Как я защищал в суде… пиранью

Зубастая рыба оказалась не столь ужасной, как ее малюют

12 января 2014 в 13:21, просмотров: 4465

Любой преступник, даже серийный киллер, имеет право на адвоката в процессе. Так гласит закон. Дело это трудное и неприятное, но тут ничего не попишешь. Вот и я с огромной неохотой взялся защищать пиранью — самого страшного из водных хищников. Длинной пиранья, приблизительно, в полметра, но люди боятся ее больше акул и китов. Говорят, что сила ее укуса превосходит силу укуса динозавра, если сравнивать их вес — фунт на фунт.

Как я защищал в суде… пиранью
фото: PhotoXPress

Но, погрузившись в материал следствия и биографию пираньи, я понял что она невиновна и пала «оклеветанная молвой», как солнце русской поэзии Пушкин. Нижеследующее — краткое изложение судебного процесса, который я, без хвастовства, блестяще выиграл. Моя подзащитная пиранья была оправдана присяжными.

В чем состояло ее «преступление»? После Рождества, когда поток новостей иссякает, медиа, подобно пираньям, набросились на сообщение о том, что пираньи атаковали купальщиков в одной из аргентинских рек. Поднялся медийный гвалт. «Массивная атака пираний» — сообщила газета «Нью-Йорк пост». «70 купальщиков зверски искусаны!» — неистовствовала «Дейли мейл». Телеканал АВС, повторяя знаменитое сравнение пираний с динозаврами, истошно вопил: «Трагедия рождественского омовения». В действительности же, как мне удалось установить, все свелось к одному откушенному пальцу ноги, причем, неизвестно кем. Но это на сенсацию не тянуло, и СМИ о пальце умолчали. Кстати, напомнил я присяжным, в Соединенных Штатах ежегодно от собачьих укусов лечатся 800 тысяч человек. Вот это сенсация! Да еще в сравнении с одним пальцем.

Выступая с защитительной речью перед 12 присяжными, я сказал:

— Господа присяжные! Вы хорошо знаете, что у страха глаза велики. Даже такой смелый охотник как президент Теодор Рузвельт после сафари в Южной Америке в 1913 году писал о пираньях как о «самых хищных рыбах в мире». Теодор Рузвельт не побоялся расчленить «Стандарт ойл» Рокфеллеров, а пираньи испугала.

— Моя подзащитная пиранья является жертвой медийного сенсационализма и голливудских фильмов-ужасов, в которых стаи пираний атакуют человека, и от него остается лишь обглоданный скелет. Этот трюк был использован и в одном из фильмов о Джеймсе Бонде, агенте 007 с правом на убийство. Злодеи пытаются столкнуть Бонда в бассейн, кишащий пираньями. Но пресса и кино исказили образ пираньи, оклеветали ее по методу Дона Базилио из «Севильского цирюльника».

— Разрешите представить вам первого свидетеля защиты мистера Ричарда Конниффа. автора книги-бестселлера «Искатели особей: герои, глупцы и безумное преследование жизни на Земле».

Вот краткое изложение его выступления:

— Господа присяжные! Все обвинения в адрес, якобы, свирепых и лютых пираний сплошная мифология. Я знаю об этом по собственному опыту. Однажды я залез в цистерну, кишащую краснобрюхими пираньями. Было это в далласком Всемирном аквариуме. Как только я погрузился в воду, испуганные пираньи позорно уступили мне поле боя и сгрудились в одном из углов цистерны. Причем учтите, все они были очень голодными. Поскольку я проводил опыт, мы их заставили голодать.

— И это не единственный пример. Как-то в Перувнанской Амазонке я стоял по пояс в реке Рио-Напо и ловил, и отпускал проплывающих мимо пираний голыми руками. В топьях Венесуэллы я ходил с каркасом цыпленка, раздражая им пирань. Ну и что? Когда я вытащил птицу из воды в ней оставалось столько мяса, что вполне можно было бы накормить семью из четырех человек. Мой опыт с пираньями я обобщил в книге «Правая вместе с пираньями в момент принятия ими пищи». В ней я доказываю, что пираньи совсем не нахрапистые кровожадные потрошители. Они атакуют лишь в двух случаях: если к ним в воду свалится выпавший из гнезда птенец и если набредут на требуху рыбы, выброшенную рыбаками. Так что вы можете плавать среди пираний, ничего не опасаясь!

После мистера Конниффа я вызвал моего второго свидетеля и эксперта защиты биолога-ихтиолога Суринамского университета Йана Х. Мола. Он рассказал присяжным о том, как «сидя в каноэ, ловил пираний руками в реке, где он обычно купается. А это самые опасные края Суринама, и пираньи были особенно зубастыми».

— Господа присяжные! — сказал мой биолог-ихтиолог, — я автор специального исследования об укусах пираний, проиллюстрированного цветными фотографиями, но я в течение 20 лет изучал поведение пираний в реках Южной Америки и ни разу не был укушен ими. Страсти-мордасти о пираньях сильно преувеличены, поверьте мне.

За мистером Молом последовал еще один свидетель защиты бразильский ученый с русским именем — мистер Иван Сазима, автор исследования под насмешливым названием «Копание в человеческих трупах, как источниках баек о пираньях, пожирающих их». В этом исследовании говорится о том, что пираньи атакуют человека лишь в том случае, когда он уже труп. Иван сказал, что сам он и его коллеги-специалисты по пираньям могут насчитать за последнее полстолетия не более десятка укусов пираньями живого человека. И все они имели место в воде, разогретой до 100 градусов по Фаренгейту во время сезона случки пираний.

Здесь я подключил моего четвертого свидетеля — эксперта и тоже биолога-ихтиолога Луизианского университета Прозанта Чакрабарти. Он сказал, что когда человек вступает на территорию размножения пираний, то последние иногда нападают на него. Но это нападение не имеет ничего общего с нападением кинематографических стай пираний, после которого остается лишь скелет homo sapiens.

— Господа присяжные! — говорил Чакрабарта. — Эти нападения не имеют ничего общего с классическими описаниями в газете «Дейли мейл» или с кадрами из фильмов-ужасов, где человека обгладывают рыбы с зубами-бритвами. Убедитесь сами.

С этими словами мой свидетель показал изумленным присяжным ведро с водой, вынул из него пиранью, раскрыл ей рот и сунул в него указательный палец своей левой руки. Подержав его с полминуты в пасти этого миниатюрного «динозавра», он вынул палец и продемонстрировал его всем 12 присяжным. Палец был абсолютно целехоньким.

Лучшее один раз увидеть, чем сто раз услышать. Присяжные были потрясены. Вердикт 12 не разгневанных, а просвещенных мужчин, гласил — «Не виновна».

Итак, мою подзащитную пиранью, обвинявшуюся в том, что она сразу после Рождества покусала купальщиков в Розарио (Аргентина), оправдали. Я сообщил ей об оправдательном вердикте и собственноручно выпустил ее из тюремного ведра в свободные воды. В знак благодарности пиранья прикоснулась к моей руке и сделала своей пастью нечто похожее на поцелуй.

Хотя все было о’кэй, и никакой боли я не почувствовал, я тем не менее машинально сосчитал пальцы моих рук. Их было десять. Такова уж человеческая натура. Старые предрассудки не так-то легко испаряются.

P.S. Все изложенное выше, что касается содержания, абсолютно соответствует действительности — и имена ученых, и их книги и исследования, и цитаты из них, вложенные мной в уста «свидетелей» и «экспертов». Отсебятина — исключительно форма изложения, как говорится, для оживляжа.

Оказывается, не только людям приходится доказывать, что они не верблюды, но и пираньям — что они не динозавры и не акулы. Как и в нашем случае с верблюдом, это самое трудное. Молва убивает. Злые языки опасней пистолетов, как говаривал поэт. Добавлю, — и «Калашниковых».



Партнеры