В СИЗО впервые готовятся к свадьбе

Житель Подмосковья попросил руки и сердца у подруги, ради которой он убил наркомана

20.11.2013 в 15:24, просмотров: 2619

Белое платье, лимузин, крики «горько!» под звон бокалов — на этой свадьбе всех этих атрибутов счастливой жизни не будет. Мрачные стены СИЗО, торопливая речь работника ЗАГСа, в роли свидетелей адвокаты и конвой, поцелуй украдкой и разлука на долгие годы — в лучшем случае таким будет финал любви двух теперь уже осужденных жителей Подмосковья, 25-летней Марии Минаевой и 22-летнего Станислава Капарулина. Она получила 12 лет на торговлю наркотиками, он - 17 за похищение и убийство человека, который якобы толкнул его невесту на преступление. Уже несколько месяцев влюбленные пытаются добиться, чтобы их брак зарегистрировали. Пока тщетно — по закону хотя бы один из помолвленных должен подать заявление в ЗАГС лично, а они сидят оба. Впрочем, даже обменявшись кольцами, молодожены отправятся отбывать свои сроки в разные колонии и увидятся только после того, как кто-то из них выйдет на свободу. Что привело Машу и Стаса за решетку, и как они собираются сохранить любовь после приговоров, осужденные рассказали корреспонденту «МК».

В СИЗО впервые готовятся к свадьбе
фото: PhotoXPress

Шерше ля фам!

«Все беды от женщин» - сказали французы, и в чем-то были правы. Совершить жестокое преступление спортсмена-боксера из подмосковного Железнодорожного подтолкнула его подруга, с которой он встречался на момент описываемых событий всего десять месяцев. Решительная, смелая, самостоятельная — девушка с первого взгляда влюбила в себя тогда еще 20-летнего паренька.

- С Машей мы познакомились случайно, на дороге. В ее машине лопнуло колесо, я помог поменять — так и закрутилось, - вспоминает Стас Капарулин.

О том, что эта встреча обойдется ему такой дорогой ценой, боксер и подумать не мог.

- Стас был правильный, хороший парень, совсем не пил и не курил, поэтому я не стала ему говорить, что последние несколько лет зарабатываю продажей наркотиков, - рассказывает Мария. - Для тех, кто был «не в теме», я занималась бизнесом.

К слову, бизнес у 23-летней преступницы был вполне успешный. На деньги, заработанные на наркоторговле, она сумела открыть свадебный салон и салон постельного белья, поставила палатки с курами-криль, купила дорогой авто. Успехами своей девушки Стас гордился и хвастал ею перед друзьями. Пока как-то в ночном клубе знакомый не уколол его: «Да ладно, знаем, чем твоя Машка занимается!»

-Будто почернело перед глазами, - говорит Стас. - Кто, с кем, почему? - спрашиваю, а она не отвечает, а улыбается. Оказалось, Маша торгует амфетаминами, метадоном, героином — их она закупала крупными партиями у наркодилеров и сбывала среди знакомых. А те уже толкали «дурь» наркоманам.

-Когда Стас обо всем узнал, я уже как месяц находилась под следствием, - вздыхает Маша.- Это была ее не первая судимость. Еще в 17 девушка получила срок за грабеж, вышла досрочно и устроилась работать продавцом-консультантом.

-Понимаете, когда человек уже побывал в тюрьме, нормальной жизнью жить ему сложно. Проблематично удержаться на работе - донимают расспросами, подозревают. Родные, друзья тоже относятся с недоверием, - оправдывается девушка. - Хотелось доказать всем, и в первую очередь себе — могу, получится. Сначала мечтала открыть свое дело, думала — насобираю денег и брошу наркоту. Затянуло.

Затянула и Стаса любовь к Маше — смириться с тем, что ей грозит срок, он не мог. Поэтому решил наказать человека, из-за которого любимая попала в беду. Вместе с друзьями спортсмен вывез наркодилера, снабжавшего Марию наркотиками, за город — говорит, попугать, проучить. Но после побоев брошенный в безлюдном месте мужчина умер. «Проучили» его так сильно, что на похоронах изуродованное лицо покойника пришлось закрывать белой тряпкой.

За любимой на каторгу

Капарулина арестовали в ноябре прошлого года через два дня после того, как нашли труп дилера. Первым повязали друга Стаса, накануне избитого до полусмерти неизвестными — видимо, кто-то мстил за смерть товарища. На реанимационной койке больной назвал полиции других соучастников. Всего их было пятеро, все завсегдатаи спортивных секций, участники и призеры соревнований, работающие, студенты — словом, вполне положительные парни. Один в первые же дни заключил сделку со следствием, четверо других судил суд присяжных. Трое были признаны виновными, сроки - от 10 до 17 лет колонии строгого режима. Самый большой — Капарулину, который подбил всех на преступление.

-В тот день мы проезжали мимо его (жертвы) дома, он парковал свой дорогой мерс. Я предложил ребятам переговорить с ним. Слово за слово, он сам сел к нам в машину — видимо, даже не испугался. Выехали из района, остановились, отобрали у него ключи от дома. Сам поехал обыскать жилье, пока меня не было - друзья принялись его бить. В квартире, кстати, была куча наркоты и, кажется, мини лаборатория по изготовлению порошка — лично я раньше такое не видел, но по конструкции очень похоже. Полиция обо всем этом потом умолчала, а меня обвинили в попытке кражи, хотя я ничего не взял.

Действительно ли было так, как говорит Стас, или все-таки прав суд — сказать трудно. В уголовном деле есть доказательства того, что спортсмены пытались вымогать со своей жертвы деньги, тот не признался, где тайник, вот они его и бросили раздетого и избитого в чистом поле. Правда только одно — убитый был связан с наркотиками и связан серьезно, знакомые его об этом знают и помалкивают до сих по.

-У нас с женой дети маленькие, ипотека, мы не хотим проблем, - сказал «МК» один из друзей погибшего.

Маша Минаева же прямо заявляет, что «закупалась» она у покойного, «дурь» он не только продавал, но и сам на ней сидел.

-Никто его не убивал! Морду набили и бросили, а умер он, может, потому, что находился под кайфом, - предполагает девушка. Она искренне верит, что ее жених, подобно супергерою, боролся со злом - за нее мстил.

-Машка для наркодилера была мелкая сошка. Ей в тюрьме сидеть, а ему хоть бы хны — все схвачено, за все заплачено. Миллионами ворочал. Не хорошо, не по-людски полиция всю это историю выставила. Будто мы его, честного человека, похитили и убили. А спроси любого в городе — каждый знает, чем он промышлял. Сколько в год людей умирает из-за вот таких, как он? - возмущается Стас.

Впрочем, вину свою молодой человек не отрицает. Удивляется только, почему на следствии его вменяли более мягкую статью — убийство по неосторожности, а перед судом обвинили в особо тяжком преступлении — умышленном убийстве. Может, и после смерти наркодилера кто-то «крышует»?, -недоумевает Стас.

фото: Геннадий Черкасов

Тюремный роман

До ужесточения обвинения Стасу они и Машей сидели в одном СИЗО - Серпуховском, где часто, пусть и мельком, виделись. Там, во время прогулки заключенных, спортсмен предложил любимой выйти за него. И она под завистливые взгляды соседок по камере сказала «да!».

-В тюрьме ведь тоже люди, - говорит Маша. - К нам относились снисходительно, разрешали общаться, даже обняться. К примеру, идем по коридору, остановимся ненадолго. Или на свидания договоримся выйти вместе. А во время прогулки выпадет встретиться — вообще хорошо. Записочки писали, передавали через заключенных или конвой.

По словам девушки, в Серпуховском СИЗО они были местной достопримечательностью. Узнав их историю, многие сочувствовали и пытались помочь. Даже работники суда и УФСИН.

-Теоретически двое заключенных могут зарегистрировать брак, но на деле организовать это трудно, - поясняет адвокат Маши и Стаса (она у них одна на двоих), Ирина Зыкова. - По закону хотя бы один из них должен подать заявление в ЗАГС лично. А мои подзащитные оба находятся в изоляторах. Кроме того, их же надо как-то собрать в одном месте, доставить. Несколько месяцев ребятам в просьбах отказывали. Когда уже почти разрешили, Стаса перевели в Москву, в СИЗО № 4. Маша же осталась в Серпухове.

Но жених с невестой, как оказалось, не сдались, и начали писать жалобы — дошли чуть ли не до президента. В итоге, им разрешили пожениться в изоляторе, где находится Капарулин. Церемонию согласился провести один из столичных ЗАГСов.

-Конечно, мы с родственниками их отговаривали, - рассказывает Ирина. - Сроки у обоих не малые, не известно, как дальше жизнь сложится. А они уперлись — нет, свадьба будет. Пришлось подавать документы.

-Вы уверены, что готовы пройти весь этот путь вместе до конца? - спрашиваю я влюбленных.

-На сто процентов! - отвечают оба.

-Свадьба для нас — ниточка, надежда на счастье. На воле люди не понимают и не ценят то, что имеют. Думают — а, ладно, будет новый день, новые друзья, новая любимая. А, оказавшись на зоне, на многое смотришь по-другому. Другие взгляды, другие чувства — будто все обострилось, - говорят Маша и Стас.

Теперь у них общие проблемы и одна надежда на двоих — колючая проволока уже связала эту пару крепче, чем на свободе связали ли бы узы Гименея.

КСТАТИ

Свадьба Марии Минаевой и Станислава Капарулина может стать первым в России бракосочетанием двух осужденных. В ч. 2 ст. 26 ФЗ «Об актах гражданского состояниях» говорится, что совместное заявление о регистрации брака в случае невозможности личного присутствия в органах ЗАГСа одного из брачующихся должно быть нотариально заверено и подано другим. О том, что заявление имеют или не имеют права подавать третьи лица — ничего не сказано, но работники ЗАГСа это почему-то трактуют как запрет, а не дозволение. На этом основании уже было отказано в свадьбе подсудимым по делу об убийстве адвоката Станислава Маркелова и журналистки Анастасии Бабуровой — гражданским супругам Никите Тихонову и Евгении Хасис. После приговора влюбленных, так и не росписав, этапировали в разные колонии. А вот тех, у кого «половинки» остались на свободе, женят довольно часто. Так, в СИЗО №3 Москвы недавно был заключен брак между виновником ДТП, в котором могла погибла актриса Марина Голуб — москвичом Алексеем Русаковым и его девушкой Викторией Клюкиной. В честь праздника молодым даже предоставили короткое свидание.



Партнеры