Сергей Филин оценил ущерб от нападения. Подробности допроса

За испорченное здоровье, айфон и одежду он хочет отсудить 3,5 млн рублей

6 ноября 2013 в 19:32, просмотров: 5643

Руководителя балетной труппы Большого театра Сергея Филина допросило в среду Мещанский суд Москвы в рамках судебных слушаний по делу о нападении, совершенном на него в январе. Тогда Филину плеснули в лицо кислотой.

Сергей Филин оценил ущерб от нападения. Подробности допроса
фото: РИА Новости
Сергей Филин

Напомним, на скамье подсудимых - артист балета Большого театра Павел Дмитриченко и двое безработных - ранее судимый житель Рязанской области Юрий Заруцкий, которого следствие считает непосредственным исполнителем нападения, и житель Московской области Андрей Липатов, предположительно, доставивший Заруцкого на машине к месту преступления.

В среду Филина, в темных очках и темном костюме, завели в зал за 20 минут до начала заседаний через черный ход, так что сфотографировать его в коридоре никому не удалось.

Он заявил три ходатайства — чтобы на заседании был лечащий врач, чтобы к делу приобщили справку из германской клиники, что он еще лечится, а также о гражданском иске. В нем он просит возместить материальный ущерб на 508 тысяч рублей и моральный вред, который оценил в 3 миллиона рублей. В материальный ущерб, как следует из ходатайства, включены, в том числе, сумка, часы, айфон, рубашка и пиджак.

Филин заявил, что готов ответить на обвинения Дмитриченко в том, что якобы продавал роли, но был остановлен судьей. Сначала нужно было решить вопрос о ходатайствах. После небольшого обсуждения, ходатайства суд одобрил и приступил непосредственно к допросу.

Потерпевший рассказал, как приступил к работе в Большом и как артисты утверждались на роли. "Это связано с тем, что Дмитриченко говорит про меня", - добавил он.

Филин объяснил, что должность худрука балета была предложена ему в 2011 году.

- Именно я давал рекомендации и предложения, чтобы тот или иной артист участвовал в спектакле, - пояснил потерпевший, но отметил, что итоговое решение оставалось за балетмейстером.

При Филине, как он утверждал, большинство молодых артистов получили серьезные повышения, в том числе Дмитриченко. "Что касается Павла Дмитриченко - человека - это уже сложнее, потому что его внутренний мир понять сложно", - заявил он.

Филин припомнил, что что однажды Дмитриченко вспылил и попросил не разговаривать "так" с лучшими в мире артистами. Впрочем, потом извинился в письменной форме.

Филин заявил, что после этого ему казалось, что конфликт исчерпан. "Но нет. Скажу, что любую ситуацию Павел оборачивал против меня и делал все, чтобы оклеветать меня".

- Павел продолжал собирать на меня компромат. Говорили, что ищут мои счета, любовниц, - заявил Филин.

По словам Филина, ему вскрыли почту в интернете, постоянно названивали на телефон с неизвестных номеров, следили. Порезали колеса на автомибиле так, что они разорвались, когда он вез своих детей в детсад.

Жутким показался рассказ Филина о нападении на него. «Я никогда не испытывал такой боли, я падал, ползал... Как мне повезло, что на улице был белый, чистый снег, которым я пытался протереть лицо. Я кричал, звал на помощь, но никого не было... Не понимал, что происходит с моим лицом... Это ужас, о котором я больше не хотел бы говорить. Но я хочу сказать, что никого не прощаю за то, что произошло. Никого.»

Кстати, как выяснилось в суде, Филин перенес уже 23 операции. 11 ноября он улетает в Германию делать 24-ю.

Ему вменяли в вину, что якобы в примы выбивались те артистки, с которыми он спал, но Филин опроверг это. По его словам, его жена, например, как танцевала в кордебалете, так и танцует.

По мнению Филина, именно тот момент, что на него не смогли найти никакого компромата и спровоцировал нападение.

В суде Дмитриченко продолжил «разоблачать» Филина и затребовал материалы дела, где сказано, что у Филина были интимные связи на стороне.

- И что? - сказала представитель потерпевшего и объяснила, что сказано это было на допросе. "Мало ли кто и что говорит", - заключила она, а Филин повторил, что ничего не было у него ни с кем, кроме жены.

Дмитриченко, кстати, ведет себя дерзко. И вообще весь допрос Филина похож на внутрицеховые разборки. Его постоянно пытаются уличить в том, что он пренебрежительно относился к артистам и работникам театра. Вытаскиваются наружу все его конфликты.

Дмитриченко вопрошает:

- Почему, когда я был арестован, вся труппа была за меня и поставила лидером профсоюза, если я к ним относился пренебрежительно?

Представители Филина напомнили, что тот был на лечении, поэтому он не может ответить на этот вопрос. Вопрос судья снял.

Дмитриченко продолжал задавать конкретные вопросы о конкретных артистах. Например, был ли конфликт с Батыром Анабердыевыем.

- Супруга Батыра просила материальной помощи в связи с наличием проблемы со здоровьем у него, я инициировал материальную помощь в размере 99 000 рублей, я этому был очень рад, - рассказал Филин. После увидел, как Батыр возмущался отсутствию своего имени в афише. "Но он был болен, и я просто спросил, как иначе могло быть. Это обычный рабочий момент, это был простой разговор", - пояснил Филин.

У Дмитриченко кончились вопросы.

- Последнее, что я хочу сказать. То, что с вами произошло, я об этом не знал. Я извинюсь перед вами. Моральную ответственность с себя я не снимаю, - сказал Дмитриченко Филину.

Вопросы начала задавать судья.

- Мог ли Дмитриченко знать, что в тот день вы поедете домой?

- У меня прекрасная семья. И я каждый вечер еду не в казино, а домой.

На вопрос о причине произошедшего Филин ответил: "Наверное, зависть. И возрастающая неприязнь, которая не нашла подтверждения обвинениям против меня. Произошедшее я связываю исключительно с профессиональной деятельностью".

Судья попросила Филина подробнее рассказать о нравственных страданиях.

- После того, что случилось, пострадало очень много моих близких..., - начал было он, но внезапно заплакал, развернулся и ушел.

В слушаниях был объявлен перерыв до 7 ноября.



Партнеры