Наркополиция собирается досматривать почту

Новый проект закона «О ФСКН» во время обсуждения в Общественной палате вызвал недоумение многих экспертов

11 декабря 2013 в 20:55, просмотров: 2772

ФСКН решила жить по закону. Десять безбедных лет эта структура существовала по Указу Президента, а тут вдруг написала проект закона «Об органах по контролю за оборотом наркотических средств». И в среду наркологи, правозащитники и прочие специалисты сели в Общественной палате, чтобы его обсудить. Причем, это нечастый случай, когда законопроект обсуждают задолго до его внесения в Госдуму.

Наркополиция собирается досматривать почту
фото: PhotoXPress

Надо сказать, что сейчас к ФСКН надо подходить с опаской. Из нее в последнее время, как кирпичи, вылетают такие заявления, которые не возьмется комментировать ни один взрослый разумный человек. К примеру, последняя новость «от ФСКН» ввела специалистов просто в кататоническое состояние: директор Наркоконтроля Виктор Иванов на голубом глазу отрекся от своей любимой идеи тестирования школьников на наркотики, назвав его показухой и симуляцией.

Оно все так. Но - кто бы говорил! Ведь два года подряд это было аксиомой: мы говорим «тестирование школьников», подразумеваем «Виктор Иванов». И до сих пор на сайте ФСКН можно найти десятки таких ссылок: «По словам В.Иванова, тестирование школьников на наркотики при диспансеризации поможет раннему выявлению наркомании. "Это окажет и профилактическое воздействие. Это и ранняя диагностика. На ранней стадии наркоманию вылечить всегда проще", - сказал В.Иванов...» И вот сейчас он так же бескомпромиссно утверждает противоположное, причем, не снисходя даже до объяснений.

Как говаривала бессмертная Мордюкова: «Мужчины - они такие. То он так, а-то вдруг — ррраз! - и этак!»...

То же самое и со статистикой. То у ФСКН «8 млн наркопотребителей, 90% из которых употребляют афганский героин». То в России «1,5 млн потребителей афганского героина». Набор слов одинаковый, но уж больно широкая вилка, согласитесь.

И вот зачем этим людям закон? Именно это и пытались понять эксперты, пришедшие в среду в Общественную палату.

Проект закона «Об органах по контролю...» не содержит ничего принципиально нового, но если читать его внимательно, то в разных местах всплывают удивительные вещи. И свои комментарии к проекту представили Уполномоченный по правам человека в РФ Владимир Лукин и эксперт Института прав человека Лев Левинсон.

Лукин, например, обратил внимание на то, в обязанности Наркоконтроля будет входить «медицинское освидетельствование», что никак не соответствует их профессиональному статусу. Или вот ФСКН будет разрешено применение спецсредств «для пресечения массовых беспорядков и иных противоправных действий». С какой стати?

А Левинсон указал на то, что полномочия наркополицейских по этому закону будут гораздо шире, чем полномочия полиции. Они будут сами и задерживать, и освидетельствовать, и досматривать багаж и почту и даже «реализовывать иные права, предоставленные органам наркоконтроля». Последняя статья, кстати, озадачила просто всех.

Кроме того, ФСКН собирается оценивать деятельность ребцентров и в принципе курировать реабилитацию, вести «видеобанки и видеотеки лиц, проходящих по делам, связанным с наркотиками» (что особенно весело в виду вступления в силу закона о тестировании) и по своему разумению ограничивать оборот веществ (то есть, бесконечно расширять список запрещенных).

Глава ООД «За права человека» Лев Пономарев лирично вспомнил времена, когда ФСКН только создалась:

- Это было неудачное кадровое решение. Тогда как раз распустили налоговую полицию, и не нашли ничего лучшего, как создать из ее сотрудников наркополицию...

По его словам, изначально надо было создавать элитное подразделение профессионалов, наподобие того, какое есть в США, и заточенное только на пресечение наркотрафика.

- И мы предлагаем вообще переформатировать ФСКН, чтобы она занималась исключительно силовыми операциями. А этот проект только расширяет ее полномочия и увеличивает штат...

Высказал свое мнение и директор Института прав человека Валентин Гефтер.

- Чем больше раздается угроз, тем больше разные структуры требуют средств. Особенно, такие новые, как ФСКН. Это факт, это закон природы... И вот — что ФСКН делает де факто и чего хочет де юре? У них пока есть одно направление: углубить и расширить. В этом законопроекте есть все: от сотрудничества с иностранной разведкой до оценки деятельности НКО....

А дальше он перечислил то, чего там нет, но что должно быть обязательно: надо вывести судебную экспертизу из-под ФСКН, исключить из сферы интересов наркоконтроля ядовитые вещества — она должна сконцентрироваться только на наркотиках, запретить использование в качестве понятых стажеров правоохранительных органов и бомжей.

- Да, - подтвердил Андрей Бабушкин, председатель Комитета «За гражданские права», - а-то смотришь по уголовным делам: один и тот же человек то закупщик, то понятой, то свидетель. Но следователь каждый раз пишет: «С данным человеком не знаком!»...

На то, что ФСКН хочет дублировать функции очень многих ведомств, обратила внимание и член экспертного совета при Президенте РФ Елена Тополева:

- Мы хотим экономить бюджет, пытаемся сохранить материнский капитал, и поэтому боремся с дублированием. Почему эту структура хочет заниматься и миграционной политикой, и медициной? Давайте лучше заставим работать профильные ведомства...

А директор Института наркологического здоровья нации ОП РФ Олег Зыков в очередной раз выразил свои сомнения в целесообразности существования самой структуры ФСКН:

- Она дисгармонична, дисбалансирована, и ее надо ликвидировать, а силовые функции - передать МВД. Можно спорить — лучше МВД, хуже, но пусть лучше под его контролем будет действительно элитная служба...

Представитель ФСКН обещал рассмотреть все замечания, но было видно, что не согласен он ни с одним. Впрочем, это уже третий вариант законопроекта и ничто не мешает шлифовать его дальше.



Партнеры