Спустя год после ньютаунской трагедии следствие не смогло установить причин кровавой бойни в школе

Но портрет убийцы дает представление о мотивах его действий

27 ноября 2013 в 12:14, просмотров: 2873

Это произошло почти год назад. 14 декабря 2012 года в 9.30 утра директриса и психолог начальной школы «Сэнди Хук» в Ньютауне, штат Коннектикут, вместе с ее преподавателями собрались в классной комнате №9, чтобы обсудить размещение первоклассников. 15 первоклашек ожидали их решения в классе №8 и столько же в классе №10. В это же время к запрещенной для парковки зоне подъехал автомобиль «Хонда сивик». В 9.34 раздался звук бьющегося дверного стекла. Молодой парень в очках с ружьем наперевес вторгся в здание школы. Не произнося ни единого слова, он вошел в класс №9 и застрелил директрису Хохспрунг и психолога Мери Шерлах.

Спустя год после ньютаунской трагедии следствие не смогло установить причин кровавой бойни в школе
фото: РИА Новости

Кто-то успел позвонить по телефонному номеру «911» и вызвать полицию. Тем временем, убийца — 20-летний Адам Ланца — вошел в учительскую В 9.36 диспетчер поставил на ноги полицейский наряд. Когда полицейские прибыли в школу, в классе № 8 они обнаружили тела 15 малышей и двух учителей. В классе №10 на полу лежали 5 убитых первоклассников и пытавшаяся их прикрыть врачиха Энн Мэрфи. У северной стены классной комнаты лежала еще одна преподавательница. В 9.40 серийный убийца 20 детей 6-7 лет и 6 преподавателей застрелился в классе №10.

Все было кончено и все только начиналось…

В понедельник, 25 ноября, был, наконец, опубликован официальный доклад об этом ужасном побоище, всколыхнувшим всю Америку. Авторы доклада, щадя чувства родных и близкий погибших попытались написать его в сухом констатирующем стиле в терминологии судебной медицины и полицейского жаргона. Генеральный прокурор штата Стивен Седенски в заключении доклада приходит к такому выводу: «Нет никаких ясных свидетельств того, почему убийца выбрал именно школы «Сэнди Хук» и почему он совершил это преступление».

Я прочел доклад прокурора Седенски, и у меня сложилось совсем иное представление. (Кстати, чем суше стиль доклада, тем больше он бьет по нервам и хватает за душу.) Вот что говорится в нем.

Последние месяцы перед трагедией Адам Ланца агонизировал. Все время он проводил в своей спальной комнате, окна которой были занавешены черными пластиковыми пакетами для мусора. Ланца проводил время за просмотром видеоигр, полных насилия и крови, и за изучением материалов о наиболее массовых убийствах, имевших место в Америке. Он ни с кем не общался и не разговаривал, даже со своей матерью, жившей с ним под одной крышей. Их спальни разделяла стена, но диалог с матерью Ланца вел исключительно по электронной почте.

Ланца не прикасался к еде, если она была расположена на тарелке «не в том порядке». Он ненавидел дни рождения и праздники, запрещал матери ставить рождественскую елку. Действовала ему на нервы и кошка. Пришлось от нее избавиться. Никто, даже мать, не имел права входить в его затемненную комнату. С матерью Ланца встречался только тогда, когда они вместе ходили на стрельбище. Мать собиралась подарить сыну ружье на прошлое Рождество. Но ни она, ни он до него не дожили. Сын пристрелил мать в ее кровати прежде чем отправился на бойню в школу «Сэнди Хук».

Общение с людьми у Ланцы не получалось. Зато он ходил в местную киношку, в лобби которой находилась интерактивная видеоигра «Dance, Dance Revolution». Он повторял до умопомрачения па танцев. Иногда по 10 часов подряд!

За четыре дня до побоища мать приготовила Ланце его любимое блюдо и уехала по своим делам на три дня в Нью-Гэмпшир. Вернулась она вечером 13 декабря. Утром следующего дня Ланца застрелил ее.

В докладе прокуратуры говорится, что остается невыясненным, чем мотивировалось преступление, совершенной Ланцой. Но это, смотря по тому, как читать доклад. По-моему, портрет Ланцы, скупо набранный в докладе, дает ответ на «загадку мотиваций».

В докладе говорится, что у Ланцы рано появились признаки душевной болезни. В 2005 году ему поставили диагноз аутизма в варианте синдрома Аспергера. Но, видите ли, люди с таким синдромом не обязательно становятся массовыми киллерами. Ланцу проверяли психотерапевты, но «ничего такого» не нашли. А вот когда Ланца учился еще в пятом классе, он написал сочинение, герой которого прячет ружья в костыле и убивает людей налево и направо. В 2006 году, когда Ланца учился уже в седьмом классе, преподавательница подняла тревогу в связи с тем, что он «помешан на насилии». И опять: в этом «ничего такого» не нашли.

Мать Ланца, естественно, тоже замечала, что с сыном происходит что-то неладное. Он перестал ездить на велосипеде, лазать по деревьям, забросил игру на саксофоне в школьном оркестре, замкнулся полностью в себе.

Полиция обнаружила в комнате Ланцы два видео. На одном запечатлено самоубийство при помощи пистолета. (Ланца тоже застрелился из пистолета.) На другом — убийство ребенка и сам Ланца с приставленным к виску револьвером.

В комнате убийцы полиция нашла массу информации о насилии с применением огнестрельного оружия, включая газетные вырезки, датируемые 1891 годом, об убийстве детей, совершенном еще в конце XIX века. Ланца пользовался крупноформатными электронными таблицами для создания хроники массовых убийств. Он коллекционировал также материалы о педофилии и о «правах педофилов». Среди видео, найденных в спальне Ланцы, было видео под названием «Стрельба в школе» — версия игры, имеющейся в интернете

Мать Ланцы Нэнси разошлась с мужем Питером Ланцей еще в 2001 году. Она жила с сыном и поскольку была полностью занята им, нигде постоянно не работала. Из доклада не совсем ясно, насколько Нэнси была в курсе нездоровых увлечений ее сына оружием, насилием, смертью. Но факт остается фактом… Она покупала ему оружие и она ходила вместе с ним на стрельбище. Следователи обнаружили выписанный ею чек на покупку пистолета СZ-83 к Рождеству. К чеку было приложена записка: «Передать товар подателю сего чека». В докладе говорится, что «мать никогда не испытывала страха перед сыном, что он может застрелить ее или кого-нибудь еще». (Она, скорее всего, скрывала это, видимо, опасаясь, что сына упекут в психушку. — М.С.)

Отец Ланцы Питер говорил, что сын враждебно относился к нему, отказывался от любых попыток наладить с ним связь. В течение последних двух лет, отец и сын не перемолвились даже словом. В ходе допросов свидетелей многие из них удивлялись тому, что родители Ланцы, особенно мать, «не видели ту тьму, которая обступает их сына со всех сторон». Так, Мишель Гэй, чья дочь Жозефина была среди убитых Ланцой, говорит: «Для такого как он было необходимо лечение. Но проблема состояла в том, что он был изолирован ото всех, кроме матери, а у матери не хватало мужества понять сына и помочь ему». (А как быть с сотнями кинозрителей и служащими кинотеатра, наблюдавшими, как Ланца часами танцует в кино-лобби перед видеоигрой? — М.С.)

В 2012 году от Ланцы сбежал и его старший брат Райан. В то самое время их мать как раз собиралась переехать из Ньютауна или в Вашингтон, или в Северную. Каролину. Она уже подготовила к продаже свой дом и хотела купить дом на колесах, поскольку Адам категорически отказывался жить в гостинице. Оно и понятно, Ланца боялся, что уборщицы могут обнаружить его странную и страшную коллекцию.

Само нападение на школу «Сэнди Хук» Ланца готовил методически. Он изучил топографию школы по аппарату GPS и несколько раз ездил на место преступления. 14 декабря прошлого года этот ангел, вернее, дьявол смерти, явился в «Сэнди Хук» вооруженный до зубов. При нем были винтовка Bushmaster 223 калибра с магазинной коробкой на 30 патронов и другое оружие, включая оружие самоубийства пистолет СZ-83.

Часы показывали 9.34 утра, когда Ланца вломился в школьный вестибюль. После 154 выстрелов за 10 минут все было кончено. Доклад подробно описывает, во что был одет серийный киллер: «На нем была куртка бледно-зеленого цвета поверх черной с короткими рукавами майки стиля «поло». В ушах у него были затычки желтого цвета. Штаны на нем были черного цвета с широкими карманами. Носки и сникерсы тоже были черного цвета. Черного цвета были пояс и перчатки без «пальчиков». На правом бедре болталась пустая портупея».

Встретив такого типа даже «по одежке» его следует немедленно препроводить или в тюрьму, или в сумасшедший дом, пока он «по уму», то есть безумию, не совершил кровавое злодеяние. Но Адам Ланца рос в Ньютауне словно человек-невидимка…

Семья учительницы Виктории Сото, погибшей, прикрывая своим телом первоклашек, после ознакомления с докладом пишет, что в нем нет ответов на один вопрос. Какой именно? «В то время как другие ищут ответа на то, как все это могло произойти, мы ищем ответ на то, как нам жить без Вики? Да, мы прочли доклад. Нет, мы не понимаем, как это произошло. И мы не знаем, поймет ли это кто-нибудь, когда-нибудь. Мы не знаем и дня, прошедшего без боли. Мы не знаем, будет ли после этого что-либо иметь смысл…»

Это вопль отчаяния, неистребимого горя, которое время не в состоянии уврачевать.

Но это вопль, который общество должно услышать. В докладе добросовестно описываются траектории пуль, выпущенных убийцей, подробно излагаются результаты вскрытия тел убийцы и его жертв. Следователи сделали свое дело и умыли свои руки. А общество? Законодатели по-прежнему отказываются запретить продажу и ношение огнестрельного оружия. По-прежнему хромают на обе ноги психиатрическая медицина. А главное — человеческое равнодушие… Ланцу проглядели семья, соседи, школа, больница, полиция, знакомые, просто прохожие, наконец. Твоя хата всегда с краю, пока ее не подожгли. А ведь Адама Ланцу даже «вычислять» не надо было. Весь он был как на ладони».

Жители Ньютауна, потрясенные трагедией, которая обрушилась на них, приняли решение разрушить до основания школу «Сэнди Хук». Решение сие уже приведено в исполнение. Ну и что? Стало ли от этого легче? Вряд ли. Необходимо разрушить до основания здание общества насилия, в котором огнестрельного оружия больше, чем насилия, в котором «торговцы смертью», прикидываясь патриотами, куют прибыль пока горячо.

Газета «Нью-Йорк таймс» удостоила публикацию доклада о трагедии в школе «Сэнди Хук» передовой статьей. В ней говорится: «Скупая информация о мистере (!) Ланце лишь темнейшая сноска к большей трагедии юных детей с учителей, которых он убил в их школьных классах». Нет, это не сноска, даже темнейшая, это основной текст о трагедии и не Ньютауна, а Америки!

Так совпало, что доклад был опубликован в дни 50-летия со дня убийства президента Джона Кеннеди

Слишком много совпадений.

Слишком много «сносок».

Не пора ли тебе, Америка, вынуть из ушей желтые затычки?!

Мэлор СТУРУА, Миннеаполис.



Партнеры