

фото: Марина Перевозкина

Это далеко не первый и не последний подобный случай в Ростовской области. 8 октября этого года на автозаправочной станции в поселке Орловка произошла драка со стрельбой между представителями кавказских этнических группировок, в ходе которой были разбиты несколько автомобилей. 16 августа на трассе М-4 водитель-чеченец выстрелил в голову из газового пистолета другому водителю, который не уступил ему дорогу. В 2006 году в Сальске уроженец Дагестана застрелил русского парня из охотничьего карабина в ходе массовой драки между русскими и дагестанцами. 2010 год: драка между русской и кавказской молодежью в Зимовниках. Пострадал 15-летний чеченец, заведено уголовное дело против русского парня. Это вызвало взрыв возмущения местных жителей, собравшихся на стихийный митинг. В том же году ростовский студент Максим Сычев был убит своим однокурсником-ингушом. В 2011 году в селе Греково-Тимофеевка местный парень был избит армянами из соседнего хутора за то, что вступился за девушку. Жители Греково на машинах колонной двинулись мстить обидчикам в их хутор (место компактного проживания армян), но были остановлены полицией.

 

Самый серьезный инцидент имел место в прошлом году в Ремонтном. Массовая драка между местными жителями и кавказцами едва не переросла в более масштабный конфликт: на помощь землякам двинулась колонна машин из Дагестана, в ответ казаки из других районов области пообещали дагестанцам достойную встречу. На таком фоне события в Базковской кажутся мелочью, но они произошли в районе, традиционно считающимся одним из самых спокойных и благополучных. Власти мечтают превратить Вёшки в курортный и туристический центр, к тому же они находятся на севере области, а приезжие с Кавказа заселяют в основном ее южные районы.

Что же вызвало такой взрыв негодования?

- Драки у нас порой случаются. – рассказал мне молодой казак из станицы Вёшенская Максим. – Молодежь нередко выясняет отношения при помощи кулаков. Но никто никогда не использует ни ножи, ни другое оружие, никогда не доходит до угрозы жизни или серьезных травм! Эти чеченцы достали ножи, применили «розочки» - разбитые бутылки. У наших парней порезаны ноги, у одного – лицо. Тем не менее никто из чеченцев не задержан, они спокойно уехали в свою Чечню, откуда их достать невозможно, расследование не ведется, правоохранительные органы бездействуют! Вот эта безнаказанность людей и возмущает.

- Кавказцы приходят на дискотеки, пристают к девушкам. – жалуется Ольга. – Ведут себя нагло, развязно. Идешь спокойно по улице, могут подъехать на машине, оскорбить, намеки грязные делают…

- Люди просто так, без причины, ведь не поднимутся. – говорит атаман Вёшенского юрта Игорь Свирякин . – Говорят: «это коммунисты митинг организовали» - да какие коммунисты? Коммунисты здесь больше 10 человек никогда не собирали. Люди сами собрались. На первый митинг 12 августа пришло более 300 человек. Коммунисты о нем узнали в последний момент. Чеченцы, которые участвовали в драке – не местные, это бригада, которую наняли для строительства спорткомплекса. Один живет в Пролетарске, остальные в Чечне. Как там все началось, неизвестно, но точно знаю, что русские за ножи не хватались. Там же рядом с кафе находился экипаж ГАИ, полицейские все видели, но не вмешивались. Люди спрашивали: почему? Первый митинг поднялся из-за этого. Но никто ответа на этот вопрос не дал, поэтому 18 августа состоялся второй сход. Площадь оцепили, вызвали ОМОН из Ростова – два автобуса в переулках стояли. Щиты, дубинки. Людей согнали в ДК. Поместились не все, многие вокруг ДК ходили. В зале 650 мест, еще в проходах стояли. Пришел прокурор, глава Шолоховского района Олег Дельнов. Прокурор нормально выступил, а больше никто ничего конкретного не сказал. Говорили и о безработице, и о школах, и о сельхозработах – о чем угодно, только не о том вопросе, по которому собрались. Ну, люди посидели, устали и разошлись.

А вопросы остались.

 

«Чеченское» кафе

Станица Базковская находится на правом берегу Дона, напротив Вешенской. В Базках когда-то жил казак Харлампий Ермаков, один из руководителей Вешенского восстания, который считается прототипом Григория Мелехова из «Тихого Дона». Сохранился его домик с голубыми ставнями, в нем до своего расстрела в 1927 году жил сам Ермаков, а потом до 1997 года его дочь Пелагея, учительница начальных классов. После ее смерти дом купили соседи.

Знаменитое теперь кафе «Диана» оказалось всего лишь небольшой придорожной забегаловкой. На фасаде объявление: «Продается». Внутри за столиком – единственный посетитель. Обстановка достаточно скромная для заведения с репутацией «злачного места». За барной стойкой – молодая девушка. В ходе разговора выясняется, что это сама хозяйка, Диана Талхигова. Перед кафе припаркован ее автомобиль с чеченским флагом и портретом Ахмата Кадырова за лобовым стеклом. В станице говорят, что еще совсем недавно Диана работала продавщицей, а теперь у нее два кафе, второе – в Гороховской.

- Почему все говорят неправду? – возмущается девушка. – Правда есть в деле. Меня здесь не было, я на море отдыхала, но всех ребят, кто в этом участвовал, знаю лично. С обеих сторон. Пишут, что ребята - чечены кафе закрыли, отдыхали с русскими девочками. Приставали к ним. Но этого не было! Пишут, что кафе разгромлено в хлам. Сами видите, что нет никаких следов погрома. Здесь есть люди, которым все это на руку. Мелихов такой есть в Еланской, знаете? Его подхвостни воду мутят.

Казак и состоятельный предприниматель Владимир Мелихов (однофамилец шолоховского героя) – главный возмутитель спокойствия в здешних краях. На территории своей усадьбы в станице Еланская он создал Мемориал и музей «Донские казаки в борьбе с большевизмом», центральной фигурой которого является Петр Краснов – атаман Всевеликого войска Донского, который в 1918 году возглавлял восставших против большевиков казаков, а во время Второй мировой войны сотрудничал с Гитлером. Кто-то из казаков Мелиховым восхищается, кто-то называет «фашистом». Неоднозначная фигура. Мелихов активно комментировал в соцсетях события в Базках, а его люди принимали участие в народном сходе.

- Непонятно, зачем все это раздувают? – вступает в разговор клиент за столиком. - Разве об этом надо говорить? Говорить надо о том, что у людей зарплата 5 тысяч рублей, а коммунальные зимой до шести доходят! А что делать матери-одиночке? Детские пособия недавно увеличили на 36 рублей, это просто издевательство. Вот какие проблемы надо решать. Люди действительно на грани взрыва, но это потому, что ни работы, ни зарплат нету.

фото: Марина Перевозкина

- Неправда, что зачинщиками драки были чеченцы. – говорит Диана. – Они сидели здесь за вторым столиком, никого не трогали. Тихо-мирно отдыхали. Пока не пришли с толпой ребята местные, «мирошничата». Так называют двух братьев Мирошниченко, Вову с Мишей. Они в Москву убежали на следующий же день. Папа их быстренько отправил. А чеченцы уехали не из-за драки, они еще раньше собрались, на работе уже получили расчет. Они здесь спорткомплекс строили, но им не дали ту зарплату, которую обещали. Вот и решили в последний вечер посидеть. Вы только не подумайте, что я на сторону чеченцев встаю, потому что сама чеченка.

- А почему кафе продаете?

- Да это не я продаю. Я это помещение только арендую, а продается оно давно. После этих событий у нас каждую неделю проверки, приходили из прокуратуры, следователи почему-то только мной интересуются. У меня с документами все в порядке. Мне кое-кто откровенно говорит: «мы тебе в шолоховском районе работать не дадим». У меня это даже записано на диктофон.

- Ну а ножи у чеченцев были?

- Клевета все это. Женя Агафонов написал заявление, что ему якобы угрожали ножом, но ничего такого не было.

С такими же утверждениями Евгений Агафонов выступал и на сходе в Вёшенской, к тому же он утверждает, что накануне схода полицейские ворвались к нему в дом и продержали в отделении до полуночи без всяких объяснений, а утром задержали вторично, чтобы только помешать его выступлению.

На грани

Версию Дианы поддерживают далеко не все.

- Эти 11 чеченцев в тот вечер сначала были на дискотеке в санатории, и уже там вели себя на грани дозволенного. – рассказал мне местный житель. - В 10 часов уехали оттуда в кафе «Диана». Драка началась после двух ночи. Надо думать, они в кафе не кефир пили.

Вот что рассказал на условиях анонимности один из свидетелей:

- Когда я подъехал к кафе, там стояла машина ГАИ. Внутри шла драка, оттуда выскакивали люди. Выскочил чеченец с ножом в одной руке и «розочкой» в другой. Потом еще двое чеченцев с «розочками» в руках погнались за братьями Мирошниченко. В переулке, куда они побежали, стояла еще одна машина ГАИ. Потом два чеченца вернулись, ввинтились в толпу и угрожали всем ножами, чтобы не вздумали куда-то жаловаться.

Представители властей подчеркивают, что потерпевшие не стали обращаться ни в больницу, ни в полицию. Возможно, им намекнули, что так будет лучше для всех. Но станичников возмущает отсутствие реакции со стороны полиции, которая просто наблюдала за происходящим. Кроме того, люди считают, что приезжие отбирают у них рабочие места.

- Да наши сами на эти места не идут. – объясняет атаман Свирякин. - На стройку спорткомплекса местные ребята хотели устроиться, да зарплата низкая. На горелике (расчистка сгоревшего леса) сначала работали наши, там неплохо платили, потом тоже стали обманывать. Теперь там трудятся приезжие из Дагестана. Но они не претендуют на постоянное проживание. Были слухи, что хотят сюда переселить 50 семей из Дагестана, но это неправда.

Глава Базковского сельского поселения Михаил Чукарин объясняет, что на вверенной ему территории царит межнациональная гармония.

- У нас в Базках проживает 14 национальностей: цыгане, езиды, армяне, даже один грузин. Больше всего цыган – около сотни. И все мы живем в мире и согласии. А чеченцев здесь вообще нет. То, что произошло – это обычный бытовой конфликт. И подобное у нас случилось в первый раз. Просто кому-то нужно обычный бытовой конфликт сделать межнациональным. На сходе звучали призывы «выселить кавказцев». Но кого выселять? Все население Шолоховского района – 27 тысяч человек, из них всего полторы сотни кавказцев!

«Кавказцами» глава называет, по-видимому, даргинцев, которые компактно проживают в соседнем хуторе Кружилинский. Официально там зарегистрированы 168 человек, но к ним приезжают неучтенные гости. Говорят, реально - человек 500, которые заняты в основном овцеводством. Причем появились они еще в 70-е годы: в советское время Кружилинский был большим овцеводческим совхозом, дагестанцев пригласили в качестве опытных чабанов. Большое влияние в районе имеют братья Магомедовы, местные крупные латифундисты, владеющие тысячами гектар земли. Многие уверены, что дагестанцы у районного начальства на особом счету и им почему-то многое прощается.

Вот что рассказал мне один руководителей местного казачества:

- После того, как на митинге прозвучали призывы выселить кавказцев, мне позвонил один дагестанец. Говорит: «что вы будете делать со своими экстремистами?» «А что делать? прокуратура занимается», - говорю. «Причем здесь прокуратура? Мы будем кровь пускать!» Я был в шоке. Мы сразу же собрали совет атаманов. Пригласили главу их диаспоры. Пришел председатель районной организации союза ветеранов Афганистана и председатель организации ветеранов Чечни. В районе около 500 человек в Чечне воевали. И мы конкретно задали вопрос: «Эта была его личная угроза, или от имени всей диаспоры?» Председатель чеченской организации говорит: «Я в ваших краях воевал, мне вас любить не за что. Но мы хотим решить все мирным путем. Вы этого хотите?» Глава диаспоры говорит: «Конечно». Адекватный человек оказался. Он собирает своих земляков, и буквально через три часа приезжает тот, кто звонил. Говорит: «Меня не так поняли». Дагестанская диаспора дала после этого двух человек в добровольную народную дружину, чтобы следили за порядком. Так что инцидент исчерпан. Люди в возрасте у них нормально себя ведут. Молодежь ихняя быкует.

Огонь и песок

В станицу Еланская от Вёшенской ведет грунтовая дорога. Вокруг – сосновые леса, растущие на песках. До революции станица процветала, сейчас в ней 96 жителей. В полуразрушенной Свято-Никольской церкви службы бывают только по праздникам.

Усадьба Владимира Мелихова похожа на крепость. К сожалению, встретиться с хозяином не удалось. А на бесплатную экскурсию туда может приехать любой желающий. При всей неоднозначности трактовки истории, в музее есть действительно уникальные экспонаты. Главный вывод, к которому подводят гостей во время экскурсии: в начале ХХ века на Дону произошла страшная трагедия, настоящий геноцид, в результате которого было уничтожено 70% казаков.

Ни глава Чукарин, ни атаман Свирякин мелиховское подворье не посещали: нет, говорят, на это времени.

- Мой прадед был раскулачен. – рассказывает атаман. - Было у него 9 детей, 5 сыновей. Жили плохо, пухли с голоду. Но когда началась война, все пять сыновей пошли на фронт. Двое погибли, трое вернулись калеками. Но ни у кого не было и мысли перейти к немцам. Из всего нашего района на стороне фашистов оказалось человек 5, хотя здесь были сильно обижены советской властью. Как можно восхвалять людей, которые воевали против своей страны? А что касается геноцида – в этом мы Мелихова поддерживаем.

В 2010 году в районе вспыхнул страшный пожар. Чуть не сгорели два хутора. В Гороховском уже ограды дымились и жителей посадили в автобусы, чтобы эвакуировать. До хутора Черновский огню оставалось 50 метров, к счастью, ветер переменился. Потом пожар пошел на Вешенскую. Звонарь на колокольне церкви Михаила Архангела по приказу отца Владимира два дня бил в колокола. Только одной сосны Гослесфонда тогда выгорело 1309 гектаров. А всего пожаром было объято 5-6 тысяч гектар. Сгорело несколько крестов на кладбище. Потом нашли очаг возгорания недалеко от Вешенской, возможно, кто-то просто не затушил сигарету.

Огонь тогда подбирался и к одной из главных достопримечательностей здешних мест – огромному 400-летнему дубу. Немного не дошел. Здесь рассказывают байку: вроде бы районное начальство тогда звонило в Москву, просило помощи, и Москва ответила: «если дуб сгорит, вы все сгорите». Теперь дорога к этому дубу идет через километры черного обугленного леса.

Ствол дуба раздваивается на высоте человеческого роста от земли. А прежде, говорят, казак на лошади мог только кончиком шашки дотянуться до этой расщелины. Так засыпало дерево песком.

Так песком времени засыпало поколения умных, храбрых людей, воинов и земледельцев. Старинные казачьи роды, как и род Харлампия Ермакова, почти целиком ушли в песок. Станицы опустели. А природа не терпит пустоты.

Если земля обезлюдела, ее занимают другие народы.

Станица Вёшенская — Москва



Партнеры